Получать бесплатные лекарства должен каждый пациент

12 декабря — Международный день всеобщего охвата услугами здра­воохранения

Получать бесплатные лекарства должен каждый пациент

фото: Юрий Инякин / ПГ

После пандемии в России необходимо провести реформу инфекционной службы, пересмотреть обязанности страховых медицинских организаций и добиться того, чтобы лекарства бесплатно получали не только пациенты в больницах, но и на дому… О том, какие уроки преподал странам новый коронавирус накануне Международного дня всеобщего охвата услугами здра­воохранения, «Парламентской газете» рассказал член Комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России Владимир Круглый.

- Владимир Игоревич, какие проблемы в плане доступности медпомощи выявила пандемия?

- Пандемия стала экзаменом прежде всего на устойчивость системы здравоохранения. Мы видим, что в некоторых государствах, в рейтинге оказания медпомощи даже находящихся выше России, не получается справиться со стоящими сегодня задачами. Наша система здравоохранения тоже работает с огромным напряжением, но за счет определенных резервов удается не допускать высокой летальности.

Ведь что такое задача «развернуть дополнительные койки»? Нужно не просто поставить кровать в каком-то здании — для больничной койки нужно специальное оборудование и, самое главное, медицинский персонал.

Есть один очень важный момент: во многих странах, например в Европе, вообще не предусмотрено посещение врачом пациента на дому. У нас также намечался отход от этой практики, но все-таки система сохранилась. И посмотрите, насколько пандемия доказала нашу правоту! Осмотр врача очень важен для того, чтобы принять решение, нужно больного госпитализировать или нет. Пациента, пока у него нет критических изменений, везти в стационар все же нежелательно: тот, кто может лечиться дома, и должен там лечиться.

Сейчас — при всех сложностях, при уменьшении числа медиков из-за той же пандемии и возросшей поэтому нагрузке — врачи продолжают ходить на вызовы. Во всех регионах при необходимости докторам выделяют дополнительный транспорт, в том числе транспорт администрации, врачей развозят волонтеры.

На Западе же такой практики нет вообще, там только скорая помощь. Но скорая помощь, когда количество вызовов увеличилось в 20-30 раз, просто не может с такой нагрузкой справиться. А увеличить число бригад за считанные недели в 30 раз просто нет возможности… В этом плане наша система оказания первичной помощи, конечно, выигрывает.

- Помогают ли в осмотре пациентов телемедицинские технологии?

- Конечно, но далеко не во всех регионах они развиты, особенно если речь идет о сельской местности.

- Сейчас идут активные дискуссии: нужно ли разрешить с помощью телемедицинских технологий проводить и первичные осмотры пациентов или все же это опасно?

- Я придерживаюсь такой точки зрения: что сейчас прописано в законе — это оптимально. То есть первичный диагноз все же должен быть поставлен при очном осмотре врача, а уже дальше контроль лечения можно вести с помощью телемедицины.

Важность первичного диагноза слишком велика — он может быть даже не совсем точным, не детальным, но именно он определяет направление дальнейшего обследования. Цена ошибки в данном случае слишком высокая. Если дальнейшим диагностическим действиям будет придано неправильное направление, для пациента это может иметь тяжелые необратимые последствия.

- Уже не раз высказывалось мнение, что после пандемии необходимо провести реформу инфекционной службы. О чем конкретно идет речь?

- В последние годы в рамках так называемой оптимизации здравоохранения было сокращено очень много коек, инфекционных в частности. Дело в том, что инфекционные койки в межэпидемический период крайне невыгодны, потому что их заполняемость имеет ярко выраженный сезонный характер — летом пустуют, и у чиновников появляется желание их сократить, потому что они висят тяжелой ношей на бюджете. Заполнялись же они только в осенне-зимний период, когда возникала эпидемия гриппа.

Потому их постепенно сокращали, пытались свести к необходимому минимуму. Сейчас же, когда этих коек нужно не просто много, а очень много, начались сложности. К примеру, в Орловской области, которую я представляю в Совете Федерации, уже пришлось развернуть 1400 коек и принято решение увеличить их до 1700 или даже 2000… До пандемии же на всю область было максимум 60 коек. И что делать с таким «разбросом»?

На мой взгляд, в дальнейшем нужно закрепить в программных документах, в приказах Минздрава, постановлениях Правительства необходимость пересмотра количества инфекционных коек в регионах. И даже после того, как нынешняя волна пандемии пойдет на спад, сделать необходимый резерв и сохранить его, как бы финансово и организационно тяжело это ни было.

В советские времена во всех областных больницах обязательным компонентом проекта было бомбоубежище. Их никто всерьез не собирался использовать, но все же строили. Они были законсервированы, но там были полностью оборудованные операционные, наркозные аппараты, необходимые приборы, причем состояние этих помещений регулярно проверялось… По такому же принципу сегодня должен быть создан резерв коек на случай возникновения новой эпидемии. Содержать их дорого, но необходимо.

- А когда удастся победить нынешнюю эпидемию?

- Думаю, что точных сроков сегодня не назовет никто. Но я ответ на этот вопрос связываю с началом массовой вакцинации. Сейчас мы можем надеяться только на нее и все мы очень ждем ее начала.

Что бы ни утверждали противники прививок, вакцинация на сегодняшний день — единственный эффективный способ предотвращения распространения опасных инфекционных заболеваний, предотвращения эпидемий. И это научно доказанный факт. Неслучайно Всемирная организация здравоохранения внесла отказ от вакцинации в число основных проблем систем здравоохранения в мире.

