Ничего не потеряно, даже если потеряно время

Международная жизнь

О подходах Белграда к решению косовской проблемы, отношениях своей страны с Россией и перспективах вступления в ЕС в эксклюзивном интервью «Парламентской газете» рассказывает советник президента Сербии по внешней политике и функционер правящей Сербской прогрессивной партии (СПП) Марко Джурич.

- Недавно вы отметили первую годовщину работы в администрации главы государства. Удалось ли осуществить в этот период всё задуманное?

- С момента формирования президентской команды летом 2012 года удалось максимально отладить систему функционирования кабинета главы республики и создать действительно эффективные механизмы выполнения президентом должностных обязанностей. Своим наибольшим успехом считаю усиление «стратегической составляющей» в подходе администрации к решению внешнеполитических вопросов. Полагаю, что Сербия многое потеряла после распада Югославии именно из-за отсутствия ясного понимания своих интересов и своего места в международных отношениях.

- Какое решение стало для вас самым тяжёлым?

- Подписание Белградом соглашения о нормализации отношений с Приштиной 19 апреля этого года. Такой договор стал результатом обстоятельств, сложившихся после агрессии НАТО в 1999 году и последовавшего заключения военно-технического соглашения в Куманово. Наши военные и гражданские службы оставили тогда край Косово, на территорию которого вошли международные силы под натовским руководством. Подписанием соглашения с Приштиной действующее руководство Сербии обеспечило условия для максимального смягчения крайне невыгодных для Белграда последствий вооружённого конфликта 1999 года. Необходимо учитывать и то, что от граждан до последнего времени скрывались действительные масштабы уступок Белграда по «кумановскому соглашению».

- Считаете ли вы, что Косово потеряно для Сербии?

- Сербия не признаёт независимость Косово и Метохии. Договором с Приштиной Белград регулирует отношения с южной автономной частью своей территории. Вопрос статуса КиМ не поднимается на переговорах с представителями косовских властей. В этом смысле наше «общение» является нейтральным, что неоднократно подтверждала и брюссельская администрация в лице госпожи Кэтрин Эштон. До конца 2013 года на территории края Косово должны быть созданы институты власти, которые признают и Брюссель, и Приштина, и Белград. Независимость КиМ в видимой перспективе для нас неприемлема. Именно поэтому Белград изо всех сил стремится не допустить дальнейшего расширения списка стран, признавших самостоятельность Косово. Здесь мы во многом опираемся на помощь наших друзей на международной арене и прежде всего России. Приштина же упорно пытается использовать договор как доказательство признания Сербией независимости Косово.

- Возможно ли изменение подхода Белграда к решению косовского вопроса?

- Позиция Белграда по решению косовской проблемы будет зависеть от хода работы по применению договора. На 3 ноября этого года запланированы выборы в органы самоуправления на территории четырёх сербских районов на севере Косово. Вопрос обеспечения участия сербского населения в избирательном процессе является ключевым. Сербы на севере края должны получить ту степень автономии, которая обеспечит им активное участие в работе органов местного управления. В сложившихся условиях проведение выборов является единственным шансом Сербии сохранить своё присутствие и свой народ в Косово и Метохии. Кроме того, без участия сербов на выборах на севере КиМ и без перспективы нормальной жизни для них в крае можно будет говорить о провале европейской концепции обустройства Косово как многонациональной территории, где соблюдаются права всего населения.

- Представители ЕС самого разного уровня не устают заявлять о том, что от применения соглашения с Приштиной зависит европейское будущее Сербии…

- Сербия не может быть заложницей неготовности Приштины применять положения договора. На данный момент Белград реализовал все свои обязательства по тексту документа. Нашим же европейским партнёрам стоит обратить первоочередное внимание на то, что именно косовские власти всячески тормозят процесс применения соглашения.

- Отношениями с какими странами Белград особенно дорожит?

- Трудно сохранить дипломатический такт при ответе на такой вопрос. Сербия имеет прекрасные отношения с большинством государств ЕС. Особенно хотелось бы отметить пятёрку стран — членов Евросоюза, которые не признали независимость Косово, — Грецию, Кипр, Румынию, Словакию и Испанию. Кроме того, Сербия подписала Декларации о стратегическом партнёрстве с Францией и Италией. Если говорить о связях с государствами, которые не входят в ЕС, необходимо отметить активный диалог Белграда с Вашингтоном и Пекином, а также самое тесное взаимодействие с Москвой.

- Существуют ли «слабые точки» во взаимодействии наших стран?

- Достаточно посмотреть на наши государственные флаги и вспомнить историю сербско-российских отношений, чтобы понять, что ограничений для сотрудничества практически не существует. Системных проблем во взаимодействии Белграда и Москвы не наблюдается и это самое главное, что характеризует наши межгосударственные связи. Отдельно хочу подчеркнуть, что президент Сербии Томислав Николич заинтересован в максимально высоком уровне отношений с Россией во всех областях двустороннего взаимодействия.

- Не навредит ли российско-сербским отношениям желание Белграда как можно быстрее вступить в ЕС?

- Активизация связей Белграда и Брюсселя действительно отражает стремление Сербии к вступлению в ЕС, однако сближение нашей страны с Евросоюзом не способно оказать негативное влияние на отношения с РФ. Убеждён в том, что сильная Сербия, как близкий союзник Москвы внутри ЕС, выгодна России.

- Ваше любимое изречение?

- Со старых икон новой силой веет — ничего не потеряно, даже если потеряно время.

Читайте нас в Viber
Просмотров 327