Крым выбрал свою судьбу 30 лет назад

20 января — День Республики

Крым выбрал свою судьбу 30 лет назад

Фото: LORI.RU

2021 год — дважды юбилейный для Крыма. 20 января исполнится ровно 30 лет со дня воссоздания автономного статуса региона. Значение этого события невозможно переоценить.

Без референдума 20 января 1991 года не было бы референдума 16 марта 2014-го. Именно тогда, в 1991-м, жители полуострова ясно дали понять: Крым — это не Украина. Советский Союз еще «дышал», а там, за Перекопом, уже собирались строить дремучую националистическую нэзалэжную украинскую державу. И крымчане голосовали на референдуме за право оставаться самими собой — говорить по-русски, чтить свою, а не чужую историю, быть частью Русского мира. Когда в 2014 году в Киеве произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришли прямые наследники Бандеры и Шухевича, автономный статус Крыма позволил ему юридически обосновать провозглашение независимости и воссоединение с Россией. Ну а вторую круглую дату — столетие создания Автономной Крымской ССР в составе РСФСР (была упразднена в 1945-1946 годах) — полуостров отметит 18 октября…

Госстатус спас полуостров от вируса национализма

В конце 80-х в Советском Союзе открыли ящик Пандоры, в котором оказался один из самых опасных вирусов — вирус национализма. Найти вакцину от него тогдашним политикам, увы, не удалось. Впрочем, некоторые из них ее не только не искали, но и пытались воспользоваться этой социальной болезнью, чтобы дорваться до власти на обломках страны. В итоге национализм разорвал некогда «союз нерушимый», а потом и некоторые из его многонациональных республик — Молдавию, Азербайджан, Грузию и, наконец, Украину.

«Все более активное движение Украины по пути суверенизации, переход на эти позиции большей части руководства республики и депутатов Верховного Совета Украины и сопровождающий этот процесс рост националистических настроений вызывали небеспочвенные опасения у преобладающей части русскоязычного населения Крыма. Катализатором этих настроений стал закон УССР о языках. И хотя благодаря активной позиции части депутатов, в том числе от Крыма, отдельные его взрывоопасные положения были устранены, тревога у крымчан все же оставалась. Она возрастала по мере принятия новых политических актов и событий, свидетельствующих о перераспределении сил в направлении идей украинской национальной государственности», — вспоминал в своей автобиографической книге «Крым: время надежд и тревог» Николай Багров, с сентября 1989 по апрель 1991 года — первый секретарь Крымского обкома КПСС и председатель облсовета.

Читайте также:

• Как Крым возвращался в состав России • Опрос показал отношение россиян к воссоединению Крыма с Россией • Когда мир признает Крым российским

Показательно, что и в 2014 году одним из катализаторов референдума о воссоединении Крыма с Россией стало скоропалительное, на следующий день после госпереворота в Киеве, решение депутатов Верховной рады Украины об отмене действовавшего закона «Об основах государственной языковой политики», предоставлявшего русскому языку и языкам нацменьшинств статус региональных в тех местностях, где они являются родными как минимум для десяти процентов населения.

Фото: РИА Новости/Константин Михальчевский

Фактически украинские националисты сами сделали невозможным пребывание Крыма в составе их «державы». Они относились к полуострову как к колонии, безжалостно эксплуатируя его ресурсы и нарушая права его жителей. Наглядная тому иллюстрация — состояние, в котором Крым оказался к моменту расставания с Украиной. Как сообщил недавно первый заместитель председателя Государственного Совета Республики Крым Ефим Фикс, по предварительным подсчетам, ущерб, нанесенный полуострову за время его пребывания в составе Украины, составил около пяти миллиардов долларов. Окончательную сумму назовет рабочая группа Госдумы, созданная по поручению ее председателя Вячеслава Володина.

Идея витала в воздухе

В конце 80-х — начале 90-х годов полуострову был необходим особый статус, который мог бы смягчить негативные последствия уже весьма вероятного к тому времени распада СССР и обретения Украиной нэзалэжности с господствующей антироссийской идеологией.

