Первым клоном была… Ева!

Первым клоном была… Ева!

Первую удачную попытку клонирования предпринял… сам Господь Бог, создавший, согласно Библии, нашу праматерь Еву  из Адамова ребра. Создание Евы. Возможно, работа итальянского архитектора и скульптора Lorenzo Maitani (около 1275–1330). Мраморный рельеф  /  Источник: Wikipedia Commons

20 лет назад, 12 января 1998 года, в Париже представители 24 европейских стран запретили клонирование человека, подписав дополнительный протокол к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины.

ЭКСПЕРИМЕНТИРУЕТ САМ ВСЕВЫШНИЙ

Первую удачную попытку клонирования предпринял… сам Господь Бог, создавший, согласно Библии, нашу праматерь Еву из Адамова ребра. Правда, о точном копировании первого человека речь все же не шла, так как Всевышний в ходе своего эксперимента кое-что изменил и вместо особи мужского пола получил первую женщину. Через многие тысячелетия после появления библейских сказаний биологи нашли объяснение итогам божественного эксперимента: добавив одну X-хромосому, Бог скрасил одиночество первочеловека не другом, а… подругой.

Разумеется, бесчисленные поколения читателей и почитателей великой Книги воспринимали совершенное Всевышним как факт уникальный и повторению не подлежащий. В ХХ же веке многие запреты и самоограничения стали анахронизмом и параллельно с биологами строить, так сказать, «клонопланы» на будущее стали писатели-фантасты. В отечественной литературе очевидным первопроходцем выступил Анатолий Днепров, опубликовавший около полувека назад рассказ «Трагедия на улице Парадиз», в котором французские патриоты, стремясь разжиться деньгами на борьбу с оккупантами-гитлеровцами, пытаются завладеть сокровищами египетского фараона, а ради этого. выращивают двух биологических аналогов древнего властелина из фрагментов его мумии. Но из попытки узнать таким образом, где спрятан фараонов клад, ничего не вышло, так как энтузиасты не учли, что фараонами не только рождаются, но и становятся, обретая в процессе развития и взросления все то, что превращает биологическую особь в конкретную личность — фенотип. Выращенные в лаборатории генетические копии не обладали познаниями прототипа, будучи взрослыми по форме, но младенцами по умственному развитию.

В России еще в 2002 году принят Федеральный закон «О временном запрете на клонирование человека». Срок его действия завершился в 2007 году, и на время вопрос оказался забыт отечественным законодательством»

Фантаст воистину оказался провидцем — в наше время именно невозможность повторить фенотип считается одним из главных моральных препятствий для клонирования человека. Впрочем. один из наиболее успешных продолжателей той же темы попытался учесть и эти неминуемые обстоятельства. Американский писатель Айра Левин в нашумевшем романе «Мальчики из Бразилии» смоделировал попытку недобитых нацистов обзавестись новым фюрером! Его антигерой — доктор-изувер Менгеле выращивает в бразильских джунглях несколько клонов Адольфа Гитлера и помещает этих биологических двойников своего кумира в приемные семьи, ситуации в которых схожи с обстоятельствами, сопутствовавшими детству будущего нацистского «преступника номер 1». И книга, и не менее успешный кинофильм в какой-то мере сыграли роль антиутопии, заставив многих задуматься, куда же может завести прогресс вторжения в сферу, тысячелетиями считавшуюся исключительно божественным промыслом.

Дискуссии на эту тему, в которых задействованы были не только врачи и биологи, но и политики, и виднейшие религиозные деятели, в той или иной степени сказались в конце концов на добровольном принятии многими странами обязательств по запрету подобных исследований. Правда, это касается в основном так называемого репродуктивного клонирования, целью которого является именно дублирование человеческого организма. Терапевтическое клонирование, когда речь идет о выращивании биоматериала для исследовательских и медицинских целей — тех же стволовых клеток, в большинстве государств разрешено, пусть даже с определенными оговорками и ограничениями.

В России еще в 2002 году принят Федеральный закон «О временном запрете на клонирование человека». Срок его действия завершился в 2007 году, и на время вопрос оказался забыт отечественным законодательством. Только в 2010 году появилась поправка к закону, продлевающая запрет на неопределенный срок.

