Война с черными археологами продолжается

Древнее культурное наследие, скрытое на дне морей, законодательно не защищено

Война с черными археологами продолжается

Николай Макаров (слева) и Сергей Нарышкин на открытии выставки

На выставке «Горизонты археологии: от Балтики до Причерноморья» в доме Российского исторического общества впервые предстали перед публикой ценнейшие находки отечественных разведчиков прошлого. Высочайшие образцы искусства Античности, таившиеся до недавних месяцев в глубинах Керченского пролива, суздальский клад, берестяная грамота из Новгорода Великого и украшения древних эстиев, найденные в Калининградской области… Однако восхищение высочайшим уровнем исследований, проводимых учеными Института археологии РАН, добивающимися результатов мирового уровня при весьма скромном уровне финансирования, не могло отвлечь от не раз упомянутой на открытии экспозиции и в ее кулуарах проблемы сбережения исторических ценностей и ее законодательном решении.
Одни из них бесследно для науки и общественности уходят на нелегальный рынок антиквариата, другие же приносились еще несколько лет назад в жертву спешке и некомпетентности строителей.

Об этих по-прежнему тревожных вопросах шла речь в беседе обозревателя нашего журнала и директора Института археологии Российской академии наук, академика РАН Николая Макарова

- В начале двухтысячных годов на раскопках древнего селища Минино в Вологодской области Вы рассказывали мне о своих невеселых встречах с черными копателями, когда тишайшее, в моем представлении, занятие поиска артефактов на Русском Севере закончилось дуплетным выстрелом из двухстволки. Два мужика, самозабвенно копавшиеся на берегу Белого озера, издали высмотрели вас, приближающимся к суше на резиновой лодке, и отнюдь не собирались уступить зону своей пиратской активности. «Ты, академик, свое уже нарыл, - крикнул тогда один из кладоискателей, наводя ружье на вас. - Дай и нам поковырять!..» Шестнадцать лет прошло. А ваша профессия по-прежнему сродни службе в подразделениях особого риска.

- В экспедициях бывает всякое. В тот раз все обошлось. А про историю экспонатов последней выставки можно писать приключенческие рассказы: это и зимние погружения наших водолазов на дно Керченского пролива, и раскопки могильников, которые находятся в поле зрения грабителей, стремящихся опередить ученых, и долгие раскопки, казалось бы, малоинтересных, «бедных» памятников, неожиданно завершившиеся яркими находками.

Портрет Владимира Мономаха на Новгородской печати XI века

- Можно ли хотя бы приблизи­тельно оценить масштабы расхи­щения археологических памятни­ков отечественного прошлого?

- Говорить о долях или процен­тах я не берусь, но совершенно оче­видно, что масштабы подобной гра­бительской деятельности в России наших археологических памятников остаются высокими. После приня­тия новых редакций Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Фе­дерации» активность грабителей несколько снизилась, поскольку за­кон предусматривает достаточно строгие наказания за расхищение археологического наследия. Но в последнее время стало очевидно, что правоохранительные органы не слишком настойчиво используют нормы законодательства для за­щиты археологического наследия, и грабительство вновь оживилось. Мы постоянно встречаем его следы на тех памятниках, где ведем работы. Котлованы, оставшиеся в культурном слое после извлечения из него древних вещей, к сожале­нию, обычная примета средневеко­вого поселения. Некоторые находки порой всплывают на грабительских сайтах. Правда, сейчас черные ко­патели стали осторожнее, выстав­ляют свою добычу в Интернете не так открыто, как прежде. Нельзя сказать, что для борьбы с копате­лями ничего не делается, по моим сведениям, по фактам расхищения древностей возбуждено около два­дцати судебных дел, но хотелось бы, чтобы противодействие тако­го рода криминалу было более си­стемным и последовательным.

Клад серебряных монет из Суздальского Ополья

- Одна из сенсаций выставки — найденный под Юрьевом-Польским серебряный клад, датиру­емый концом XIV — началом XV века. Это более полутысячи сере­бряных монет древнерусской че­канки. Подобных находок весьма немного, и опять же причина — в налетах псевдоархеологов-нелегалов, которые без помех обза­водятся оборудованием, позволя­ющим буквально заглядывать в земную толщу. В этой связи неиз­бежен вопрос: может быть, имеет смысл законодательно запретить свободную продажу металлодетекторов?

- Я не сторонник драконовских мер, но при этом считаю, что бесконтрольная доступность подоб­ных дорогих игрушек в российских условиях безусловное зло. Ученые становятся заложниками коммер­ческих интересов тех структур, которые производят и продают по­добную технику. Многие из тех, кто берет в руки металлодетектор, не в полной мере осознают разруши­тельные последствия их несанкци­онированного использования на ар­хеологических памятниках. Так что ничего плохого не вижу в том, что свободная продажа металлодетекторов может быть ограничена.

- Заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Сергей Рыбаков на открытии вы­ставки упомянул о новых зако­нопроектах, связанных с архео­логией. Он, в частности, говорил: таящееся под водой культурное наследие у нас законодательно никак не защищено…

- Древности, скрытые на дне морей, действительно часто имеют неясный правовой статус. А сейчас, когда Россия гораздо шире, чем прежде, представлена в Причерно­морье, эти пробелы необходимо устранить. Археологические объ­екты во внутренних водоемах за­щищает Федеральный закон №73, сохранение наследия на дне морей связано с более сложными право­выми коллизиями.

