Ограбление по-европейски

В Крыму намерены создать виртуальную выставку «скифского золота», коллекция которого из Центрального музея Тавриды «арестована» в амстердамском Музее Алларда Пирсона

Экспонаты, которые сегодня «заперты в сундуках» Музея Алларда Пирсона

Ограбление по-европейски Браслеты – браслеты и серьги из могильника Джург-оба

ПОД КОНТРОЛЕМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Суд Амстердама получил апелляционную жалобу крымских музеев по делу о «скифском золоте», однако точная дата ее рассмотрения пока не известна, заявил официальный представитель инстанции Рон ван Леувен. По предположению генерального директора Центрального музея Тавриды Андрея Мальгина, скорее всего, это случится осенью. До тех пор коллекция будет храниться в амстердамском Музее Алларда Пирсона.

Тем временем Центральный музей Тавриды намерен создать виртуальную выставку, где будут представлены голограммы всех запертых в голландских сундуках экспонатов. Работа над этим проектом уже идет. Существенную помощь в его реализации должен оказать президентский грант, заявку на получение которого подал крымский музей.

За развитием ситуации пристально следит российский парламент, отметила в интервью нашему изданию член Комитета Государственной Думы по культуре Светлана Савченко. «Мы сделаем все возможное для того, чтобы вернуть коллекцию на родину, и надеемся, что в конце концов голландский суд вынесет справедливый «приговор», — заявила она. — К сожалению, дело получило политическую подоплеку. Однако если абстрагироваться от этого аспекта, то по международному праву владельцами коллекции являются музеи. Именно поэтому я настроена оптимистично. Голландцы все время откладывают окончательный вердикт, так как знают: если принимать не политическое, а юридическое решение, экспонаты должны вернуться в Крым. Кроме того, они понимают, что порождают прецедент, который может вызвать эффект домино. Если «скифское золото» передадут Украине, музеи во всем мире задумаются, а везти ли свои коллекции на выставки за рубеж. Потому что не дай бог что-то произойдет в мире «большой политики», и обратно экспонаты можно будет и не получить. Если для Запада собственность, чья бы они ни была, действительно священна, то будьте любезны, верните эту собственность ее владельцам вне зависимости от политической конъюнктуры».

Змееногая богиня скифов – символ Керчи
Змееногая богиня скифов - символ Керчи

Представьте себе, что бы началось, исчезни из Рейксмюсеума в Амстердаме «Ночной дозор» Рембрандта. Или хотя бы просто запри его под замок какие-нибудь судебные приставы. Между тем статуя змееногой богини скифов, являющаяся символом Керчи — одного из древнейших городов Европы, который старше голландской столицы почти на два тысячелетия, лежит под замком уже больше двух лет.

После того как 18 декабря прошлого года городской суд Амстердама постановил отдать коллекцию уникальных крымских экспонатов Украине, обычно сдержанный генеральный директор Центрального музея Тавриды Андрей Мальгин не выдержал и назвал это решение грабежом. «Решение Амстердамского суда по коллекции крымских музеев в Музее Алларда Пирсона — огорчающее, несправедливое, но не неожиданное, — отметил он. — Более того, это уже третий случай грабежа крымских музеев в новой и новейшей истории. В период Крымской войны англичане разграбили Керченский музей древностей, затем немцы «попаслись» в музеях полуострова во время оккупации, теперь вот голландцы…»

КАК ЭТО БЫЛО В XIX ВЕКЕ

В первые же дни после занятия Керчи союзниками в мае 1855 года городской музей древностей подвергся варварскому разграблению, так что даже бывший свидетелем этого корреспондент лондонской «Таймс» Уильям Говард Рассел заметил: «Разрешите мне выразить чувство отвращения, которое испытывает всякое цивилизованное существо, наблюдающее сцену разрушения и варварского насилия, чему подвергся этот несчастный город». «Древние вещи, хранившиеся в музеуме, расхищены», — добавлял еще один очевидец тех событий, русский археолог Кирилл Бегичев.

Этот погром «цивилизованные» британцы списали на своих союзников-турок и приступили к собственным масштабным археологическим раскопкам на территории Керчи под руководством члена Королевского географического общества Дункана Макферсона. Уже был заключен мирный договор 18 (30) марта 1856 года, а оккупанты продолжали работы, спеша награбить как можно больше «античного добра». На другом краю Крыма, в Балаклаве, подобной археологической экспедицией британцев руководил полковник Уильям Манро.

