Когда заработают законы о майнинге и оборотных штрафах

Заместитель председателя IT-комитета Госдумы Антон Горелкин рассказал, почему обе инициативы до сих пор не добрались даже до первого чтения

03.11.2023 00:00

Автор: Николай Козин

Когда заработают законы о майнинге и оборотных штрафах
Антон Горелкин. © пресс-служба Госдумы

Два резонансных законопроекта — о майнинге и о крупных штрафах для компаний за утечку персональных данных пользователей — пока еще на стадии обсуждения и проработок. О том, что происходит с обеими инициативами, а также о том, почему медлить больше нельзя и в IT-сфере нужно прямо сейчас наводить порядок, «Парламентской газете» рассказал заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информатизации и связи Антон Горелкин.

Криптовалюта против колониального мышления

— Антон Вадимович, на каком этапе сейчас находится работа над законопроектом о майнинге?

— Законопроект, который мы с коллегами внесли почти год назад, до сих пор не готов к рассмотрению в первом чтении. Есть межведомственные противоречия, и наши основные акторы пока не пришли к общему мнению. Мое глубокое убеждение — закон нужен потому, что есть рынок. Он уже сложился. Но при этом находится фактически в серой зоне. Государство теряет налоговые поступления, которые могли бы быть очень существенными. При этом опасения регулятора в том, что криптовалюты заменят рубль, на мой взгляд, перегреты. Нужно просто грамотно использовать конъюнктуру. У государства, к примеру, есть дешевое электричество. Даже наблюдается его переизбыток. Так почему бы продавать его не в чистом виде, а «обернутым» в криптовалюту? Также у нас есть все природные условия для промышленного майнинга. У нас холодный климат, можно эффективно охлаждать необходимое оборудование даже без каких-то специальных технологий, просто используя естественные климатические условия. Но самое главное, повторюсь: даже без каких-либо особых условий у нас этот рынок, рынок майнинга, уже вырос до мировых масштабов. Его объем исчисляется сотнями миллиардов рублей, причем они проходят вне налогового контроля. На этом фоне мы предлагаем разумный компромисс, который позволил бы легализовать промышленный майнинг и при этом не допустить рисков, о которых говорит Центробанк. Но пока что движения нет.

— Насколько вообще криптовалюта сегодня популярна в России? По заявлениям некоторых экспертов, ажиотаж вокруг нее резко вырос на фоне введения против страны западных санкций.

— Мне известны случаи, кода российские IT-компании переходили на расчет со своими зарубежными контрагентами в криптовалюте. Это прямое следствие санкций, введенных против России. Потому что у нас, как вы знаете, не работают никакие платежные системы, а за рубежом не принимаются российские карты. Многие геймеры заводят зарубежные виртуальные карты, которые тоже можно пополнить только одним способом — через криптовалюту. Конечно, сегодня США пытаются наложить свою лапу и на этот сектор. Недавно из России была вынуждена уйти самая популярная криптобиржа Binance. Хотя ее представители этого делать очень не хотели. И, к слову, сразу после ухода на ее месте возникла новая площадка, которая находится в юрисдикции Сейшельских Островов. Поэтому да, криптовалюта позволяет обходить санкции. Более того, поскольку сами санкции являются пережитком колониального мировоззрения западных стран, она еще и позволяет эффективно противостоять принципам неоколониализма.

При этом важно отметить, что внутри страны криптовалюты как средства платежа не используются. Есть два основных направления: инвестиции или трансграничные платежи. Кроме того, к сожалению, криптовалюты используются и в преступных целях. Но процент таких операций несопоставим. И, к слову, когда об этом напоминают регуляторы, я всегда возражаю: ведь в мошеннических схемах используются и рубли, и доллары, и юани, и множество других видов валют. Но их же от этого никто не предлагает отменить или запретить. Так почему мы должны так поступать с криптовалютами?

«Арктические танки», или Как олени Родину защищали

«Вопрос со штрафами за утечки не просто назрел, а уже перезрел»

— Как обстоят дела с законопроектом о штрафах, в том числе оборотных, за утечку персональных данных? С чем связано затишье вокруг этой темы?

— Это еще один важный и нужный законопроект, который нам крайне необходим: сама проблема не просто назревшая, а уже перезревшая. Но бизнесу сегодня выгоднее раз за разом платить микроскопические штрафы, чем реально заниматься защитой своих клиентов. Бизнес воспринимает персональные данные как кормовую базу. И это отношение спровоцировано именно размером штрафов. Когда законопроект одобрят к первому чтению, я, к сожалению, не могу даже прогнозировать. Это случится, когда основные акторы преодолеют лоббизм и межведомственные противоречия.

— Рассматривается ли возмещение ущерба от утечек для конечных пользователей, то есть обычных людей? Как этот механизм будет работать в случае его принятия?

— В сентябре стало известно, что правительственная комиссия поддержала идею о выплате пострадавшим от утечки данных. Планируется, что добровольная выплата будет рассматриваться для компании как обстоятельство, смягчающее административную ответственность. Но на мой взгляд, такая компенсация должна производиться вне зависимости от того, уплатила компания штраф или нет, и сколько он в итоге составил. При этом она может включать как фактически понесенные потребителем расходы, например, на покупку новой сим-карты взамен скомпрометированной, так и моральный вред. Его размер в каждом отдельно взятом случае должен оцениваться индивидуально, но имеет смысл подумать также и об установлении какой-то планки.

Еще, на мой взгляд, необходимо проработать вопрос об ограничении количества организаций, которые имеют право хранить у себя массивы персональных данных. Существует проблема избыточного сбора информации о гражданах, которая к тому же усугубляется желанием некоторых компаний хранить ее практически бессрочно. Таким компаниям Роскомнадзор, конечно, должен бить по рукам. Нужно двигаться к модели, когда такие большие массивы информации будет позволено хранить только очень узкому кругу сертифицированных организаций, тех, кто реально способен их защитить. А всем остальным дать возможность к этим компаниям при необходимости обращаться и делать запросы. Такая система у нас, к слову, выстроена с биометрическими данными: есть одна организация, а все остальные пользуются предоставленными ей образцами, которые невозможно украсть.

— Насколько остро сейчас стоит в России проблема утечек персональных данных из государственных компаний?

— Недавно был скандал: в Telegram появился очередной бот для пробива информации. Я был одним из тех, кто старался максимально быстро его заблокировать, обращался в Роскомнадзор. При этом его авторы заявили, что располагают данными не только известных утечек, но и, например, ФНС. Но все же есть мнение, что это уловка и на самом деле за данные государственных компаний выдаются данные коммерческих организаций. Что же касается ответственности, то ее в случае реальных, а не мнимых утечек должны нести первые лица компаний, где они произошли, это, в частности, четко прописано в указе президента от 1 мая 2022 года.

Читайте также:

• Антон Ткачев: Из-за санкций россияне активно используют криптовалюту

Правда за нами