Британский эмбриолог профессор сэр Ян Уилмот и овечка Долли. Первый опыт по клонированию оказался неудачным: животное постоянно болело / Фото ТАСС

РАЗРЕШИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАПРЕТИТЬ

Разобраться с тонкостями проблемы, с ее скрытыми рифами и очевидными рисками без консультации с самими исследователями невозможно. Наш разговор с заведующим лабораторией Института общей генетики имени Н.И. Вавилова РАН профессором Сергеем Киселевым начался именно с «мальчиков из Бразилии». Главные поводы для тревог мой собеседник сразу отверг, вполне согласившись с моими ссылками на пример с фантастическим оживлением фараонов. Причины очевидны: человека формирует воспитание, образ жизни, исторические обстоятельства существования. Даже если злоумышленники смогли бы смоделировать обстановку, сопутствовавшую юным годам отталкивающего персонажа, то затеять ради его реинкарнации мировую войну и воссоздать послевоенную жизнь побежденной Германии никакому доктору Менгеле не под силу.

Что же касается самой сути клонирования человека, то профессор Киселев считает вполне допустимым клонирование гомосапиенс в тех случаях, когда это связано, допустим, с желанием генетически продлить свой род — обзавестись потомками, которые по медицинским показаниям у обделенной радостями родительства семейной пары иным путем появиться не могут.

Конечно, никуда не уйти от элементов риска. Тем более что на слуху пресловутая овечка Долли с ее постоянными болезнями. Однако на этой шотландской овце свет клином не сошелся. Известно немало примеров удачного клонирования лошадей, других овец, телят, которые действительно явились двойниками прототипов, в том числе и по здоровью. Японский биолог Терухико Вакаяма клонировал последовательно мышь 26 раз, и если первые дубли уступали по веку и продолжительности жизни, то более поздние «копии» по этим параметрам все больше приближались к природной норме.

Вопрос в том, чтобы научиться все делать правильно. В конце концов экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) применительно к человеку поначалу вызвало немало кривотолков, а сейчас воспринимается как вполне обыденная операция. Однако массовыми операции по репродуктивному клонированию не станут хотя бы из-за очень высокой цены. Фантастические допущения о создании армий неких особых солдат скорее всего так и останутся фантазиями. Хотя… никто сейчас не в силах уверенно сказать, чем заняты никому не подконтрольные подпольные лаборатории где-нибудь в амазонской сельве или в африканских джунглях.

Как и любая серьезная ветвь исследований, клонирование предусматривает множество заранее непредсказуемых ситуаций. Если разрешить обзаводиться таким образом детьми потенциально бесплодным парам, то возможно ли клонировать ребенка, рано ушедшего из жизни из-за наследственных болезней, предварительно избавив донорский генетический материал от опасных отклонений? По мнению профессора Киселева, принципиальных затруднений нет, однако гораздо проще будет убрать из родительских биоматериалов нежелательные аномалии, а затем прибегнуть к хорошо освоенному ЭКО.

Возвращаясь к примеру с лошадями, отметим, что для появления одного-единственного жеребенка понадобился донорский материал от 300 кобыл. Разумеется, технологии будут улучшаться, совершенствоваться, и процент неудач рано или поздно будет сведен к достаточно малым величинам, но все же репродуктивное клонирование останется очень дорогим удовольствием.

Другое дело, что становится возможным сохранить уникальный генофонд исчезающих видов в дикой природе или сберечь и продублировать рекордсменов породы крупного рогатого скота или призовых лошадей. На эти исследования запретов нет и не предвидится.

Якутск, 2017 г. Презентация первых клонированных щенков якутской лайки, выращенных учеными СВФУ и Корейского фонда Sooam Biotech в Северо-Восточном федеральном университете имени М.К. Аммосова. Щенки Бэлэх и Кэрэчээнэ вместе со своими «донорами» – собаками, выступившими в роли объектов клонипрования. Исследование проводится в рамках проекта по изучению генетики аборигенной якутской лайки для воспроизводства породы / Фото Скрябина Вадима/ТАСС

МЫШКА ИЗ ХВОСТА ПРЕДШЕСТВЕННИЦЫ

Для большинства читателей, далеких от знакомства с таинствами биологии, клонирование и запреты на него прочно ассоциируются с буквальным копированием живых организмов. Но определенные ограничения существуют и на терапевтическое клонирование, с помощью которого получают так называемые стволовые клетки, пересадка которых целебна при многих заболеваниях. Вопрос в сроках разрешенного развития эмбриона. У нас это не более двух недель. За рубежом к этому подходят по-разному и последнее время идут по пути увеличения минимально допустимых периодов. Американцы раздвинули свои временные пределы до месяца.

Как пойдет этот наметившийся процесс дальше, пока что трудно сказать. Зато само по себе терапевтическое клонирование отходит в медицине на второй план, и все потому, что современные технологии позволяют уже выращивать новый организм из донорских клеток, обходясь без привычного цикла развития эмбриона. Уже сейчас не редкость мышь, выращенная из… хвоста своей предшественницы. Придуманный Анатолием Днепровым эксперимент по клонированию фараонов ныне вполне реален. Если, конечно, он будет когда-либо разрешен и в нем вообще возникнет нужда.

Но есть ли в мире хотя бы один достоверный пример реального, а не гипотетического клонирования человека? Профессор Киселев говорит, что ни одной заслуживающей внимания научной публикации на эту тему нет. Слухов много, и все они в основном связаны с распространенной за границей сектой раэлитов, приверженцы которой уверены, что жизнь на Земле возникла благодаря внеземному разуму. Ра-элиты относятся к клонированию настолько серьезно, что не без их содействия появилась даже фирма, якобы занимающаяся подобным способом воспроизводства себе подобных. Ее владелица заявляла даже, что только по России благополучно ходят десятка полтора клонированных людей, но никаких доказательств тому не приводилось.

Комментировать подобную «сенсацию» Сергей Киселев не считает возможным именно из-за полного отсутствия заслуживающих внимания данных. Хотя… технических, технологических и медицинских возможностей для этого в наше время достаточно. В этой связи невольно вспоминается недолгая, но громкая шумиха полувековой давности, связанная с именем итальянского эмбриолога Петруччи, который якобы создал аппаратуру для внеутробного развития человеческих зародышей, намереваясь использовать полученные ткани для трансплантации. Ватикану все это крайне не понравилось: заговорили о возможном отлучении от Церкви — и профессор свои опыты прервал. Появлялся он и в Москве, но ученый мир воспринял его доклад весьма осторожно, а затем кандидат на лавры доктора Фауста исчез из виду и со страниц печати.

Запрет клонирования человека стыкуется с запретами на получение химер — существ, в которых наличествуют клетки животных и человека. С одной стороны, это во благо, а с другой. Профессор Киселев рассказал о группе японских ученых, которые не раз обращались к своему правительству с просьбой разрешить эксперимент по выращиванию в организме свиньи печени, пригодной для пересадки человеку. Перспективы такого биореактора очевидны, но власти вполне справедливо осторожничают. Однако прогресс не остановить, а его торможение, увы, ведет к отставанию. Президент Буш не запретил, а просто ограничил финансирование исследований в области стволовых клеток, его сменщик Обама ограничения снял, но за считаные годы другие страны в этой области обошли США на пятнадцать лет!

Так что же делать? Специалисты высказываются в пользу отмены или смягчения запрета, но под строжайшим государственным контролем. Человеческое любопытство, а значит, и научный интерес неискоренимы. В России немало людей, которым по средствам завести собственную подпольную лабораторию высочайшего уровня, и нет гарантий, что там ограничатся клонированием любимых кошечек или собак. А заманить к себе искренно увлеченных ученых они вполне могут. Страшно даже гадать, к чему это может привести.


КЛОНИРОВАНИЕ

Компьютерная модель человека и нити ДНК, пронизывающие ткани тела человека / Фото Depositphotos/PhotoXPress
Термин пришел в русский язык из английского (clone, cloning). Первоначально слово клон стали употреблять для группы растений (например, фруктовых деревьев), полученных от одного растения-производителя вегетативным (не семенным) способом. Эти растения-потомки в точности повторяли качества своего прародителя и служили основанием для выведения нового сорта (в случае полезности их свойств для садоводства). Позже клоном стали называть не только всю такую группу, но и каждое отдельное растение в ней (кроме первого), а получение таких потомков — клонированием.

Со временем значение термина расширилось и его стали употреблять при выращивании культур бактерий. Успехи биологии показали, что и у растений, и у бактерий сходство потомков с организмом-производителем обусловливается генетической идентичностью всех членов клона. Тогда уже термин «клонирование» стали употреблять для обозначения производства любых линий организмов, идентичных данному и являющихся его потомками.

Позже название «клонирование» было перенесено и на саму технологию получения идентичных организмов, известную как замещение ядра, а потом также и на все организмы, полученные по такой технологии, от первых головастиков до овцы долли. И уже в конце 90-х годов ХХ века, подразумевая возможность применения той же технологии для получения генетически идентичных человеческих индивидов, заговорили и о клонировании человека. Термин перестал быть достоянием научной общественности, его подхватили СМИ, киноискусство, литература, производители компьютерных игр, и он вошел в язык как общеупотребительное слово, уже не имеющее того специального значения, которым он обладал около ста лет назад.

(По данным открытых источников)

Автор: Олег Дзюба

Просмотров 1634

12.01.2018 02:13

Загрузка...

Популярно в соцсетях