После окончания войны все находки «ученых» — золотые и бронзовые украшения, монеты, керамика, фарфор, саркофаги, могильные плиты и так далее, и тому подобное — оказались в знаменитом Британском музее, где и хранятся до сих пор. А полковник Макферсон издал по итогам своих «исследований» книгу «Древности Керчи», в которой, в частности, оправдывая свои действия в Крыму, писал: «Русский вандализм стер все следы величественных руин, ранее здесь существовавших: стены древнего города были стерты с лица земли и все его памятники уничтожены. С тех пор как русские овладели Крымом, они совершенно уничтожили все древние остатки его былого величия…»

Зато британцы наши крымские сокровища хранят в целости и сохранности, но — у себя. Как с удовлетворением констатировал по этому поводу Макферсон, «наконец реликвии достигли надежной гавани…»

КАК ЭТО БЫЛО В XX ВЕКЕ

Разграбление музейных коллекций во время оккупации фашистами Крыма осуществлялось как отдельными мародерами, так и специалистами, совмещавшими ученые звания с «фюрерскими должностями». Адольф Гитлер планировал создать в австрийском Линце самый большой музей в мире — уникальное собрание произведений искусства из всех порабощенных стран. И его подручные во главе с Альфредом Розенбергом работали над этим не покладая рук.

Наверное, самой крупной добычей оккупантов в Крыму стала коллекция Воронцовского дворца-музея в Алупке. Они вывезли оттуда передвижную выставку Русского музея и выставку Симферопольской картинной галереи, в том числе полотна известных русских художников. В 1942 году фашисты устроили в бывшей столовой графа Воронцова банкет по случаю годовщины завоевания Крыма, во время которого пили и ели из музейных сервизов, а потом устроили пальбу на Львиной террасе, выбрав в качестве мишеней произведения искусства — уникальные мраморные фонтаны.

Вновь, как и в годы Крымской войны, катастрофические потери понес Керченский музей. Одна часть коллекции погибла в результате фашистских бомбардировок уже в эвакуации, в Армавире, другую вывез в Германию в августе-сентябре 1943 года немецкий профессор Маттес — 45 ящиков с изделиями из дерева, стекла, металла, терракотой, монетами, чернолаковой и краснофигурной керамикой. Старое музейное здание на горе Митридат было разрушено до основания, а находившиеся в нем боспорские надгробные стелы сброшены со склонов вниз.

В описи расхищенных экспонатов Бахчисарайского дворца- музея перечислены 283 предмета, в том числе персидские ковры, гобелены, покрывала, полотенца, платки, золотые и серебряные браслеты, кольца, серьги, подвески, монеты, кинжалы, чадры. Сотни экспонатов — археологические артефакты, иконы, книги, мебель, украшения — были изъяты из Центрального краеведческого музея Крымской АССР. И этот список можно продолжать и продолжать, что и делает в своей статье «Музеи Крыма в годы Великой Отечественной войны» местный ученый Сергей Андросов, замечая: «Не исключено, что некоторые крымские памятники, числящиеся утраченными в военные годы, могут быть выявлены в западных музеях или частных собраниях».

КАК ЭТО ПРОИСХОДИТ В XXI ВЕКЕ

Скифское навершие с грифоном – эмблема Центрального музея Тавриды
Скифское навершие с грифоном - эмблема Центрального музея Тавриды

Воссоединение Крыма с Россией хоть и было мирным, но стало поводом для новой холодной войны, жертвами которой, как и в «горячих» войнах прошлого, оказались крупнейшие музеи полуострова, а вместе с ними — два с половиной миллиона крымчан.

Напомним вкратце хронику событий. В 2013 году Центральный музей Тавриды, национальный заповедник «Херсонес Таврический», Керченский историко-культурный заповедник и Бахчисарайский историко-культурный заповедник стали участниками международного выставочного проекта в Ландес-музее Бонна и Музее Алларда Пирсона в Университете Амстердама. На крупнейших зарубежных выставках в истории крымских музеев «Крым — золотой остров в Черном море. Греки — скифы — готы» и «Крым. Золото и тайны Черного моря» было представлено 2111 (!!!) археологических предметов эпохи Античности и раннего Средневековья, найденных в результате многолетних раскопок на территории Крыма.

Страховая стоимость коллекции составляет около полутора миллионов евро, но на самом деле она, конечно, бесценна. Ибо за каждым из предметов — тысячелетняя история древних народов, населявших крымский полуостров еще до нашей эры, «задолго до украинцев»: греков, римлян, скифов.

В 2014 году, после воссоединения Крыма с Россией, правительство Украины потребовало вернуть «скифское золото» не в Крым, а в Киев на том основании, что оно якобы принадлежит государству Украина. В ноябре того же года крымские музеи подали в окружной суд Амстердама коллективный иск к Музею Алларда Пирсона, в котором потребовали исполнить обязательства по контрактам и вернуть коллекцию законным владельцам — музеям и народу Крыма. Тогда же крымские музеи обратились к мировой общественности, к Международному совету музеев (ИКОМ) и ЮНЕСКО с просьбой обратить внимание на сложившуюся ситуацию.

