Все о пенсиях в России

10:58Армейским пожарным хотят разрешить досрочно уходить на пенсию

09:31Для педагогов среднего профобразования предложили ввести досрочную пенсию

вчераС 1 июня у некоторых россиян вырастут пенсии

Каждому по диплому, не каждому по работе

Трудовые резервы

11.07.2013 18:37

Через четыре года после введения Единого экзамена специалисты Министерства образования и науки пришли к выводу, что его результатов недостаточно для полной оценки знаний абитуриента. Предполагается, что с 2015 года при поступлении в институт будут учитывать не только результаты Единого госэкзамена, но и средний балл аттестата, а также портфолио выпускника. О том, что ещё ждёт абитуриентов, обозреватель «Парламентской газеты» выясняла в приёмных комиссиях государственных и коммерческих вузов столицы.

С водой и аптечкой

В приёмной комиссии РГГУ­ яблоку негде упасть. Больше всего людей на отделении международных отношений. «В прошлом году проходной балл на эту специальность был в районе 250 баллов, у меня за ЕГЭ — 260, но в этом году всё может измениться», - делится опасениями вчерашняя школьница Ольга. Беспокоится она недаром: число бюджетных мест в вузах осталось прежним, но произошло их перераспределение. В тех вузах, которые, по оценке Минобрнауки, признаны неэффективными (в этот список попал и РГГУ), бюджетные места срезали. «Число бюджетных мест сократилось на треть», - говорит ответственный секретарь приёмной комиссии университета Алмазия Катаева.

До конца работы комиссии остаётся час. От духоты и многочасового ожидания абитуриенты и их родители чуть ли не звереют. Сотрудники приёмной комиссии оповещают, чтобы больше никто очередь не занимал. Разочарованные кандидаты в студенты и их родственники расходятся, чтобы зав­тра снова вернуться.

В Российском университете дружбы народов (РУДН) один из самых популярных факультетов — медицинский. Но в отличие от РГГУ абитуриенты, их папы, мамы и бабушки не давятся в очереди, а чинно сидят на расставленных по периметру холла стульях. Из-за большого наплыва сотрудники приёмной комиссии работают до последнего посетителя.

«Первую волну составляют московские школьники, чуть позже приезжают ребята из регионов», - рассказывает проректор университета по связям с общественностью Елена Мартыненко. Подавать документы в вуз можно лично, при помощи электронной системы и заказным письмом.

По правилам поступающий имеет право одновременно подавать документы в пять вузов, не более чем на 15 специальностей. Если абитуриент передумает поступать и захочет вернуть документы, члены приёмной комиссии должны выдать их в день обращения.

Сотрудники приёмных комиссий заносят паспортные данные каждого абитуриента в компьютер, откуда они автоматически поступают в Федеральную базу свидетельств, а оттуда — в Федеральную информационную систему ЕГЭ. Двойная проверка полностью исключает возможность фальсификации. Если она всё-таки будет установлена, членам приёмной комиссии и проректору грозит строгий выговор, а выпускнику - от ворот поворот.

Перестарались с ЕГЭ

Одна из особенностей вступительной кампании 2013 года — абитуриенты, которые поступают «вслепую». У выпускников из «отличившихся» регионов, где до сих пор идут проверки результатов ЕГЭ, документы принимают. Но своих баллов ребята пока не знают. А вот для абитуриентов, при­ехавших из Дагестана и поступающих на медфак и биофак, кампания уже закончилась. По решению Минобрнауки в этом регионе отменили четверть всех работ ЕГЭ по биологии.

Вообще скандалов с Единым госэкзаменом в этом году было немало. Особенно «постарались» Башкирия, Брянская область, Пермский край, Калмыкия, выпустившие подозрительно много «стобалльников». В других регионах Рос­обрнадзор обнаружил такие нарушения, как массовые списывания, попадание экзаменационных заданий в Интернет, особые метки для проверяющих в некоторых работах.

По мнению экспертов, честность сдачи ЕГЭ напрямую зависит от… отношения региональной власти к экзамену. Но ведь и по закону за качество образования в субъекте отвечают как раз местные власти. И сколько бы денег из бюджета ни поступало, чтобы усилить безопасность при проведении ЕГЭ (в этом году на эти цели было выделено около 300 миллионов рублей), какие бы технологии для выявления нарушений ни изобретали, воз там и останется.

Для тех, кто ищет подешевле

Многим коммерческим вузам в этом году грозит недобор. «У нас полностью срезали бюджетные места. И пока нам подали документы всего 60 абитуриентов», - говорит Вячеслав Кашайкин, помощник ректора по воспитательной работе Национального института имени Екатерины Великой.

В ректорате надеются, что эта цифра увеличится как минимум вдвое. Ведь учиться во многих коммерческих вузах дешевле, чем в государственных. Согласно приказу Мин­обрнауки вузы обязаны установить для контрактников цену не меньше той, что тратится на обучение студентов из бюджета. А у негосударственных вузов руки развязаны, они сами определяют ценовую политику.

мнение

Виктор Шудегов

заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию:

«В своё время конкурс аттестатов привёл к тому, что у детей руководителей районов и других начальников, как правило, были хорошие оценки в аттестате. Всё это объяснялось очень просто: их родители имели возможность влиять на директоров школ. Если мы введём средний балл, есть опасения, что он опять будет «нарисован». Именно поэтому к этой мере отношусь с известным скептицизмом.

С другой стороны, учитывать средний балл при прочих равных условиях, безусловно, надо. Подозрительно, если человек десять лет валял дурака, а потом получил сто баллов по ЕГЭ. Портфолио, которое сейчас предлагают ввести, тоже не новая идея. Это нигде не прописано, но для каждого вуза престижно, когда там учатся мастера спорта, а тем более призёры Олимпийских игр».

Светлана Заверняева

У новоиспечённых обладателей дипломов о высшем образовании наступает горячая пора поисков постоянной работы. Учёба закончена, наступает настоящая жизнь. Правда, владельцы компаний молодых специалистов с распростёртыми объятиями не ждут.

Рабочий клад

«Надо как-то работу искать», - немного стесняясь, сказал мне знакомый, специалист по безопасности информационных систем Андрей. Грусть в голосе удивила, ведь информационщики пользуются спросом. А он ответил: «Да всем опыт нужен: чтобы в 22 года и диплом был, и два-три года профильной работы, а иначе зарплата будет совсем маленькая».

Помыкавшись по разным компаниям с резюме, в котором указана только информация о полученном образовании и летних подработках, выпускники идут работать туда, где берут. А нарасхват у нас только продавцы, или, как сейчас модно говорить, менеджеры по продажам.

В государственные центры занятости выпускники обращаются в последнюю очередь. «Если сама ничего не найду, пойду на биржу», - заявила новоявленный социальный работник Александра. «У меня сложилось впечатление, что там предлагают совсем не престижные вакансии. Да и зарплата не сильно отличается от прожиточного минимума. Может, официанткой буду работать», - посетовала обладательница почти красного диплома.

Попасть в госструктуру, куда, по идее, и должен пойти социальный работник, без протекции в провинциальном городе почти невозможно. Место хотя и не сулит больших перспектив, зато даёт стабильность.

В общем, только двадцать процентов выпускников в итоге находят работу, связанную с полученной специальностью.

Всё дело в вузе

Судя по опросу, проведённому порталом Superjob.ru, пятьдесят восемь процентов работодателей готовы взять на работу вчерашних студентов, правда, предложить они могут простые должности, типа менеджер по продажам, оператор call-центра, ассистент руководителя, помощник бухгалтера. Почти треть российских компаний вообще не рассматривают кандидатов с высшим образованием, но без опыта работы. Оно и понятно: традиционное образование даёт академические знания, но мало практических.

Однако для работодателя имеет значение вуз, который окончил выпускник. Судя по опросам, два самых престижных университета России — МГУ имени Ломоносова и МГТУ имени Баумана. Со­искателей, имеющих дипломы этих вузов, руководители компаний всё-таки хотели бы видеть у себя в штате.

Для «платников» некоторое время действовала отдельная схема: компания выбирала студентов, оплачивала их обучение, а выпускники обязаны были работать в этой компании определённое количество лет. Но эта практика не прижилась. Осталась только примитивная форма: преподаватель рекомендует перспективных студентов своим знакомым, ищущим сотрудников.

Безработица при недостатке кадров

Пока выпускники вузов не могут найти работу, чиновники и представители бизнеса кричат о нехватке кад­ров. Ещё в начале двухтысячных говорили о том, что вузы готовят слишком много экономистов и юристов. Но и по сей день среди абитуриентов эти специальности — одни из самых востребованных.

Диаметрально противоположная ситуация складывается с техническим образованием. Бюджетные места на инженерные специальности многих вузов, кроме ведущих, остаются свободными — и абитуриентов с других направлений чуть ли не калачом туда заманивают. В МАИ на робототехнику моя одноклассница пошла, потому что конкурс был невысокий.

Проблема в том, что молодое поколение хочет лёгкую работу при высокой зарплате. В итоге они лучше пойдут продавать телефоны, чем заниматься производством. О несоответствии амбиций и данных соискателей говорят десять процентов руководителей, опрошенных порталом Superjob.ru.

Беззаконие

Странно, что государство совершенно устранилось от трудоустройства выпускников. На обучение ежегодно затрачиваются огромные бюджетные деньги — свыше ста миллиардов рублей, а полученные выпускниками знания остаются невостребованными.

Советская система образования решала этот вопрос распределением. Может, не всем нравилось место работы, но квалификация не терялась.

Возможно, пора создать условия, при которых количество вакансий более или менее соответствует количеству выпускников. А для этого нужен госзаказ на образование. Запросы должны идти и от госкорпораций, и от частных компаний. Ежегодно в службы статистики стекается информация о направлениях работы компаний и количестве их персонала. По этим данным в процентном соотношении можно понять, в каких специалистах и в каком количестве нуждается российская экономика.

И разумеется, проблема занятости выпускников вузов не решится без стимулирования отраслей экономики, в которых нуждается страна.

Ксения Сидунова

Надо ли трудоустраивать выпускников?

Николай Разворотнев

член Комитета Государственной Думы по образованию:

«Сегодня происходит девальвация высшего образования и полученных студентами дипломов. В конечном итоге страдает экономика. Раньше существовала вполне определённая схема: студенты имели право проходить практику на предприятиях, а затем и закрепляться в коллективах. Если законодательно не решить проблему, то получится по-прохоровски. Он заявлял: «Зачем мне выпускники вузов, я лучше гастарбайтеров найму». Я считаю, что выпускникам образовательных учреждений надо дать гарантированное право на трудо­устройство, обязательно вписав это в законопроект об образовании. С осени депутаты Государственной Думы будут вносить соответствующие поправки».

Руслан Гаттаров

член Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике:

«Не думаю, что трудоустройство выпускников нуждается в законодательных мерах. Социальные обязательства работодателей и так высоки, да и показатели безработицы среди молодёжи в нашей стране некритичны. По техническим специальностям, например, спрос на рабочую силу превышает предложение. Государство уже выплачивает студентам этих специальностей повышенную стипендию - около девяти тысяч рублей. Единственное, что ещё можно сделать, - прогноз востребованных специальностей на ближайшие пять-десять лет».

Читайте нас в Одноклассниках
Просмотров 903