Нефть вырастет. Не сильно и не навсегда

Решение ОПЕК о сокращении добычи к революции цен не приведёт

Нефть вырастет. Не сильно и не навсегда

Фото: PhotoXPress

После длительной неспособности договориться о нефтяных квотах, ОПЕК приняла решение снизить добычу. Россия собирается присоединиться к этому решению, если сама ОПЕК его будет выполнять. Что дальше?

Поднявшись в течение среды, 30 ноября, почти на 9 процентов, цена сорта Brent 1 декабря продолжила рост с колебаниями, временами пересекая отметку в 53 доллара за баррель. А если посмотреть в горизонте хотя бы года?

ОПЕК главной роли не играет

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает: «Все обращают внимание на решения ОПЕК, но смотреть на ситуацию надо комплексно. Я всегда говорил, что её влияние на нефтяные цены сейчас крайне низкое. И влияние на рынок этих решений будет крайне ограниченным. Обратите внимание, что большая часть роста цены нефти пришлась на период до объявления решения. И это не значит, что инвесторы знали. Просто спекулянты были готовы играть на повышение. То же самое было в августе, когда сорвался саммит ОПЕК в Дохе. Все ожидали, что цены рухнут, а они только выросли. Это означает, что спекулянты живут своей жизнью, а ОПЕК – своей».

«Ключевой вопрос в том, стоит ли вообще России в эти игры играть», – продолжает Константин Симонов. «Вчера было озвучено решение на 300 тысяч баррелей в день сократить нашу добычу. На калькуляторе можно подсчитать, что это потери порядка 25 миллионов тонн в год. Это огромная цифра. То есть мы планировали рост на 8–10 миллионов тонн в следующем году, а получится 15 миллионов тонн потерь. Сложите и получится 25 миллионов тонн. А последствия будут не так однозначны», – считает эксперт.

Дело в том, что у американских производителей сланцевой нефти себестоимость добычи находится в пределах 48–52 долларов за баррель. «Если цена идёт вверх, то они начинают наращивать добычу. Тем более что Дональд Трамп готов их поддержать. А ещё лучше американских добытчиков поддержит удорожание нефти. Поэтому я думаю, что на какой-то момент интересы ОПЕК, Трампа и финансовых спекулянтов могут совпасть. Ожидаю, кстати, отмены в США ряда законов, например закона Додда-Франка, – они ограничивали, в частности, инвестиции в нефтяные фьючерсы. Поэтому мы можем сейчас ожидать некоторого повышения цен, но оно не будет долгим и не будет фантастическим», – отметил Константин Симонов.

Кроме того, он не уверен, что ОПЕК выполнит собственные обещания. А эта организация их часто нарушала. «Они требуют от России каких-то гарантий, но они нас не раз «кидали» и сейчас их время доказывать, что они надёжные партнёры», – добавляет Константин Симонов. Он уверен, что если нефть и вырастет в какой-то момент до 55–58 долларов, то всё равно под влиянием сланцевой добычи найдёт равновесие в диапазоне 45–55 долларов за баррель Brent.

Фундаментальный фактор: всё относительно

Российский экономист, профессор РАНХ и ГС Константин Корищенко напоминает: «Начальной точкой падения нефтяных цен с середины 2014 года было совпадение трёх факторов – замедление экономического роста в Китае, изменение денежно-кредитной политики в США и рассогласованная позиция ОПЕК. Прежде всего это касалось позиции Саудовской Аравии, её попытки, так сказать, наказать то ли Россию, то ли Америку».

«Если посмотреть на эти три фактора теперь, то в Китае ситуация не улучшается, денежно-кредитная политика в США остаётся в стадии неопределённости. Зато позиция ОПЕК изменилась на 180 градусов. Конечно, спекулянты сильно расшатывают цену вниз или вверх, но сдерживающим фактором долгосрочного роста является сланцевая добыча в США, которая при росте цен будет восстанавливаться, мешая цене подняться ближе к 100 долларам за баррель. Ожидания от альтернативных источников энергии пока не оправдываются, за исключением сланцевых разработок, по сути, и приведших к последнему кризису цен», – констатирует экономист.

«Сам доллар является производной от двух вещей – состояния американского бюджета и политики ФРС – их центрального банка», – полагает Константин Корищенко. «В 2012–2014 годах дефицит американского бюджета снижался, и доллар постепенно рос. А ставки были низкие. Сейчас ставки ФРС начали расти, но непонятно, что с ними будет дальше. Начал расти и дефицит бюджета. Соответственно, в обозримом будущем доллар начнёт в своём индексе (в соотношении к другим валютам) снижаться. Что даст толчок к росту цен в долларах на ту величину, на которую доллар будет падать», – прогнозирует Константин Корищенко.

Эпоха нефти не прошла

Константин Симонов также полагает, что «будущее версионно», и утверждать, что эпоха нефти прошла и надо быстрее продавать её, пока она ещё кому-то нужна, – это бред. В мире растёт народонаселение, идёт фантастическими темпами урбанизация, идёт автомобилизация Китая и Индии (вместе 2,5 миллиарда людей). 

«Китай на электромобилях, что ли ездит? А знаете, какая доля продаж электромобилей в продажах новых автомобилей в США? Меньше процента! Они ездят на бензине и дизеле. Китай ездит на бензине и Индия. Теория, что «нефть никому не нужна», выгодна определённым бенефициарам, которые этот образ будущего и продавливают в своих интересах. С приходом Трампа это будет делать тяжелее, потому что он – этакий углеводородный динозавр. Доля нефти может увеличиваться или сокращаться, но если даже доля «зелёной энергетики» вырастет за 20 лет до 10 процентов, это не значит, что нефть умрёт как товар. А в целом энергопотребление в мире сильно вырастет и в абсолютных величинах вырастет и потребление углеводородов», – заключает Константин Симонов.

Просмотров 2578

01.12.2016 20:14