Что делать с мусором — сжигать или перерабатывать?

Концепция «мусорной реформы» предполагает развитие в стране системы глубокой переработки отходов, однако строить стали печи

Что делать с мусором — сжигать или перерабатывать?

Фото: РИА Новости / Михаил Мокрушин

Согласно экспертным оценкам Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека, в России насчитывается около 15 тысяч официальных свалок, которые занимают общую площадь, равную четырём миллионам гектаров, что сопоставимо с территорией Швейцарии и Нидерландов. При этом ежегодно мы засыпаем мусором примерно два Люксембурга (полмиллиона гектаров): под растущие объёмы твёрдых коммунальных отходов (ТКО) требуются новые земли.

Страна много лет копила отходы производства и потребления, и с каждым годом ситуация только усугубляется. По некоторым оценкам объёмы «накоплений» достигают 100 миллиардов тонн.

400килограммовмусора ежегодно «производит» один россиянин.

«Такими темпами мы через пять-десять лет окажемся на огромной куче мусора, если ничего не предпринимать, — предрекает член думского Комитета по природопользованию и земельным отношениям Алексей Воевода. — На Западе мусор успешно перерабатывают, и нам следует перенять этот опыт».

Вместе с тем сегодня в России практически нет предприятий, которые бы занимались переработкой мусора. На всю страну приходится всего 243 мусороперерабатывающих завода, 50 мусоросортировочных комплексов и 10 мусоросжигательных заводов. При этом поступает на них лишь 10 процентов всех твёрдых коммунальных отходов, остальное зарывается в землю. Тем самым безвозвратно пропадают тонны ценных видов сырья и материалов, таких как бумага, стекло, металлы, пластик и прочее. По экспертным оценкам, на эти компоненты приходится более 40 процентов ТКО, то есть около 15 миллионов тонн ежегодно.

Неслучайно именно этим заводам и комплексам отведена главная роль в «мусорной реформе», согласно которой с 2019 года твёрдые коммунальные отходы должны больше перерабатывать, а не просто вывозить на полигоны. Однако строить начали мусоросжигательные заводы, где отходы без всяких изысков просто превращают в золу и шлак.

Строительство четырёх таких предприятий в Московской области и одного в Татарстане предусмотрено в рамках приоритетного проекта «Чистая страна». До 2025 года на него планируется потратить 243,4 миллиарда рублей. Предполагается, что заводы будут перерабатывать (сжигать) 2,95 миллиона тонн мусора и вырабатывать 335 МВт электроэнергии. Первый завод в Московском регионе должен заработать в 2021 году.

Жители против заводов

Однако в планы строителей неожиданно вмешались жители посёлков, возле которых планировалось возведение мусорной печи. Большинство участников публичных слушаний 10 ноября высказались против строительства в Воскресенском районе (Московская область) мусоросжигательной теплоэлектростанции (ТЭС). Местные жители, заручившись данными независимых исследований, раскритиковали проект, сославшись на то, что разработчики не провели даже обязательных расчётов рисков здоровью населения из-за вредных веществ, образующихся в процессе мусоросжигания.

«Проект до конца не проработан, — поддержала жителей района председатель Комиссии Общественной палаты по экологии и охране окружающей среды Альбина Дударева. — Люди, к сожалению, уже не верят, что новые технологии могут обеспечить экологическую безопасность».

Между тем технология, которую планируется использовать, не такая уж и новая: она давно применяется в Москве на мусоросжигательном заводе №3 и показала свою экономическую нецелесообразность при достаточной экологичности.

«Прежде чем сжигать, мы должны сначала максимально переработать мусор во вторичные ресурсы: материальные или энергетические, — пояснила эксперт. — Для этого на заводе должны быть установлены мощные сортировочные линии. Но ничего этого в проекте нет».

Во всём мире из сырья, которое осталось после того, как из мусора были извлечены полезные фракции, вовлекающиеся в повторный оборот, тоже делают что-то нужное. К примеру, энергетический ресурс в виде подготовленной смеси, обладающей горючими свойствами. За рубежом она называется RDF-топливо. Его можно использовать как в котельной, так и в цементном производстве. И только «неутильный» остаток направляется либо в печь, либо на захоронение.

Виды утилизации:1. Сжигание. В результате такого метода, мы получаем тепловую энергию, которую можно потратить на электро- и теплоснабжение.

2. Повторное использование. В результате можно получить: корм для животных, материалы для настилов и асфальта, нефть, источники питания, лаки и краску.

«Если бы в нашем случае на конце был продукт, который необходим стране или региону, тогда можно было бы согласиться с проектом, — допускает Альбина Дударева. — Но предлагается просто всё сжигать и трансформировать в энергию. Однако в Московском регионе её избыток, дополнительные объёмы электричества и тепла просто не нужны».

Глава Минприроды Сергей Донской признал, что на заводах не планируется сортировка мусора, дабы сделать их строительство дешевле. Ожидается, что отходы на них будут поступать с сортировочных площадок, которые появятся в Подмосковье к 2020 году.

По мнению Алексея Воеводы, экономия в данном случае не уместна. «Да, дорого, но экология — это долгосрочная перспектива. Граждане поймут, если им доступно объяснить, почему нужно строить дороже. К тому же когда будет полный цикл переработки мусора, утилизация уже не будет такой вредной, и это также успокоит жителей ближайших к заводу населённых пунктов».

Сортировке мешает лицензия

Подмосковные власти должны услышать граждан и либо переработать проект, либо отказаться от него, считает глава Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов.

«Если власти не смогли доказать на публичных слушаниях экологическую безопасность предлагаемых проектов, то надо найти другие проекты и другие технологии. Игнорировать позицию граждан нельзя!» — убеждён он.

Политик также рассказал, что в думском Комитете по экологии подготовили поправки, которые устраняют серьёзное препятствие для раздельного сбора мусора. «Сегодня у нас, как ни странно, этот вид деятельности находится вне закона, — отметил депутат. — В законодательстве не разведены понятия «сбор мусора» и «накопление». Чтобы поставить контейнеры по раздельному сбору возле жилого дома, магазина, на предприятии, необходимо получить специальную лицензию. Но этим никто не хочет заниматься. Даже те торговые сети, которые в своих филиалах по всему миру устанавливают разноцветные контейнеры, в нашей стране не делают этого, чтобы не проходить дополнительное лицензирование».

Прежде чем сжигать, мы должны сначала максимально переработать мусор во вторичные ресурсы: материальные или энергетические.

Суть поправки заключается в том, что накопление мусора становится нелицензируемым видом деятельности, таким образом, и муниципалитеты, и торговые сети, и граждане смогут без проблем заниматься раздельным сбором отходов.

«Этого, конечно, недостаточно, — отметил Владимир Бурматов. — Должны последовать и иные меры по стимулированию бизнеса и граждан к раздельному сбору отходов».

Решение этой проблемы даст импульс для развития мусороперерабатывающих производств. Потому что сегодня, действительно, проще сжечь перемешанную кучу отходов, чем выискивать в ней полезные фракции.

Стоит отметить, что в Евросоюзе активное увлечение некоторыми странами мусоропереработкой и получением энергии из сжигаемых отходов привело к тому, что Брюссель вынужден был одёргивать особо рьяных. Летом этого года Еврокомиссия опубликовала сообщение, в котором отмечалось неравномерное распределение мусоросжигательных мощностей в шести странах ЕС. В Германии, Франции, Нидерландах, Швеции, Италии и Великобритании сосредоточено около 75 процентов всех мусоросжигательных заводов. Тогда как южные и восточные регионы ЕС практически не сжигают отходы, полагаясь на их захоронение. В Швеции даже отмечают дефицит мусора и готовы импортировать его из других стран, чтобы поддержать свою энергетическую систему. Авторы сообщения рекомендовали правительствам стран-членов Евросоюза не строить новых мусоросжигательных заводов и, по возможности, закрывать старые.

Безусловно, проблема дефицита мусора России не грозит как минимум в ближайшие 10-20 лет. Но уже сегодня необходимо предусмотреть, чтобы не допустить подобного дисбаланса и у нас.


А как у них: из мусора делают острова и рубашки

В Швеции сортировать и перерабатывать бытовые отходы начали ещё в конце XX века. Непригодный к повторному использованию мусор сжигается, а полученные в результате этого тепло и электроэнергия поступают в города и посёлки. На свалку отправляется не более семи процентов бытового мусора. При этом в Европейском союзе доля неперерабатываемых отходов в среднем составляет около 45 процентов, в России — 85 процентов.

Собственного мусора шведам уже не хватает, и они готовы импортировать его из других стран Европы. Швеция планирует перерабатывать и утилизировать до 800 000 тонн привозных отходов в год.

В Японии разработали технологии переработки практически всего мусора во что-нибудь полезное и условно делят все отходы на три больших типа: «сжигаемые», «несжигаемые» и «перерабатываемые». Требования по «домашней» сортировке отходов у японцев самые жёсткие в мире: в некоторых префектурах бытовой мусор следует разделять на более чем 30 категорий (по размеру, составу и плотности материалов).

Переработанный мусор японцы используют максимально эффективно. Например, в заливе, расположенном на юге города Кобе, из спрессованных отходов насыпан искусственный остров площадью 436 гектаров под названием Порт Айленд. Из переработанных пластиковых бутылок изготавливают спортивную одежду, канцелярские товары, офисную мебель, школьную форму и многое другое. Также японцы перерабатывают и разные виды стекла, глины и фарфора, получая из них плитку, использующуюся для мощения улиц, и панели, использующиеся для облицовки стен.

В Германии за сбор и переработку мусора отвечает отдельная промышленная отрасль. По всей стране созданы специальные пункты по переработке мусора. Законом строго регламентированы требования к мусорным площадкам, сортировке и транспортировке отходов, а за соблюдением этих норм строго следит особая «мусорная» полиция.

В Германии давно не строят домов с мусоропроводами, поскольку, по мнению немцев, они являются препятствием для правильной утилизации мусора и источником экологических проблем.

Немецкий энергетический концерн EON имеет девять мусоросжигательных заводов и является одним из крупнейших европейских операторов в этом бизнесе.

В Финляндии  метод полигонного хранения мусора под строгим запретом. Вместо него практикуется переработка и сжигание. К примеру, завод по механико-биологической переработке отходов в городе Карева позволяет переработать 300 000 тонн мусора в год (это ежегодная норма среднего мусорного полигона в Московской области). Завод перерабатывает практически весь мусор без остатка и выпускает собственную продукцию — твёрдое топливо (RDF-топливо), которое прекрасно подходит для работы котельных и других предприятий.

В новых районах Хельсинки раздельно собранные отходы от каждого дома поступают по специальным вакуумным трубопроводам. Во дворах установлены специальные аппараты по приёму того или иного вида отходов. Доступ к такому аппарату каждый житель района получает через персональную чип-карту. Под каждый вид отходов установлены свои пресс-компакторы (вакуумные установки), которые отправляют мусор в ёмкость, расположенную на расстоянии около двух километров от жилой застройки. В зависимости от типа мусора отсортированные отходы направляются на мусоросжигательный завод или на переработку. Подобные системы начали появляться и в России, но пока только в качестве экспериментальных моделей. Например, на новых построенных объектах в Москве — в парке Зарядье и на ВТБ-Арена Парк.

Просмотров 8420

17.11.2017 00:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях