Суррогатные мамы и биологические родители друг друга больше не обманут

Их права и обязанности пропишут в законодательстве детально и без двойных трактовок

Суррогатные мамы и биологические родители друг друга больше не обманут

Фото: pixabay.com

Обязанности суррогатной мамы и биологических родителей ребёнка друг перед другом строго регламентируют, а в заключённом между ними договоре появится третья сторона — медицинская организация, в которой проходит сопровождение беременности. Председатель Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов завершает разработку законопроекта, которые устранит правовые пробелы в этой сферы. В парламент документ предположительно будет внесён до конца года.

Кто имеет право на ребёнка

«Если ещё лет 15 назад суррогатное материнство в нашей стране считалось крайне редким явлением, то теперь только в одном перинатальном центре Волгограда (а я в Госдуме представляю Волгоградскую область) ежегодно 10-12 таких беременностей», — рассказала в пресс-центре «Парламентской газеты» член думского Комитета по охране здоровья Татьяна Цыбизова. В результате всё чаще в нюансах правовых взаимоотношений суррогатных мам и биологических родителей приходится разбираться судам. «Судебная практика появляется там, где есть пробелы в законодательстве, которые позволяют двойную трактовку того или иного случая», — отметила депутат.

Пока буква закона об этой сфере действительно мало что говорит: не прописана даже обязанность выносившей ребёнка женщины отдать его биологическим родителям (чтобы в свидетельстве о рождении родителями малыша записали его генетических пап и мам, необходимо письменное согласие женщины, родившей ребёнка). «Вопрос, что делать, если суррогатная мать не желает отказываться от новорождённого после того, как процесс беременности завершён, у нас до сих пор остаётся открытым, хотя в других странах законы чётко определяют, кто имеет право на ребёнка», — подчеркнула Татьяна Цыбизова.

Татьяна Цыбизова. Фото: ПГ / Юрий Паршинцев

Депутат привел в пример и другую ситуацию. Женщина идёт на суррогатное материнство для того, чтобы пополнить свой бюджет, и в течение беременности не говорит биологическим родителям о том, что ребёнок развивается с отклонениями. По идее, проинформировать об этом могли бы сопровождающие беременность медики, однако они в заключаемом между суррогатной мамой и генетическими родителями договоре вообще не фигурируют, а следовательно, не несут за эту «недомолвку» никакой ответственности. «Мы в Комитете по охране здоровья настаиваем на том, что договор о суррогатном материнстве должен быть не двусторонним, в нём обязательно должны быть прописаны обязанности медицинской организации, её ответственность», — сообщила парламентарий.

Член Комитета Госдумы по образованию и науке Татьяна Касаева признала: права и обязанности генетических родителей и суррогатных мам в законодательстве практически не определены, их фиксируют лишь в договоре о возмездном оказании услуг. «Но этого недостаточно. Каждая сторона должна быть застрахована государством от тех или иных негативных последствий», — считает она. В ситуации правовой неопределённости — когда рождённый суррогатной мамой ребёнок, генетически является малышом пары, которая заключила договор с женщиной, согласившейся его выносить, а юридически — все права на него имеет суррогатная мама, возможны случаи шантажа. И женщина может «тянуть время с передачей ребёнка», чтобы получить как можно больше прибыли.

Татьяна Касаева. Фото: ПГ / Юрий Паршинцев

Жертвой малыш может оказаться и в другой ситуации. «Нужно заранее определять, кому из супругов, грубо говоря, «принадлежит» эмбрион, — сказала Татьяна Касаева. — Представьте ситуацию - суррогатная мама беременна, а пара начинает разводиться. Кому из супругов достанется ребёнок?»

Кроме того, по её словам, в законодательстве вообще не предусмотрены ситуации, которые могут возникнуть вследствие отказа суррогатной мамы отдать ребёнка. «Женщина решила оставить ребёнка себе, но при этом биологический отец ребёнка установлен. А отцовство в нашей стране предполагает обязанности по воспитанию ребёнка, его содержанию», — напомнила Татьяна Касаева. А значит, всё это отказавшаяся выполнять условия договора женщина вправе требовать от мужчины в той паре, которой она не захотела ребёнка передать.

Негативное отношение к суррогатному материнству нужно переломить

Подготовленный в Комитете Госдумы по охране здоровья законопроект призван закрыть указанные законодательные пробелы. При этом тревожит парламентариев и тот факт, что отношение в обществе к суррогатному материнству остаётся скорее отрицательным. «Даже само название — суррогатное — несёт негативный оттенок: к примеру, от суррогата алкоголя люди погибают, — отметила Татьяна Цыбизова. — Нам кажется, в законодательстве это нужно назвать иначе. Например, донорское материнство, поскольку это и есть не что иное, как донорство. Причём донорство, которое в 99,9 процента случаев не несёт никакого ущерба для организма донора».

Елена Фоминых. Фото: ПГ / Юрий Паршинцев

Со своей стороны, общественные организации просят продумать нюансы, которые не позволят превратить суррогатное материнство в циничный бизнес. «Нельзя допустить, чтобы этот процесс стал индустрией и появились клиники, которые попытаются сделать из наших женщин, которым на каком-то этапе жизненного пути понадобятся деньги, «инкубаторов», особенно для иностранцев», — подчеркнула президент Ассоциации многодетных семей Елена Фоминых.

По мнению эксперта, необходимо подумать над ограничением публичности процесса. «К примеру, в некоторых странах запрещено публично объявлять себя суррогатной матерью или публично заявлять о поиске суррогатной матери», — пояснила она. Также, по мнению Елены Фоминых, важно законодательно ограничить рекламу суррогатного материнства.

Просмотров 1122

15.11.2018 12:33


Загрузка...

Популярно в соцсетях