Porsche Cayenne для поисков работы

Некоторое время назад в Москве угнали почти одновременно несколько автомобилей Porsche Cayenne. Стоит такое средство передвижения порядка пяти миллионов рублей. И что характерно - все угнанные авто принадлежали… безработным. Надо полагать, в столице ездить на собеседования по трудоустройству на чём-нибудь проще Porsche неприлично.

Наши люди в отличие от западных собратьев по безработице предпочитают не обращаться на биржу труда или в бюро по трудоустройству. Кажется, так это у нас называется. Не надо путать эти бюро с многочисленными частными рекрутинговыми агентствами. Так вот, для такой модели поведения есть как минимум две причины.

Во-первых, регистрироваться на бирже, то есть в бюро, в России считается чем-то стыдным. Большинство из нас всё ещё скроены по советским лекалам. Тем более непрерывность стажа, которую сохраняет такая регистрация, больше не требуется. А во-вторых, пособие по безработице настолько ничтожно, что тратить время на его оформление и получение не стоит.

На Западе никто подобного не стыдится. Дело житейское. Да и пособия там иные. В США они региональные. Может быть и тысяча долларов, а может и полторы. Во всяком случае, на них, учитывая льготы, причитающиеся безработным, реально можно жить. В Штатах пособие выплачивают 36,5 месяца. За три года, считается, при желании что-нибудь обязательно можно найти. Через несколько месяцев можно снова обрести статус безработного и жить на пособие, которое, правда, несколько уменьшится. Но голодать нетрудоустроенным американцам пока не приходилось.

В Штатах проблемы трудоустройства решаются за счёт высокой мобильности населения. Там людям ничего не стоит продать дом, сняться с места и переехать в город на другом конце страны. А в Японии всё на­оборот. Там всячески поощряется преданность компании, работа в которой всю жизнь становится предметом взаимной гордости и труженика, и фирмы. Проработав на одном месте лет двадцать пять-тридцать, рядовой сотрудник может в заработке сравняться или даже превзойти средней руки руководителей. Очень эффективная система.

А вот трудоустройство молодёжи - проблема везде. Даже если молодой человек или девушка прилежно учились, осваивать производственную конкретику всё равно придётся. А кто у нас сегодня прилежно учится? Да и не только у нас. Американские компании тратят в год до 50 миллиардов долларов на «доводку» выпускников университетов и колледжей под условия деятельности предприятий и учреждений. Недёшево. Вот и не спешат брать молодёжь. Разве что нашу. Она толковее американской.

Но в чём они впереди, так это в осознании роли гуманитарного образования, которое у нас начинают объявлять второстепенным. В Штатах технари всё чаще в качестве второго высшего образования предпочитают гуманитарное. Там поняли, что руководитель химического предприятия не обязательно должен быть химиком, а сталелитейного - металлургом. Для этого есть технологи. Задача директора - работа с людьми. А для этого он должен правильно и понятно формулировать задачи, доносить их до людей, слышать и понимать подчинённых. Это по силам гуманитарию. И он всё чаще становится у руля американского предприятия.

У нас характер образования для руководителя вообще не имеет значения. Главное - соответствовать возрастному цензу. А он очень жёсткий. На днях сын посетовал, что если он вдруг захочет поменять место работы, сделать это будет непросто. Ему уже стукнуло 38, а в заявках предприятий, тиражируемых хедхантерами, всё чаще обозначен возраст соискателя должности, не превышающий 35 лет. Но это ещё цветочки. Всё идёт к тому, что «старческие» 35 лет будут вытеснены тридцатью. Условие «возраст до 30 лет» - веяние времени.

А это уже до боли напоминает девяностые. Тогда сплошь и рядом 25-летние доучившиеся и недоучившиеся президенты и председатели правлений «руководили» банками и предприятиями. Это было время «великой криминальной революции», а революции - дело рук молодых. Потом, сделав своё безбашенное дело, многие ушли, кое-кто даже сел. Они были очень удобным посадочным материалом.

Казалось, что это давно и бесповоротно пройденное прошлое. Но, оказывается, иногда оно возвращается. Будем надеяться, что не всерьёз и ненадолго.

Возвращаясь же к отечественной занятости или безработице - это две стороны одной медали, - приходится констатировать, что у нас нет достоверной картины ни того, ни другого. Да и откуда ей взяться в стране, где оборонке катастрофически не хватает квалифицированной молодёжи, где безработные разъезжают на люксовых авто, где охранников, даже по их собственным данным, более миллиона, а реального их числа никто не знает? Больше, наверняка, только менеджеров. Вообще-то менеджер в переводе означает «управляющий», то есть руководитель. И так много, как у нас, их быть просто не может. Но они есть.



Ещё материалы: Юрий Субботин

Просмотров 1232

18.03.2016

Популярно в соцсетях