Пример

Профсоюз школьников — запрещать или помогать?

В Совете Федерации заинтересовались попыткой самоорганизации учеников в Петербурге

Профсоюз школьников — запрещать или помогать?

Фото: ПГ/Владимир Афанасьев

Непростую задачу перед педагогами и политиками поставил десятиклассник петербургской гимназии №622 Лёня Шайдуров. Он создал профсоюз школьников, который будет отстаивать интересы учащихся, и теперь взрослые ломают голову, что делать с такой инициативой — поддерживать или противодействовать.

 Неправильная реакция

«У нас не профсоюз, а организация «Ученик», — уточняет Леонид Шайдуров. — Но по принципу профсоюза: демократический централизм и подчинение мнению большинства».

Лёня говорит выверенными фразами, приправляя их мудрёными терминами. Утверждает, что зачитывается Лениным, Чернышевским, изучал труды профсоюзных деятелей. То, что парень он умный, признают все, да и его оценки об этом говорят.

Изначально в организацию вошли 30 учеников. Сейчас их уже 170 — треть всех старшеклассников школы. Но списки ребята держат в секрете: боятся санкций со стороны педагогов. Методы профсоюзной борьбы уже определены: переговоры и убеждение. И лишь если учителя будут игнорировать учеников, последуют более агрессивные меры: массированная информационная работа и жёсткая агитация. О забастовке и срыве уроков речи нет.

Председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина с первых дней следит за ситуацией — в основном по сообщениям СМИ и интернет-публикациям. Её удивило, что педагоги резко отреагировали на задумку Шайдурова. И огорчило, что мальчик подвергся мощному давлению со стороны учителей — по словам подростка, его несколько раз вызывали к директору, в том числе с мамой, стращали отчислением, обзывали экстремистом, грозили упечь в психбольницу. Ещё и прокуратурой пугали, назвав собрание ребят на школьном стадионе несанкционированным митингом.

«Если бы учителя нормально на это отреагировали, никакого скандала бы не было, — уверена Драгункина. — Ну почему профсоюз школьников не может бороться за права учеников? Может! Конечно, он юридически не оформлен, но ведь это — игра взрослых ребят, и грамотный педагог должен не запрещать, а подставить плечо!»

То самое первое собрание профсоюза на школьном стадионе. Учителя сочли его несанкционированным митингом. Фото:ПГ/Александр Горелик

Первые требования, с которыми выступил профсоюз, сенатор, сама много лет проработавшая учителем, назвала вполне разумными: «Не более трёх контрольных в день? Абсолютно правильно! А как можно больше? С ума же сойдёшь! Не более трёх уроков по одному предмету в день? Тоже правильно. У детей и так сейчас огромная нагрузка, как им выдержать пять математик подряд? Свобода самовыражения во внешнем виде? Не вижу ничего плохого. Обратите внимание, дети сами говорят — при сохранении школьной формы. Ну а когда им экспериментировать с причёсками и цветом волос, как не в детстве, когда педагог и подскажет, и мягко направит?»

Тем временем всех старшеклассников гимназии уже вызывали на ковёр к директору, требовали держаться от «экстремиста» подальше. «Нам сказали, чтобы мы не вступали в его организацию, потому что нам сдавать ЕГЭ», — усмехнулись одиннадцатиклассники.

Зато реакция петербургского комитета по образованию Зинаиду Драгункину обрадовала: чиновники сообщили, что профсоюзы учеников закону не противоречат, парня отчислять не за что, и вообще поводов для реагирования нет.

Леонид Шайдуров. Фото: vk.com

Учёба не труд?

Действительно, Закон «Об образовании» разрешает детям участвовать в управлении школой, хоть и в порядке, определённом её уставом. А пункт 5 статьи 34 позволяет им вступать в общественные объединения, причём профсоюзы там даже отдельно упомянуты.

По Закону «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» в организацию можно вступать с 14 лет, то есть старшеклассники по возрасту подходят. Но дальше — неопределённость: в законе сказано, что профсоюз объединяет людей, связанных общей производственной или профессиональной деятельностью. Но считать ли таковой учёбу?

«Есть студенческие профсоюзы, значит, по той же логике могут быть и школьные», — уверен председатель Федерации профсоюзов Петербурга и Ленинградской области Владимир Дербин.

«Конечно, это не профсоюз: нет трудовых отношений, нет такой профессии — ученик», — не согласен бывший глава профсоюзов Приморья, а ныне депутат Госдумы Виктор Пинский.

Когда школа ничего не может предложить детям, те сами рождают инициативу — как в случае с профсоюзом.

«На мой взгляд, ничего незаконного дети не устроили, — полагает Драгункина. — Конечно, надо смотреть законодательство, чтобы уточнить статус школьных профсоюзов, а главное — определить, какова их миссия в школе».

По словам сенатора, петербургская история совпала по времени с началом работы Совета при Президенте по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей под председательством Валентины Матвиенко. Он сейчас собирает инициативы с мест, и одна из главных тем, поднятых регионами, — как раз воспитание, причём с упором на подростков. Так что «кейс Шайдурова» там наверняка изучат. «Когда школа ничего не может предложить детям, те сами рождают инициативу — как в случае с профсоюзом», — пояснила Драгункина.

Кстати, пока развивался скандал с организацией Шайдурова, девятиклассница той же гимназии создала альтернативную структуру с теми же целями — школьный парламент. В него уже вошли 17 ребят, причём многие одновременно состоят и в «Ученике». Но и этой альтернативе педагоги не рады: считают посягательством на свой авторитет.

«Самое главное, что ученики посмотрят на нашу борьбу и, когда вырастут и станут где-то работать, не будут молчать — они научатся отстаивать свои права и самоорганизовываться», — видит и в этом плюсы Шайдуров.

Подарок для педагогов

В преподавательском и профсоюзном сообществе сейчас думают, каковы пределы самостоятельности учеников. Известный петербургский педагог Дмитрий Зицер считает, что случившееся в гимназии №622 — лучшее, что вообще может произойти в школе, настоящий подарок для учителей: «Дети заявили о желании думать, решать задачи, брать на себя ответственность. Мальчик попытался объединить коллег в единый коллектив, цель которого — образование. А в основе — анализ, самоорганизация, сомнение, рефлексия».

Не согласен с ним депутат Виктор Пинский: «Просто подумайте, что мы делаем с образованием, позволяя детям самим определять, надо ли им учиться, в каком объёме. Это точно — дело взрослых. Если есть нарушения прав детей, если их избивают, издеваются над ними, не дети должны объединяться для своей защиты, а вся система должна защитить детей. В том числе правоохранительные органы».

Зато петербургские профсоюзы уже готовы принять организацию Шайдурова в свои ряды. «Я приглашаю Леонида и всю его команду к нам! — воскликнул Владимир Дербин. — Мы расскажем, как действовать, чтобы всё соответствовало законам. Я же сам вступил в профсоюз в 15 лет! Молодые люди правильно выбрали структуру: в школах партии запрещены, а профсоюзы — нет. Организация школьников может войти в профсоюз работников образования: там есть профсоюзы учителей, студентов, пусть появятся и школьные. Будем к этому привыкать».

Пока же ясно одно: случившееся в петербургской школе — тема для большого разговора. «В том числе на законодательном уровне, — подчеркнула сенатор Зинаида Драгункина. — И этот разговор должен начаться».

Просмотров 5955

13.12.2018 14:19

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях