Федеральный бюджет посчитают по весне

Определён итоговый вариант главного финансового документа

Федеральный бюджет посчитают по весне   ФОТО: Юрий Инякин

Последние два месяца Федеральное Собрание провело под знаком бюджета: общий кризис экономики повысил цену ответственности парламентской работы над государственными доходами и расходами. Каков же итог этой работы? Об этом шла речь в пресс-центре нашей газеты в рамках авторского проекта Юрия Урсова «Третья сторона медали».

Доходы будут гарантированно

Из каких источников намечено получить дополнительные поступления в бюджет, которые компенсировали бы доходы, выпадающие по причине низких цен на нефть? Вариантов здесь немного, но с учётом непростой социальной ситуации основные платежи пойдут по четырём направлениям. Во-первых, будет расширена налогооблагаемая база, изменены размеры налогов на предприятия топливно-сырьевого сектора, введены новые акцизы, не затрагивающие, впрочем, общественно чувствительные товары; около триллиона рублей будет получено от приватизации госсобственности, включая 19,5 процента акций Роснефти; намечено также пустить на покрытие дефицита бюджета средства Резервного фонда в размере примерно 700 миллиардов рублей, а также занять деньги за рубежом и внутри страны, доведя общую сумму госдолга до 12 с лишним триллионов рублей, и, наконец, повысить так называемый уровень администрирования, улучшив собираемость налогов и платежей в госказну. 

Айрат Фаррахов, член Комитета Госдумы по бюджету и налогам, считает, что изменения в налоговом законодательстве в целом способы обеспечить дополнительные доходы. Они разработаны с учётом необходимости максимально смягчить финансовые потери населения.

Дефицит бюджета в 2017 году не удалось снизить до уровня менее 3 процентов, несмотря на то что такую задачу поставил президент Владимир Путин.

И в перспективе их реализация может снять практически все бюджетные проблемы: к примеру, сумма недоимок всех видов – от налоговых до таможенных – составляет по разным оценкам от 6 до 8 триллионов рублей. Это притом, что дефицит бюджета в 2017 году не удалось снизить до уровня менее 3 процентов, несмотря на то что такую задачу поставил президент Владимир Путин. Главное же достоинство федерального бюджета, по мнению депутата, трудно измерить цифрами: стабильность в плановых показателях на протяжении трёх лет, неизменность налоговой системы и предсказуемость действий государства, которые заложены в, так сказать, идеологию этого закона, будут гарантированно подвигать малый и средний бизнес развиваться по нарастающей.

Но Михаил Емельянов, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, не столь оптимистичен. Он усматривает серьёзную проблему в том, что Минфин намерен к 2019 году увеличить до опасной черты, практически до суммы годовых расходов страны, заимствования на внутреннем и внешнем финансовых рынках. При этом расходы на обслуживание госдолга таких размеров превысят, подчёркивает Михаил Емельянов, ассигнования по некоторым социальным статьям федерального бюджета. Тревога депутата обоснованна: в истории нашей страны свежи примеры, когда сиюминутные проблемы решали за счёт будущих поколений, а три года – не такой большой срок, не успеешь оглянуться – и надо будет решать, из каких средств выплачивать проценты кредиторам.

Между тем и Михаил Емельянов, и многие его коллеги предлагали найти альтернативные источники доходов, не сопряжённые с долговыми рисками, в частности, скорректировать налоговое законодательство. Пока их инициатива не воспринята, хотя реакция есть: в Правительстве заговорили о возможности ввести новшества в Налоговый кодекс, но не раньше 2018-го, выборного года.

И Михаил Емельянов, и Айрат Фаррахов, несмотря на разницу позиций по некоторым частным вопросам, были едины в том, что доходная часть бюджета сформирована реалистично и, несомненно, будет исполнена, учитывая возросший профессионализм фискальных служб.

Денег всегда не хватает на всех

А вот в характеристиках расходных частей такого единодушия не было. Напомним, что главная цель бюджета, как неоднократно подчёркивали политические руководители страны, состоит в том, чтобы максимально сохранить действующие социальные стандарты и уровень жизни большинства наших сограждан, попавших под удары кризиса. Удалось ли это сделать? Михаил Емельянов называет цифры, согласно которым вложения в социальную сферу из федеральной части бюджета ощутимо сокращаются сравнительно с прошлыми годами: на четверть секвестировали госпрограмму «Развитие здравоохранения», 30 процентов потеряла программа «Содействие занятости населения»… Однако с такими характеристиками не согласен Айрат Фаррахов: если считать социальные затраты по бюджетам всех уровней, то, к примеру, основные затраты по здравоохранению приходятся на регионы, и в итоге население получит гораздо больше медицинских услуг, в том числе и за счёт Фонда обязательного медицинского страхования. При этом удалось избежать повышения на 0,8 процента взносов в этот внебюджетный фонд, что не сказалось на объёме и номенклатуре плановых бесплатных медицинских услуг. 

Хуже ситуация с межбюджетными отношениями: регионы получат меньше доходов и государственных кредитов. При этом один процент налога на прибыль будет дополнительно централизован. Вроде бы общая сумма небольшая, по стране 120 миллиардов рублей, но для многих субъектов федерации такое изъятие ресурсов весьма болезненно: ведь деньги были учтены и запланированы на социальные расходы. Татарстан недосчитается примерно 4 миллиардов рублей, по словам Фаррахова, следовательно, надо будет сжимать траты на культуру, образование…

Что ещё? Видимо, под давлением либеральных экономистов в Правительстве были сокращены расходы по закрытой, оборонной части бюджета, а также на 22,8 процента затраты на госпрограмму «Экономическое развитие и инновационная экономика».

Этот факт печалит не столько потому, что, как бы там ни было, но гарантии мира и безопасности стоят всегда дорого. Неприятнее другое: сужаются возможности наших передовых оборонных предприятий и научных заведений для того, чтобы осваивать новые технологии, в том числе двойного назначения.

Насколько велики потери бюджета сравнительно с предшествующими годами? В номинальном выражении практически ничего не изменилось, но с учётом инфляции, бесспорно, сокращение есть. Но надо помнить, что бюджет свёрстан, как принято говорить, «по консервативному сценарию». Иными словами, основные экономические параметры определены по наихудшему варианту развития мировой экономики: нефть 40 долларов за баррель, доллар 67 рублей в 2017 году. Все отклонения со знаком плюс принесут дополнительные доходы, которые весной, считает Михаил Емельянов, будут перераспределены на наиболее острые нужды. С таким прогнозом согласен и Айрат Фаррахов. Более того, Комитет Госдумы по бюджету и налогам подготовил Постановление Думы с конкретными предложениями, на что направить вновь поступившие деньги в результате изменения мировой конъюнктуры на углеводородное сырье. Так что федеральный бюджет этого года получился с сюрпризом и, очевидно, немалым по весне бонусом.

Просмотров 5988

13.12.2016 13:09