Коронавирус COVID-19: что надо знать

01:07Бурматов рассказал, как коронавирус повлияет на экологию

00:40Приезжающим в Татарстан больше не нужно самоизолироваться

вчераВласти Москвы сообщили об активизации работы аэропортов

Пандемия добавила здоровья рублю

Итоги недели с Юрием Скидановым

Такого не было в российской экономической истории: среднемесячные котировки эталонной нефти Brent упали с 57 долларов в январе до 20 долларов в апреле, почти в три раза. А рубль за это же время подешевел к доллару всего в 1,2 раза, с 63 до 74 целковых за единицу американской валюты, опровергнув тем самым прогнозы многих аналитиков, предрекавших падение курса до уровня 95-100 рублей за доллар. Бесспорно, основания для таких невесёлых выводов были, и не исключено, что сегодня на информационных табло обменных пунктов стояли бы трёхзначные цифры, если бы не два важнейших обстоятельства. Первое — США планируют эмитировать (напечатать) с целью поддержать свою экономику около восьми триллионов долларов, что автоматически приведёт к снижению его котировок. И второе — Центробанк, наконец, изменил свою политику, вернувшись к поддержке и контролю валютного курса рубля, от которого было решено отказаться после кризиса 2014 года.

Произошло это, очевидно, под давлением пандемии, вернее, её последствий в экономике, конкретно проявившихся в небывалой атаке мировых валютных спекулянтов на отечественную валюту в марте, когда курс падал до 84-85 рублей за доллар при стоимости нефти 35-37 долларов за баррель, а объём торгов на Московской бирже (МБ) достиг беспрецедентного уровня почти в 100 триллионов рублей, максимального за всю историю биржи, что равно без малого годовому внутреннему валовому продукту России!

Перспективы был невесёлые, и при таком курсе грозили обрушить большую часть импорта, без которого пока, увы, отечественная экономика и потребительский рынок обойтись не могут. Тем более в условиях, когда значительная часть предприятий переведена в режим ожидания лучших времён. Этого не произошло. Центробанк начал проводить валютные интервенции, блокируя спекулятивные комбинации и поддерживая устойчивость рубля и ценовые параметры импорта.

Только 23 апреля регулятор продал валюты на 300 миллионов, днём позже — на 270 миллионов долларов. А всего за последнее время, поддерживая приемлемый курс, Центробанк потратил около четырёх миллиардов из 28 миллиардов долларов, аккумулированных в Фонде национального благосостояния. В итоге котировки рубля колеблются вокруг отметки 74, в то время как нефть упала с 28 до 20 долларов за баррель за последнюю неделю.

Стоит ли овчинка выделки? Бесспорно. Вместе с другими правительственными мерами, направленными на поддержку базовых отраслей экономики, регулятор формирует неплохие условия для вывода страны из постпандемического кризиса. Не менее важно, что под давлением исключительных обстоятельств Центробанк, наконец, меняет приоритеты: чисто фискально-финансовые цели, призванные формально сдерживать инфляцию, уступают место комплексной поддержке реального сектора экономики.

Однако ФНБ c его высокой ликвидностью хорош, чтобы оперативно сглаживать валютные ухабы и провалы. При таких объёмах и темпах интервенций его надолго не хватит, да и уставные задачи у «национальной заначки» всё же несколько другие. Потому стоит ждать от Центробанка других, менее затратных действий, чтобы поддерживать здоровье рубля. Например, ввести налог на валютные спекуляции, так называемый налог Тобина (по фамилии американского экономиста, лауреата Нобелевской премии), который широко использовали, в частности, в Германии начиная с кризиса 2008 года. Этот налог в размере всего в 0,01 процента от суммы транзакций фактически никак не скажется на приобретение валюты гражданами, но сделает невыгодными спекулятивные операции, подрывающие курс рубля, пополнив к тому же государственную казну. К примеру, по итогам мартовских торгов «налог Тобина» мог бы принести дополнительно 100 миллиардов весьма нелишних рублей в федеральный бюджет.

Есть и многие другие, опробованные западными рыночными системами меры, которые позволяют держать финансовый рынок в устойчивом состоянии, одновременно сохраняя эффективный валютный паритет рубля. Так что надо надеяться, что валютные интервенции — лишь первый шаг в комплексной и долговременной стратегии Центробанка, разворачивающего финансово-кредитную систему лицом к реальному сектору экономики.

Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 2578

28.04.2020 13:00

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях