Общество: Вячеслав Никонов – «Русский мир» – интервью

Общество: Вячеслав Никонов – «Русский мир» – интервью

Вячеслав Алексеевич, можно ли утверждать, что сегодня мы активно продвигаем русский язык и русскую культуру в мире?

В этом вопросе мы здорово отстаём не только от Китая, но даже Польши, не говоря уже о Великобритании, Франции и Германии. Только сейчас мы начинаем заниматься тем, чем не занимались на протяжении десятилетий, при чём используя весьма незначительные средства. 

Существуют и законодательные  несовершенства, которые осложняют жизнь «Русского мира». Например,  «по букве» закона грант — это то, что приходит из-за рубежа. И нашему фонду,  чтобы выдавать гранты  за рубеж, приходится искать лазейки в законах. Мы действуем на основании одной из статей Гражданского кодекса, которая разрешает пожертвования. Или возьмём закон  о целевом капитале, на основании которого  можно создавать различные фонды. Он  исчерпывающе определяет список сфер деятельности фондов: спорт, молодёжь, образование.  Но вот цели, связанные, например, с общественной дипломатией, в нём не предусмотрены...

А как влияет «Русский мир» на общественную жизнь той или иной страны? Какова его роль, например, в решении проблем русского языка в Прибалтике?

Фонд создан для решения культурных задач, но разве можно разделить культуру и общественную жизнь? Что касается Прибалтики, то на нашем сайте вы увидите большое количество материалов по этой проблеме,  начиная от исследований и кончая разного рода вариантами поддержки русского языка. В Балтии наши центры, кабинеты. Мы выдаём гранты, издаём журналы, методическую литературу. Что же касается русского языка в Латвии, например, то там по-русски говорит все еще больше людей, чем по-латышски. Количество латышей, изучающих русский язык, значительно выросло, потому что без знания русского языка там невозможно найти хорошую работу.

От представителей русскоговорящих в  странах СНГ, в Киргизии, например,   доводилось слышать о проблемах изучения русского языка. А от русских в Казахстане - о чувстве заброшенности и оторванности от русского мира...

Приоритеты фонда «Русский мир» - это поддержка центров изучения русского языка и создание собственных центров и кабинетов в ведущих университетских центрах и библиотеках мира. На сегодняшний день у нас 76 крупных  центров.

В Казахстане, кстати, крупных проблем с русским языком нет. Там дети учат в обязательном порядке казахский, русский и английский. В Киргизии ситуация хуже. Там многие хотели бы изучать русский язык, но это невозможно, поскольку не хватает ни учителей, ни учебников. В Киргизии и Казахстане есть наши центры, но проблема массового изучения русского языка — это  проблема государственной политики конкретной страны, проблема межгосударственных отношений. Никакие даже десятки наших центров ситуацию не изменят. В Грузии, например, государственная политика не предусматривает изучение русского языка. У нас там и центров нет, потому что мы — не экстремалы.

Но нельзя говорить о том, что русские за рубежом — несчастные и заброшенные. Взять хотя бы Америку, там около пяти миллионов говорит по-русски.  Последняя перепись населения свидетельствует о том, что их уровень дохода в полтора раза выше среднеамериканского и по уровню жизни они занимают первое место. Там три тысячи школ и четыреста университетов, в которых преподаётся русский язык. Их там осчастливить чем-либо сложно. Например, русистов из Гарварда: в библиотеке Гарвардского университета книг больше, чем в Ленинке. Половина Силиконовой долины говорит по- русски, вокруг Адронного коллайдера тоже звучит наша речь.

Так что положение русских и русского языка за рубежом очень разное. Говорить о заброшенности можно только в отношении части диаспор стран СНГ, где существуют определённые преследования русского языка, в том числе и по политическим мотивам.

Можно ли ставить знак равенства между отношением к России и отношением к русскому языку?

