В сфере культуры должны быть абсолютно честные и прозрачные отношения

Почему задерживается принятие нового закона о культуре? Как расходуются средства, которые государство вкладывает в эту сферу? Что происходит с исполнением распоряжений главы государства?

В сфере культуры  должны быть абсолютно честные и прозрачные отношения

Фото из фондов Музея-усадьбы Л.Н.Толстого «Ясная Поляна»

Об этом и многом другом в интервью с советником Президента России Владимиром Толстым.

- Очень жаль, Владимир Ильич, но приходится начинать наш разговор с коррупционного скандала в Минкультуры. Как вы можете его прокомментировать?

- Пока суд не определил степень вины задержанных сотрудников министерства, комментировать ситуацию сложно. Я шокирован этой информацией, знаю людей, о которых идет речь, их положительные деловые качества. Для меня здесь более важна этическая сторона дела. Средств, в том числе и на реставрацию, действительно не хватает. Многие памятники истории и культуры находятся в запущенном состоянии. И если в такой ситуации деньги идут в карман, а не на дело, то это уже на совести людей, которые себе такое позволяют.

В сфере культуры должно быть абсолютно честное, прозрачное, эталонное отношение к тому действительно небольшому и недостаточному для решения проблем бюджету. Но мы видим, что коррупция существует, и это одно из главных зол, которое мешает стране развиваться так, как она могла бы и должна, имея известные ресурсы — человеческие, природные и культурные в том числе. И существует она только тогда, когда у человека нет внутреннего стержня, который не позволяет коррупционному соблазну брать над собой верх. Это то, что называется внутренней культурой гражданина.

Справка РФС

Владимир Ильич Толстой

Родился 28 сентября 1962 года в Москве. Окончил факультет журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова. Работал в различных СМИ, позже на должности ведущего эксперта в Министерстве культуры РФ.

В 1994 году назначен генеральным директором государственного мемориального и природного заповедника «Музей-усадьба Л.Н.Толстого «Ясная Поляна».

С мая 2012 года — советник Президента РФ.

Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

- И тем не менее государство вкладывает в сферу культуры деньги. Много или мало — вопрос из разряда вечных, как, наверное, тут же возникающая коррупция. Но, может быть, дать возможность предприятиям культуры самим зарабатывать на жизнь?

- Так и происходит. Бюджетным учреждениям не возбраняется оказывать платные услуги, но далеко не все могут это делать. Какие платные услуги может оказывать библиотека или архив? Выдачу литературы? Чисто рыночные модели не в состоянии обеспечить, к сожалению, существование и развитие подлинной, фундаментальной культуры. Около культуры есть возможность зарабатывать, в туристической отрасли, например, или в ведущих театрах, куда зрители с удовольствием ходят. Но переводить всю культуру на коммерческую основу в наших условиях означает окончательно ее загубить.

Впрочем, попытки совершить такое действие происходят все время, и в связи с этим мы очень многое утрачиваем. Практика показывает, что без поддержки, а порой и вмешательства в проблемы культурной сферы на федеральном или региональном уровне пока обойтись нельзя. Самоокупаемость в сфере культуры сложна и порой даже порочна. Тот же музей вместо того, чтобы проводить фундаментальные исследования своих фондов, начинает заниматься организацией праздников. Происходит подмена настоящей деятельности — развлекательной и услуговой. Бизнес не в состоянии финансировать культуру на регулярной основе, разве что по принуждению, поддерживая разовые проекты. Налоговая система не позволяет.

- Но ведь принят закон о меценатстве?

- Закон получился выхолощенным, пустым, в нем нет рычагов, которые могли бы заинтересовать бизнес вести благотворительную или меценатскую деятельность. Есть отдельные люди, которые по своей инициативе открывают какие-то программы. Мне нравится, что делает фонд Тимченко, поддерживая культурные проекты в небольших населенных пунктах и малых городах. Или деятельность фонда Потанина, много лет поддерживающего музейные и образовательные проекты. Но это личная воля богатых людей и богатых компаний, вносящих свой социальный вклад в развитие общества. Они ничем не простимулированы, кроме личной воли и понимания, что это важно.