Вдумайтесь, в Европе каждые 17 секунд из-за COVID-19 умирает человек! И все же мы видим, как в некоторых СМИ, а особенно в соцсетях, продолжают распространять абсолютно недостоверную информацию о вакцинации, в том числе о вакцинах против коронавируса.

И это несмотря на то, что безопасность выпущенной вакцины доказана давно. К слову, векторы, которые в данном случае используются для доставки антигена в организм, не новые. Это аденовирусы, которые изучены, и понятно, что никакого вреда они принести не могут.

- Что, на ваш взгляд, можно противопоставить антипрививочному лобби?

- Во-первых, наша задача — предоставлять людям как можно больше информации о прививках, сделав ее максимально открытой и доступной. Если сегодня в любом поисковике в Интернете набрать, к примеру, «прививка от кори» или от любой другой болезни, то на десять сайтов антипрививочников будет только один ресурс за. И это абсолютно неправильно. У нас есть очень хорошие сайты с информацией о вакцинации с мнением ведущих экспертов, но их очень и очень мало.

Также мы можем противопоставить аргументам противников вакцинации личный опыт. Например, сам я прививку от коронавируса уже сделал, чувствую себя хорошо, никаких побочных явлений не было. И таких людей довольно много.

- Какие проблемы здравоохранения, на ваш взгляд, придется решать после пандемии в приоритетном порядке?

- Напомню, система здравоохранения в России в нынешнем виде сформировалась в 90-х годах, когда мы перешли от принципов бюджетной медицины к страховой модели, призванной обеспечить качественную доступную медпомощь населению. Тогда был создан федеральный Фонд обязательного медицинского страхования, в начале двухтысячных появились страховые медицинские организации.

Однако в последние годы у нас отмечались серьезные проблемы с оказанием первичной медико-санитарной помощи. Если стационарная, высокотехнологичная помощь достаточно быстро прогрессировала, то с первичной медико-санитарной помощью ситуация была совсем другой. Многие связывают это с оптимизацией здравоохранения, которая проводилась в 2010-х годах. За это время серьезно снизилось и число врачей, и среднего медицинского персонала, и особенно младшего медперсонала… Поэтому в прошлом году по инициативе президента Владимира Путина был принят план масштабной модернизации именно первичного звена здравоохранения.

фото: АГН Москва

- Некоторые регионы уже проводят такую работу собственными силами…

- Да. Например, в Белгородской области создана уникальная для страны модель — в основу оказания первичной медико-санитарной помощи, особенно в небольших районах, заложен офис семейного врача, где созданы такие условия, что проблем с притоком кадров нет, — достаточно высокая зарплата, интересная работа.

В региональном законодательстве закреплено понятие «семейный доктор», который наделен дополнительными по сравнению с терапевтом полномочиями. Он ведет всю профилактическую работу, знает всех прикрепленных к нему пациентов, следит за группами риска.

Офис семейного врача — это хорошее помещение, с неплохим оборудованием. Причем этот офис выносится непосредственно в поселок и в случае необходимости туда приезжают узкие специалисты для консультации пациентов. То есть не больной едет в город, к примеру к онкологу, а врач приезжает к больному.

- Есть ли место в постпандемической системе здравоохранения страховым медицинским организациям?

- Думаю, что да — ликвидировать их явно преждевременно. В последний год у нас пересматривается функционал страховых медицинских организаций. К примеру, в прошлом ноябре принят закон, предусматривающий финансирование федеральных клиник напрямую через ФОМС, без участия этих компаний. Таким образом, объем их полномочий уменьшен.

Однако, думаю, им необходимо дать больше функций по защите прав пациентов. Несколько лет назад была введена трехуровневая система страховых представителей, в то время на нее возлагались большие надежды. Предполагалось, что эти специалисты будут не только консультировать пациентов, приглашать их на диспансеризацию, но и решать все проблемы, с которыми больной может столкнуться при оказании первичной помощи, стационарной, высокотехнологичной.

Эта система работает не первый год, но вопросы к ней остаются до сих пор. Когда о проделанной работе отчитываются страховые компании — картина одна. Но если спросить пациентов, знают ли они о своем страховом представителе, первостепенной задачей которого является оказание им медпомощи и обращаться нужно именно к нему, а не к главному врачу или чиновникам регионального министерства здравоохранения, выясняется, что очень многие об этом даже не слышали, а страхового представителя никогда не видели и не знают, где его найти.

Получается, что эта система недостаточно реализована, потому и поступают предложения по ее полной реорганизации. Но ситуацию еще можно исправить.

- А каковы перспективы внедрения лекарственного страхования?

- Убежден, это цель, к которой нужно стремиться. Мы обязательно должны двигаться к бесплатному обеспечению лекарствами амбулаторных пациентов — без этого решать задачи по снижению смертности будет очень сложно.

Сейчас по инициативе президента лекарства бесплатно предоставляются пациентам, которых амбулаторно лечат от коронавируса. Однако председатель партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев уже поднимал вопрос о том, что нужно добиваться того, чтобы по каждому выписанному врачом рецепту лекарства предоставлялись бесплатно. Это, конечно, амбициозная цель, но сделать это абсолютно необходимо.

       

Автор: Ольга Шульга

Ещё материалы: Владимир Круглый

Просмотров 2481

12.12.2020 00:00

Пример