Куда клонится дело, стало окончательно ясно 16 июля 1990 года, когда Верховный Совет УССР принял Декларацию о государственном суверенитете Украины — не путать с Актом провозглашения независимости 24 августа 1991 года. В этом документе уже содержались нормы о том, что Украина имеет свое гражданство и намеревается создать собственную банковскую, ценовую, финансовую, таможенную и налоговую системы, а при необходимости и ввести собственную валюту.

Фото: PIXABAY

То был период романтической политической активности. Ежедневно сотни крымчан приходили к стенам нового здания обкома КПСС (ныне — здание Государственного Совета Республики Крым) и часами спорили о будущем полуострова. Разговоры перешли в практическую плоскость в 1990 году. Витавшая в теплом крымском воздухе идея стала материализовываться в политических институтах. Областной совет сформировал специальный оргкомитет по выработке предложений о статусе Крыма, который в итоге и предложил воссоздать на полуострове упраздненную после войны автономную республику.

После долгих дискуссий было решено, что лучше всего это сделать на общекрымском референдуме. Автором исторического предложения стал депутат областного совета Сергей Ефимов, работающий сегодня заместителем директора Центрального музея Тавриды.

«Ближе всех к трезвому пониманию проблемы статуса Крыма приблизился Сергей Ефимов. Именно он предложил решить ее путем референдума, что поначалу в обкоме партии воспринималось как идеологическая ересь», — рассказал «РФ сегодня» исполняющий обязанности председателя Общественной палаты региона Александр Форманчук, принимавший активное участие в тех исторических событиях как раз в качестве одного из секретарей обкома КПСС.

С одной стороны, идея витала в воздухе. С другой — для ее воплощения все еще было необходимо получить разрешение верхов на воссоздание в Крыму автономии и проведение референдума. И эту задачу успешно выполнил Николай Багров.

Отцы и дети автономии

«Бессмысленно, а главное — просто неприлично искать единственного законного «отца» Крымской автономии, — говорит Форманчук. — Здесь не поможет никакая генетическая экспертиза. Ведь общественные явления подобного масштаба не рождаются в лабораториях. Их способны генерировать лишь общественные настроения. А задача партийных работников, депутатов и прочих формальных и неформальных общественных деятелей — вовремя уловить эти настроения и перевести на язык практических действий. Именно так и произошло с рождением и реализацией идеи общекрымского референдума о воссоздании Крымской автономии».

В Москве инициативу поддержал председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, а в Киеве, как это ни парадоксально звучит сегодня для тех, кто неглубоко знает историю Крыма, — тогдашний секретарь ЦК КПУ, а затем первый президент Украины Леонид Кравчук.

12 ноября 1990 года состоялась сессия Крымского областного совета, в повестке дня которой значился один-единственный вопрос — о проведении 20 января 1991 года общекрымского референдума с формулировкой: «Вы за воссоздание Крымской АССР?»

Фото: ТАСС/Александр Обуховский

На заседание прилетел из Киева лично Кравчук и долго уговаривал Багрова и депутатов обойтись без референдума, предлагая наделить Крым автономией не снизу, а сверху — решением Верховного Совета Украины. К счастью, из этой затеи ничего не вышло, потому что в противном случае Киев наверняка отобрал бы у Крыма этот статус еще в 90-х — как это случилось с институтом президентства.

Еще один любопытный нюанс заключается в том, что именно Кравчук стал автором окончательного варианта вопроса, вынесенного на референдум. Поняв, что переубедить крымчан не удастся, будущий президент нэзалэжной своей рукой дописал формулировку, добавив к вопросу «Вы за воссоздание Крымской АССР?» слова: «…как субъекта Союза ССР и участника союзного договора».

«Тем самым он убивал сразу двух зайцев, — объясняет Форманчук. — Во-первых, переводил стрелки на Кремль, а во-вторых, снимал с себя историческую ответственность за появление Крымской автономии в составе независимой Украины уже после распада СССР».

Я добавлю: и, возможно, создавал базу для того, чтобы попытаться не признать автономный статус Крыма, когда он окажется не в составе Союза ССР, а именно в составе независимой Украины, о которой в формулировке референдума ни слова.

Леонида Кравчука иногда называют «хитрым киевским лисом». Так оно и есть, но это такая типичная сельская украинская хитрость «понаехавшего» в Киев уроженца волынского села Великий Житин — на самом деле недалекая, недальновидная, лишенная видения перспектив. Сейчас, 30 лет спустя, Кравчук может своими глазами лицезреть результаты «розбудовы» независимого украинского государства. Впрочем, уверен, он и сейчас винит в произошедшем кого угодно, кроме себя — мудрого и хитрого.

Как пройти сквозь игольное ушко

Статус автономии защищал крымчан сразу от двух опасностей. Первая — украинский национализм. Вторая — крымско-татарский, связанный со стремлением радикальных лидеров национального движения во главе с председателем ныне запрещенного в России меджлиса Мустафой Джемилевым добиться создания в Крыму собственной государственности — для начала в форме национальной автономии в составе Украины.

Вот фрагмент из декларации меджлиса о национальном суверенитете: «Политическое, экономическое, духовное и культурное возрождение крымско-татарского народа возможно только в его суверенном национальном государстве. К этой цели будет стремиться крымско-татарский народ, используя все средства, предусмотренные международным правом… Мы не сомневаемся в том, что вместе добьемся восстановления всех наших прав и восстановления национальной государственности. Мы готовы пройти весь путь к свободе народа, каким бы трудным и опасным он ни был…»

Куда завел бы крымских татар по этому пути Джемилев — вопрос риторический. Крым неизбежно превратился бы в еще одну горячую точку на карте бывшего СССР.

Здесь нужно отметить, что никакой крымско-татарской автономии в Крыму никогда не было. В 1921 году на полуострове была создана Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика, то есть не национальная, а территориальная автономия, которая, отмечалось в ее конституции, «утверждая равенство и право на свободное развитие всех национальностей Крыма, отменяет все существовавшие ранее национальные и национально-религиозные привилегии и ограничения».

Крым — это регион, где «владельцем» является не какой-то господствующий этнос, а совокупность людей, проживающих здесь, независимо от национальной принадлежности. И именно в таком административно-территориальном статусе крымская автономия и была воссоздана в 1991 году. То была единственно возможная политическая формула, позволившая сначала сохранить мир на полуострове, а затем, после долгих лет автономного плавания в мутных украинских водах, вернуться в родную российскую гавань.

«Можно сказать, в 1991 году мы успели проскочить в игольное ушко, ведь к тому времени на просторах СССР уже полыхали межнациональные конфликты — вспомните хотя бы события в Прибалтике, в Абхазии, в Приднестровье, в Тбилиси, в Сумгаите. В Крыму высечь искру тоже было достаточно легко. Я убежден, что если бы не воссоздание автономии, то столкновения на межнациональной почве в Крыму были бы неизбежны», — констатирует Форманчук.

На избирательных участках с утра выстроились очереди голосующих, вспоминает он исторический день 20 января 1991 года. «В воздухе царила атмосфера приподнятости. Ведь голосовали за изменение статуса региона, с которым большинство крымчан связало свою жизненную судьбу. Референдум о воссоздании крымской автономии рассматривался ими в качестве страхового полиса от непредсказуемого развития ситуации, — рассказал он нашему журналу. — Явка избирателей превзошла все наши ожидания. А это был главный показатель успешности референдума. Окончательная цифра проголосовавших за воссоздание Крымской автономии превысила 93 процента. Такой потрясающий показатель мог свидетельствовать лишь о полной поддержке жителями полуострова вынесенного на референдум вопроса».


КСТАТИ

Общекрымский референдум 20 января 1991 года был первым и последним референдумом в советской истории, первым и последним демократическим экспериментом по изменению сложившегося в послевоенное время административно-территориального устройства не только Советской Украины, но и всего Советского Союза.

В ноябре 1990 года прилетевший в Симферополь из Киева председатель Верховного Совета Украины Леонид Кравчук лично пытался уговорить крымских депутатов не проводить общекрымский референдум формулировкой: «Вы за воссоздание Крымской АССР?» В 2014 году никто из украинских руководителей не рискнул появиться на полуострове и повлиять на решение крымского парламента и городского совета Севастополя о вхождении в состав России, имевшее массовую поддержку крымчан, не раз высказанную на митингах.

Просмотров 1733

20.01.2021 00:00