Но глобально поддержать культуру в стране сегодня может только государство. Все должны быть заинтересованы в том, чтобы поддерживалась фундаментальная культура, то, что влияет на воспитание и просвещение гражданина. Это социальный заказ на уровень и качество нашего общества. Именно здесь должен проявляться государственный подход. Для того и были приняты Основы государственной культурной политики, утвержденные указом президента еще в декабре 2014 года, где заложены все идеи и принципы дальнейшей работы. Другое дело, что практика их реализации пока еще далека от идеального исполнения.

- Что же мешает?

- Мешает инерционность процессов. Я вообще заметил, что у нас тотальные реформы проходят гораздо быстрее и легче, чем простое эволюционное развитие. Воплощать в жизнь идеи, заложенные в Основах культурной политики, — большая и серьезная работа, на которую наши ведомства не очень охотно идут потому, что загружены рутиной и необходимостью решать повседневные вопросы. На какие-то серьезные внутренние перестройки ни времени, ни сил у них не хватает, да и никто с ножом у горла не стоит.

- Так, может быть, тут проявляется известный российский менталитет? У нас ведь, пока старший не приказал и кулаком по столу не ударил, никто не будет шевелиться…

- Так у нас и старший приказывает, и даже кулаком по столу, если надо, стучит. Выходят очень правильные, очень разумные поручения президента Правительству, отдельным ведомствам, руководителям регионов. А дальше происходит трансформация или интерпретация этих поручений. Главной задачей для тех, кто их получил, становится не выполнение по сути, а поиск способов формального «закрытия», снятия с контроля, чтобы иметь позитивные показатели. В моем представлении, за всеми отчетами и формальными цифрами кроется горячее желание просто быть на хорошем счету, не вдумываясь в то, что стоит за поручениями на самом деле и что должно получить общество в результате их исполнения.

Для меня остается загадкой происходящее. В Правительстве или в министерствах работают нормальные, неглупые люди. Случайные граждане, наверное, тоже туда не попадают. Что же мешает им разглядеть сущность вопроса и добиваться решения поставленных задач?

На открытии Московского фестиваля «Книги России» советник Президента РФ по культуре Владимир Толстой, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям (Роспечать) Михаил Сеславинский и руководитель Федерального агентства связи (Россвязь) Олег Духовницкий
Фото Игоря Самохвалова

 

- Это касается только сферы культуры?

- Я думаю, это касается системы управления в целом и как раз системы исполнения принимаемых документов. В том числе и исполнения бюджета в любой сфере.

- Можно ли, на ваш взгляд, найти какие-то критерии, показатели, из которых была бы видна эффективность работы в культурной сфере?

- Минфин, Минэкономики, Минкультуры пытаются определить некие цифровые показатели, по которым можно было бы что-нибудь подсчитать. Например, театр заполняется в среднем на 75-80 процентов, а музей организовал определенное количество выставок, пришло столько-то посетителей. Но ведь цифровые показатели несложно и подогнать. Выставка одной картины — это тоже выставка.

Нужно искать показатель, определяющий качественный результат, что и заложено в Основах государственной культурной политики, где определен приоритет качества над количеством. Но он трудно поддается исчислению, и формулы, по которым его можно рассчитать, пока нет. К тому же в культурной сфере эффект виден не сразу. Очень трудно давать оценку результату, который появится спустя годы, иногда десятилетия. Но ведь только так и может работать культура, годами влияя на общество и людей, с тем чтобы через 15-20 лет уменьшилась коррупция и вообще количество любых преступлений, возрастали духовность и нравственность.

- Что мы ждем от Года кино? Больше отечественных фильмов, шедевров, которые войдут в сокровищницу мирового кинематографа?

- Не стоит так уж сильно замахиваться. Российскому кино трудно тягаться с Голливудом, где на один блокбастер тратится столько же денег, сколько выделяет государство на все наше кино в год. Но ситуация выправляется. За последние несколько лет удалось поднять и удерживать планку в пределах почти 20 процентов зрительской доли интереса к отечественному кинематографу. Не так давно она была в два раза ниже. Удается выпускать больше фильмов, чем прежде. Но уничтоженная в девяностые годы киноиндустрия не может сама встать на ноги с нуля. Через Фонд кино удается поддерживать крупные компании, стабильно выпускающие по несколько фильмов в год. Часть из них собирает своего зрителя. Но при этом важно не только увлекаться кассой, а еще и не забыть достижения советского кинематографа, хорошие фильмы того времени, которые люди до сих пор любят и охотно пересматривают.

