Минфин лавирует между струйками дождя

Бензин, алкоголь, табак, нефть помогут закрыть дефицит бюджета, но не полностью

Минфин лавирует между струйками дождя Рисунок Игоря Кийко, Cartoonbank

Непростая задача стоит перед Минфином России: как планировать доходы, если есть жёсткое политическое обязательство не вводить новые налоги и одновременно ограничить дефицит госбюджета тремя процентами, когда уже сегодня он превысил четыре процента.

Оптимизация означает сокращение

Решить такую задачу со взаимоисключающими исходными условиями  равносильно тому, чтобы, как в известном анекдоте, пробежать между струйками дождя, не замочив шляпу. Однако в Минфине попробовали найти компромиссный маршрут, направив в Правительство и Государственную Думу России проект Основных направлений налоговой политики на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов.

Что же предлагают правительственные финансисты в этом документе? Основной объём дополнительных налоговых поступлений намечено получить, используя так называемый финансовый маневр в нефтегазовом секторе экономики с перспективой ввести налог на добавленный доход (НДД), который составит 50 процентов от прибыли от продажи нефти, исключая расходы на добычу и транспортировку. И хотя представитель Минфина Елена Лебединская уверяет, что нагрузка на нефтяную отрасль не увеличивается, речь может идти о дополнительных платежах в бюджет на сумму до 300 миллиардов рублей. В частности, налог на добычу природных ископаемых (НДПИ) дополнится новым слагаемым, что приведёт к его увеличению к 2019 году до 428 рублей за тонну. Нефтяникам, судя по дискуссии в прессе, очень не нравится подобное новшество, однако в итоговый документ Минфина оно вошло, что означает практически стопроцентную вероятность, что и в Правительстве согласятся с таким вариантом.

Но и другие государственные компании не останутся в стороне от борьбы за сбалансированный бюджет: намечено повысить с 25 до 50 процентов норму дивидендов для компаний с государственным участием. Это даст ещё около 190 миллиардов дополнительных доходов.

Ещё одно направление – так называемая оптимизация (а проще говоря, радикальное сокращение) количества налоговых и таможенных льгот, потери доходов от которых по расчётам Минфина достигают триллиона рублей в год. Разумеется, лишить льгот крупных экспортёров – задача весьма сложная, но если это удастся сделать хотя бы наполовину, бюджетная ситуация значительно упростится. Только вот планировать исход аппаратной борьбы вокруг  тех или иных преференций довольно затруднительно.

Вредные привычки – в доход государства

В проекте Минфина, надо отдать должное, весьма аккуратно подошли к теме налогов на население. Во-первых, налог на доходы физических лиц остался без изменения, хотя аргументов в пользу перехода к прогрессивной шкале было высказано предостаточно, да и профессионально рассчитанное повышение налогообложения сверхдоходов не только решает проблемы бюджетного дефицита, но и могло бы ощутимо разрядить социальную напряжённость в обществе, которая объективно нарастает в период кризисов.

Тем не менее намечено повысить акцизы – гарантированный и беспроблемный источник федеральных доходов. Выпить станет дороже,  к примеру, акциз на вино (исключая некоторые виды) возрастёт в два раза, на малоалкогольное пиво (0,5 процента этилового спирта) – на 21 рубль.  Больше будут платить и курильщики – акциз на все виды табака будут увеличивать на 10 процентов в год вплоть до 2019 года включительно, попадут под новые поборы и разного рода « электронные системы доставки никотина», то есть одноразовые и многоразовые электронные сигареты, которые, по идее, должны способствовать избавлению от табачной зависимости.

И конечно же, не обошлось без автомобилистов: видимо, дважды повышенные в этом году акцизы на моторное топливо дали безотказный эффект. Основной вид бензина подорожает к 2019 году на 932 рубля за тонну, а вот дизель прибавит значительно больше  – с нынешних 5923 рублей его цена через три года возрастет до 8080 рублей за тонну. Это не считая ежегодного увеличения цены, которое будут проводить нефтедобывающие и сбытовые компании с целью компенсировать инфляцию и дополнительные налоги.

Нетрудно прикинуть, что через три года литр автомобильного топлива любого вида будет стоить в соотносимых ценах около 50 рублей. Не очень приятная перспектива для десятков миллионов автолюбителей и мелких предпринимателей, связанных с транспортом. Самое интересное, что выгода для бюджета от такой акцизной акции – около 100 миллиардов рублей в год –  не только несопоставима с уровнем отрицательных социальных последствий, но и прямо противоречит декларированной цели   сдерживать инфляцию, ведь рост транспортных издержек  тянет за собой  увеличение потребительских цен, причём в опережающей прогрессии. Однако за инфляцию, как известно, отвечает не столько Минфин, сколько Центробанк.

Ещё одно предлагаемое новшество – обложить налогом недвижимость, поставленную на кадастровый учёт, но права на которую не зарегистрированы в установленном порядке. Иными словами, приравнять незавершенные стройки к готовым домам. Вряд ли эта мера даст ощутимые финансовые прибавки бюджету, но, по крайней мере, будет стимулировать собственников не прибегать к «маленьким хитростям» во избежание больших неприятностей с налоговыми контролёрами.

Денег всё равно не хватает

Что же в общей сложности получит бюджет от компромиссных предложений Минфина? Приблизительный подсчёт даёт гарантированную цифру  не более 600–700 миллиардов рублей при самом оптимистичном развитии событий, то есть все налоги будут собраны, плательщики не будут использовать разного рода законные и не совсем законные лазейки, а законодатели утвердят  проект без изменений. Однако такой уровень налоговых поступлений не избавит бюджет от дефицита в 2,4 триллиона рублей минимум, даже если добавить доходы от приватизации в 900 миллиардов.

Где взять ещё без малого триллион рублей?  В рамках ведомственных возможностей Минфина и Правительства в целом необходимые ресурсы можно получить, введя новые неналоговые сборы и другие платежи. Формально новых налогов не будет, но фактически финансовая нагрузка на население возрастёт примерно на 10 000 рублей в год на одного работающего. К примеру, за счёт увеличения государственной пошлины при регистрации сделок или актов государственного состояния. Или через новый уровень платежей за газ, электричество, коммунальные услуги. Возможно также сократить расходы на образование или медицину, с тем чтобы школы и клиники вводили пакеты платных услуг, компенсируя потери бюджетных субсидий.

Вариантов много и они достаточно хорошо известны и проработаны в правительственных кабинетах.  Только вот остаются за пределами общественного внимания и минфиновского анализа также достаточно хорошо известные  финансовые резервы. К примеру, что мешает проанализировать, как можно эффективно утилизировать  дебиторскую задолженность отечественных предприятий. Только в  августе этого года после проверки Счётной палаты бюджетополучатели вернули на счета в Федеральном казначействе около 136 миллиардов неизрасходованных рублей, что равно сумме доходов от повышения акцизов на топливо. А ведь всего, напомню, таких неизрасходованных рублей насчитывается три  триллиона. Но парадокс – Минфин не отвечает за эти деньги, формируя доходную часть бюджета.

Омертвлённые ресурсы в компетенции Минэкономразвития, которое  в теории обязано профессионально планировать расходы с максимальной эффективностью. Пока, как видно из официальной статистики, это получается плохо. В итоге Минфин кроит доходы «по живому», а Минэкономразвития   никоим образом не отчитывается о том, как же были израсходованы  эти доходы в прошлом.

Очевидно, вокруг этих, надведомственных, возможностей наполнить бюджет, не ухудшая уровень жизни населения, и будет вестись дискуссия в Государственной Думе.



Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 1331

07.10.2016

Популярно в соцсетях