Не обязательно. В Армении, например, замечательно относятся к России, но ещё при первом президенте Тер-Петросяне было принято решение о запрете всех русских школ. Это решение не отменено до сих пор. Но, с другой стороны, есть решение президента Армении Саркисяна о том, что знание русского языка является обязательным при поступлении в высшие учебные заведения. И там во многих высших учебных заведениях русский язык изучается не только на филологическом факультете, но и на других. Или взять Монголию.  Там русский изучают в обязательном порядке с седьмого класса. Значит, наш язык будет жить. В отличие от Туркмении, например, где только одна русская школа на всю страну...

А на Украине ситуация с русским языком улучшилась?

Да. При администрации Ющенко нам не удавалось открывать центры русского языка. Сейчас центры «Русского мира» действуют в Киеве, Харькове, Луганске, Донецке, Ровно, Николаеве, Одессе…   Удалось наконец-то провести олимпиаду по русскому языку. Далеко не везде нас ждут с распростёртыми объятиями. Но, тем, не менее, я бы сказал, что интерес к русскому языку сейчас на подъёме в мире. Правда, это происходит после колоссального провала, который был в девяностые. По моим подсчётам, количество людей, говорящих по-русски, за последние двадцать лет сократилось на 50 миллионов человек. Ни один язык не исчезал на планете столь стремительно. В странах Восточной Европы все учили русский. За последние годы ушло поколение, поголовно говорящее по-русски. То же самое произошло и со странами бывшего СССР.  Широко изучают русский  только в России, Белоруссии и Казахстане.

Но, с другой стороны, во многих местах количество изучающих русский язык растёт. Например, в Болгарии. В девяностые там русский был четырнадцатым по количеству детей, которые учили его, сейчас – второй. В Польше – был шестнадцатым, сейчас – второй. Это связано и с экономикой, и с общим авторитетом страны. К тому же проходит  то время, когда русский язык старались наказать за прегрешения предыдущих режимов.

Наш фонд работает в том числе и через Всемирную сеть. Мы создали интерактивные программы, которые позволяют учить русский язык на нашем сайте. Издаём одноимённый журнал. В интернете у нас есть радиовещание и телевизионное вещание. На нашем сайте – около шестисот тысяч посещений.

На акции фонда «Русского мира»  откликаются не обязательно именно русские. Русский мир для нас – это все, кто знает русский язык.  Существует и такой парадокс, когда русские не говорят на языке. Среди эмигрантов   четвёртого поколения очень много таких. Но они относят себя к русскому миру.

В Европе, например, живёт примерно десять миллионов русскоязычных, многие из которых хотят, чтобы их дети изучали русский язык. Но школ таких очень мало, потому что политики Евросоюза по поддержке русского языка нет. Там поддерживают какие угодно языки, от цыганского до эстонского, только не русский. Хотя по распространённости он – четвёртый-пятый в странах ЕС. На первом месте - английский, затем идут немецкий, французский, мы -  на одном уровне с испанским. То есть в странах западной Европы живёт такое же количество русскоязычных, как и испанцев. Это огромный пласт народа, чьи дети начинают язык терять. Наша задача – подстегнуть страны ЕС к введению изучения русского языка в школах.

Помимо «Русского мира» в нашей стране есть и целевая программа поддержки русского языка, но это всё равно несопоставимо с тем, что делают для поддержки своей культуры и языка другие государства. Это ещё и вопрос межгосударственных отношений, вопрос экономических позиций России, её общего авторитета и престижа в мире. Многое зависит и от того, как мы относимся к людям других национальностей. Если у нас будут продолжать говорить: «Понаехали тут всякие» или убивать из-за цвета кожи, то рассчитывать на хорошее отношение к России и к русскому языку вряд ли приходится...

Русский мир – это огромная вселенная, и сколько бы ты ни работал, сколько бы ты ни сделал, всегда будет мало. Но и отдача бывает большой, когда ты чувствуешь, как люди тянутся, когда чувствуют культурную нить. Особенно это чувствуется в интеллигентской среде СНГ, там существует большая ностальгия по общению, которое в интеллигентской среде происходит всё-таки на русском...


Просмотров 1

06.10.2011