Хорошую программу по созданию кинотеатров в малых городах России инициировало Минкультуры. Вдумайтесь: в подавляющем большинстве городов, где населения меньше 50 тысяч, вообще нет кинотеатров. Граждане, если захотят познакомиться с киноновинками, вынуждены пользоваться пиратскими сайтами в Интернете. Минкультуры вместе с Фондом кино выделило деньги для приобретения оборудования для кинопоказа. Задача местных властей — подготовить площадки. Таким образом, помимо прочего, стимулируется еще и развитие малого бизнеса.

Я горжусь тем, что уже несколько лет делается в этом направлении толстовским музеем в деревне Ясная Поляна. Здесь, в сельском клубе, регулярно идут показы лучших российских фильмов. Их представляют отечественные режиссеры и актеры. Это не просто просмотр фильма, а целая просветительская программа. Предложение Минкультуры построено на тех же принципах, вплоть до того даже, что в новых кинотеатрах первые три года должно показываться не менее 50 процентов фильмов отечественного производства.

- Бюджет-2016 ожидает секвестр. Попадет ли под него культурная сфера и какие направления пострадают больше всего? - Секвестр не избирательная процедура, он заденет сферу культуры так же, как и все остальные сферы, в одинаковой пропорции. Попытка как-то уберечь ее была. На президентском Совете по культуре, который прошел в декабре прошлого года, эта тема обсуждалась. Но мы понимаем, что исключения маловероятны.

- Когда заканчивались и Год культуры, и Год литературы, многократно слышались заявления о том, что «проведенные в рамках года мероприятия придадут импульс дальнейшего развития культурной сферы в регионах…» На ваш взгляд, придали?

- В общем, так и есть. Никто из нас не знает, как бы сложилось, если не было бы этих импульсов. Культура всегда была на последнем месте при формировании бюджетов всех уровней и вниманием власти не избалована. И потому поддержка президентом идеи о том, что следует обратить внимание общества на культурную сферу, чрезвычайно важна. Мы не отдаем себе отчет в том, что происходит на местах. Сигналы из федерального Центра идут туда долго, но в конечном счете доходят, несмотря на всю инерционность процесса. Известно же: если в подкрепление какой-то идеи выходит президентский указ, главы регионов воспринимают его как руководство к действию. Сигнал о том, что культура не менее важна, чем экономика, жилье, социалка, был ими услышан.

Я убежден: посвятить три года подряд гуманитарной сфере, которая почему-то считается вторичной, — большое завоевание. На самом деле она первична. Именно от качества людей и общества зависит возможность прорывов и успехов во всех остальных сферах. Именно культура дает способность к творчеству, этические, нравственные и духовные принципы, которые нужны в любой сфере.

- Что происходит с принятием таких важных документов, как Стратегия культурной политики и особенно — с новым законом о культуре? Что мешает довести их, что говорится, «до ума» и когда это может быть сделано?

- Стратегия принята в очень усеченном, на мой взгляд, весьма компромиссном виде. Принималась она кулуарно, без широкого обсуждения, может быть, поэтому информация до общества пока не дошла.

С законом о культуре все обстоит сложнее. По моему личному мнению, последовательность должна быть такая: есть Основы государственной культурной политики и стратегия ее реализации, являющиеся фундаментом для норм закона, которые позволяют исполнить все, что записано в основных документах. Проект такого закона можно рассмотреть и принять. Но он будет носить исключительно декларативный характер, так как войдет в противоречие с большинством других действующих законодательных актов. Для того чтобы реально изменить положение, в них должно быть внесено огромное количество поправок и изменений. На это не идет никто.

Я думаю, что эта история продлится много лет.

Толстой в кругу семьи

В.И.Толстой в кругу семьи и родных на веранде дома Л.Н.Толстого в Ясной Поляне Фото из фондов Музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
Просмотров 3317

04.04.2016 15:56



Загрузка...

Популярно в соцсетях