На нефтяном рынке воцарился хаос

Закончилось действие соглашения по сдерживанию добычи — теперь каждый за себя

Саудовской Аравии удалась её первоапрельская шутка. С этого дня закончилось действие соглашения по ограничению добычи жидкого топлива, известного миру как сделка ОПЕК+. Кроме стран Организации экспортёров нефти (ОПЕК), в ней участвовали Россия, Азербайджан, Казахстан, Малайзия, Мексика и некоторые другие государства.

Мы предлагали продление срока действия только что закончившегося соглашения. Саудовская Аравия и её компаньоны хотели ещё больше подкрутить гайки, сократив добычу ещё на полтора миллиона баррелей в сутки. Для нас это было бы уже ощутимым, так как доходы от нефти пока составляют значительную часть поступлений в бюджет России.

Впрочем, есть и другие соображения против резкого сокращения добычи. Страны ОПЕК вместе с плюсом — это всего лишь 40 процентов мировой добычи нефти и 50 процентов её экспорта. Эти страны оказывают большое влияние на мировые цены, но влияние не окончательное. Есть ещё половина мирового экспорта нефти, которая никем не контролируется. И решающую роль среди бесконтрольных играют Соединённые Штаты. Благодаря сланцевой нефти они вышли на первое место в мире как по добыче, так и по экспорту. Остановить американцев было, судя по всему, одной из наших задач, когда мы отказались от слишком резкого сокращения добычи.

Сланцевая нефть перестаёт быть рентабельной при цене в 40-45 долларов за баррель. Обратите внимание, что российский бюджет на текущий год рассчитан именно исходя из такой цены. Сланцевые компании при цене ниже 40 долларов разоряются. И уходят с рынка. Что и требовалось доказать. Именно так сейчас и происходит.

Страны ОПЕК вместе с плюсом — это всего лишь 40 процентов мировой добычи нефти и 50 процентов её экспорта. Эти страны оказывают большое влияние на мировые цены, но влияние не окончательное

Однако цена ухода американских сланцевых компаний получается дороговатой. Российская нефть марки Urals торгуется уже всего по 13 долларов за баррель. В итоге наш бюджет недополучает слишком много. Пока у нас есть «жировая подушка» из государственных накоплений. Но очень надолго их не хватит. Что нам остаётся? Остаётся реально слезать с нефтяной иглы. Кстати, в последнее время мы делать это наконец начали. Нефтяные доходы занимают уже меньшую долю нашего бюджета.

Кстати, Саудовская Аравия, устроившая демпинговые цены в ответ на наше нежелание слишком резко сокращать добычу, страдает ещё больше. Её бюджет может быть сбалансированным только при цене сырой нефти в 83,6 доллара за баррель. При нынешних 25 долларах страна живёт с чудовищным дефицитом. Очень дешёвые американские займы позволяют ей держаться на плаву. Но бесконечно продолжаться это не может. Государственный долг саудовцев стремительно растёт.

Остаётся ждать и смотреть, кто кого переупрямит. Мы саудовцев или они нас. Поговаривают, правда, что начались полуподпольные переговоры, причём не только между нами и Саудовской Аравией, но и при участии Соединённых Штатов. Неужели и лягушку прохватила простуда?

Сланцы американцы, конечно, вернут едва ли, что очень хорошо для американской природы, и должно вызвать ликование её защитников. Добыча сланцевой нефти разрушает природу со страшной силой. Но ведь, как говорил Карл Маркс, нет того преступления, на которое не пойдёт капитал ради скольких-то там процентов прибыли.

Автор: Юрий Субботин

Ещё материалы: Юрий Субботин

Просмотров 2621

01.04.2020 18:44