Увы, «мировая общественность» прислушалась к противоположной стороне. 14 декабря прошлого года суд Амстердама постановил вернуть «скифское золото» Украине. Согласно решению, Крым не может претендовать на коллекцию как на культурное наследие, так как не является суверенной страной. Право принять решение о возврате золота в крымские музеи или передать его национальному музею Украины принадлежит украинскому суду, постановили голландские судьи, то ли издеваясь над крымчанами, то ли не понимая очевидность вердикта киевской «фемиды».

Реакция официального Киева была недвусмысленной. «Решение окружного суда Амстердама означает, что не только «скифское золото» является украинским. Крым тоже украинский, Крым — наш, и точка. Это следует из решения суда европейской страны», — заявил президент Украины Петр Порошенко.

У крымчан, естественно, другое мнение на этот счет. «Мы разочарованы и даже шокированы таким исходом дела», — отметили в своем коллективном заявлении музеи. По их мнению, ни законодательством Украины или Нидерландов, ни международным правом не предусмотрены правовые основания для передачи или перемещения предметов, которые в настоящее время находятся в Амстердаме, в Киев, где они никогда не были в течение сотен лет. «Предметы принадлежат Крыму, на территории которого они были найдены, свидетельством истории и культуры которого они являются и где они составляют неотъемлемые части коллекций, которые в течение многих лет с любовью собирали преданные своему делу археологи», — убеждены крымчане.

В Министерстве культуры России также заявили, что решение голландского суда нарушает нормы международного права и принципы межмузейного обмена, и коллекция должна быть возвращена в Крым, где она была найдена и хранилась много лет.

Наконец, следует также отметить, что, к счастью, и многие простые европейцы не согласны с мнением их судей. Ряд общественных организаций Голландии, Бельгии, Германии обратились к суду Амстердама с петицией «Верните скифское золото в Крым!» «Народ Крыма имеет право на свою историю и на хранение своих культурных и исторических ценностей на своей земле вне зависимости от государственности. Решение суда Амстердама напрямую нарушает нравственно-этические нормы международного культурного права», — говорится в этом документе.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

«Стороны вооруженного конфликта не имеют права направлять военные действия против культурных ценностей, и они обязаны, по возможности, не причинять случайного ущерба таким ценностям, — сказано в Гаагской конвенции 1954 года. — Запрещается использовать культурные ценности в военных целях». В нашем случае мы тоже имеем дело с войной — пусть и холодной. И «военные действия» в ней направлены именно против культурных ценностей. Не случайно же в Киеве, в музее «Мыстецький арсенал», уже приготовлено место для крымских «музейных трофеев».

Константин Бахарев

Более того, ободренные предварительным решением голландского суда киевские власти недавно заявили, что все найденные археологами в Крыму артефакты должны передаваться на хранение Музейному фонду Украины. Поводом для этого стали масштабные археологические работы, которые проводятся сейчас на месте строительства моста через Керченский пролив и федеральной трассы «Таврида». В связи с этим Министерство культуры Украины даже обратилось в ЮНЕСКО с требованием «принять необходимые меры, чтобы не допустить нарушения законодательства Украины и разрушения объектов археологического наследия страны».

Еще одним последствием решения Амстердамского суда станет тот факт, что европейцы больше не увидят крымских экспонатов на своих выставках, ибо гарантий их возврата на родину нет. «Позиция суда Амстердама, в соответствии с которой исполнение таких договоров зависит от политической конъюнктуры, прямо угрожает практике музеев передавать какие-либо предметы во временное пользование музеям в других странах», — говорится в заявлении крымских музеев. В российской практике подобный прецедент имел место в связи с «делом ЮКОСа», когда Министерство культуры запретило Русскому музею вывезти картины Марка Шагала на выставку в Швецию, опасаясь их ареста.

Что будет дальше? Каким бы ни был окончательный «приговор» голландского суда, рано или поздно «скифское золото» все равно вернется в Крым. «О чём надо помнить, наблюдая нынешний прискорбный случай, — отмечает Андрей Мальгин. — Первое: украденные ценности (особенно древние артефакты) удачи не принесут ни тем, кто украл, ни тем, кто способствовал. Второе: эти вещи останутся нашими, где бы вы их ни спрятали и как бы ни назвали. Третье: мы за ними придём».

Фото Алексея Чугуя


Автор: Александр Мащенко

Просмотров 1138

13.06.2017

Популярно в соцсетях