- Всем хорошо памятно странное поведение не­коего голландского музея, не желающего вернуть музеям Крыма представленные ими для временного по­каза скифские древ­ности…

- Проблему необ­ходимо решать на международно-пра­вовом уровне. Мы выступаем в этом вопросе не как специалисты по правовым вопро­сам, а как научные эксперты. Зато мы, археологи, сегодня пополняем крымские музейные собрания новы­ми экспонатами, появление которых в какой-то мере компенсирует вре­менные, как хочется верить, утраты. На нашей выставке представлена античная керамика, найденная ак­валангистами близ Керчи, а глав­ное — терракотовая голова эллин­ского божества — одно из лучших произведений античного искусства, которое было найдено в Северном Причерноморье за последние де­сятилетия. Это не просто находка года. Это находка, которая войдет в историю античного искусства!

- От этих уникумов ни одно собрание не откажется, но мне приходилось не раз слышать, и в том числе от ваших коллег, что музейщики нередко, так сказать, со скрипом принимают от архео­логов их находки.

- Многим музеям сегодня не хва­тает помещений для хранилищ, рост фондов требует дополнительного пространства, а прием на хранение новых археологических коллекций предполагает большую работу по их описанию и вводу в электронные каталоги. Зачастую музеи просто не готовы к тому, чтобы взять на хранение большие объемы новых материалов, для них это тяжелая нагрузка. Но пополнение музейных собраний археологическими коллек­циями — это не передача отдельных уникумов, которые тут же займут свое место в экспозициях, это при­ем на хранение больших масси­вов древностей, которые не могут быть разделены. Материалы раско­пок должны храниться цельно, их нельзя разобщать. Такова мировая практика. Мы сталкиваемся с тех­ническими затруднениями, которые требуют внимания и своевременной реакции, иначе они перерастут в се­рьезные проблемы для археологиче­ской отрасли.

- Примерно лет тридцать назад в «Литературной газете» развер­нулась оживленная дискуссия о культурном наследии, во время которой было высказано необыч­ное мнение: коль скоро музеи не в состоянии показать все, что они накопили, то не следует ли распро­дать невостребованные редкости?

- У нас уже и без того столько всего было распродано!.. Нет уж, то, что уцелело, пусть останется в государственных хранилищах. Все цивилизованные страны так и поступают. Пони­маете, материальные па­мятники древности — это же не только выставоч­ные экспонаты. Это форма сбережения знаний о про­шлом, как в архивах. Ведь в архивах не все докумен­ты интересны для чтения и не все предназначены для немедленной публикации, но это в любом случае — на­ша память. Археология тоже часть национальной памяти и отношение к ней должно быть соответственным. Негоже от это­го отступаться.

Голова античного божества найдена на дне Керченского пролива

- Открывая выставку, пред­седатель Российского историче­ского общества Сергей Нарыш­кин особо обратил внимание, что многие находки стали достоянием науки благодаря закону, обязы­вающему строителей нести ответ­ственность за сохранность архео­логического наследия в районах их работ. А председатель правле­ния Государственной компании «Российские автомобильные до­роги» Сергей Кельбах уверенно заявил, что воспринимает эту обязанность как необходимость совместной с археологами рабо­ты… Значит ли это, что прежние шероховатости и даже конфликты в общении со строителями навсег­да отошли в прошлое?

- Представители крупных стро­ительных корпораций стали в по­следние годы значительно внима­тельнее относиться к археологии. Это не комплимент, это признание того, что реально происходит. Все- таки наша работа немножко меня­ет людей. Появляется привычка со­блюдать закон, планировать архео­логические изыскания на участках строительства. Законодательство, несомненно, сыграло в этом не­маловажную роль. Но… смотрите, что порой получается: право на проведение охранно-спасательных исследований часто сегодня опре­деляется по итогам конкурса. Усло­вием участия в нем является внесе­ние залога, который порой состав­ляет четверть, если не треть полной стоимости работ. У бюджетных учреждений — институтов, музеев, университетов — таких денег нет и очень часто мы просто не в состо­янии участвовать в конкурсах. Со стороны это может показаться ме­лочью, но подобные мелочи часто оставляют вне игры наиболее под­готовленных в научном и методиче­ском отношении археологов, рабо­тающих в бюджетных учреждениях. Спору нет, закон призван отсечь недобросовестных исполнителей, которые могут исчезнуть вместе с полученными деньгами, ничего при этом обещанного не сделав. По отношению к коммерческим фирмам, зарегистрированным за три дня до конкурса с юри­дическим адресом на частной квартире, это вполне оправданно, но у нас большой академический институт. Мы не может исчезнуть… даже если бы этого захотели. Будем очень благодарны законодателям, если эти вопросы удастся урегули­ровать.

Мотивы скандинавской мифологии в наконечнике рога из воинского захоронения древних эстиев

- Если не ошибаюсь, одним из доказательств плодотворности та­кого сотрудничества стали обна­руженные при работах на трассе будущей Центральной кольцевой автодороги шлемы времен Ивана Грозного. Их даже сравнивают со шлемом сына Ивана Грозного из Оружейной палаты… 

- Звенигородские шлемы, без преувеличения, — интереснейшая и неожиданная находка. Кстати сказать, они привлекли всеобщее внимание на первой экспозиции результатов наших раскопок, со­стоявшейся в Доме Российского исторического общества год назад.

Фото Александра Шалгина (пресс-служба Российского Исторического Общества),
Юрия Паршинцева

Просмотров 2079

13.09.2017

Популярно в соцсетях