Критерии эффективности учёного предложено закрепить законом

Оценивать вклад деятелей науки необходимо по количеству внедрённых разработок

Критерии эффективности учёного предложено закрепить законом

Фото: Агентство Москва

До 2024 года государство намерено выделить на финансирование отечественной науки 636 миллиардов рублей. Именно такой станет господдержка нацпроекта «Наука». Одной из его целей является вхождение России к 2024 году в пятёрку стран, которые занимают ведущие позиции в исследованиях в самых приоритетных научных областях. Количество российских учёных при этом должно увеличиться на 35 тысяч, что становится сопоставимо с научным потенциалом бывшего СССР. О том, какие задачи предстоит им решать и каковы критерии эффективности их работы, шла речь на парламентских слушаниях, посвящённых развитию прикладной науки, которые прошли в Госдуме 3 апреля.

От нацпроекта — к закону о науке

«Серьёзное финансирование, которое государство намерено выделять на нацпроект «Наука» (только на работы по фундаментальной науке из бюджета намерены направить более 180 миллиардов рублей), требует контроля за эффективностью использования этих средств», — считает первый заместитель председателя Комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенёв. Для достижения амбициозных целей, заявленных в нацпроекте, «три кита» науки — фундаментальная наука, наука прикладная и наука в вузах — должны работать в унисон. Однако пока этого не происходит.

«Мы видим разобщённость в действиях фундаментальной и прикладной науки, плохую восприимчивость к инновациям на производстве и отсутствие критериев оценки эффективности научного труда», — отметил Владимир Гутенёв. По его мнению, в новом проекте закона о научной деятельности, который Правительство обещает подготовить к лету этого года, необходимо подробно описать систему научной деятельности с критериями эффективности её работы.

Советская система, наследниками которой являются нынешние научные институты, была по-своему логична. В Академии наук велись фундаментальные исследования, их результаты передавались в отраслевые институты, там на их основе проводились научно-исследовательские и конструкторские работы, после чего готовые изделия передавались промышленности для освоения. Этот путь хорошо зарекомендовал себя при разработке первых советских лазеров. Тогда, чтобы довести до опытного образца теорию известных физиков Николая Басова и Александра Прохорова, был создан специальный НИИ «Полюс», который и обеспечил промышленное внедрение самих лазеров и лазерных материалов.

«Однако с тех пор в системе научных исследований в прикладной науке многое изменилось», — сказал генеральный директор национального исследовательского центра «Институт им Н. Е. Жуковского» Андрей Дутов. По его мнению, пришло время в корне менять сам подход к внедрению инновационных идей в области прикладной науки.

Первым делом технологии

«В 70-е годы планирование научной деятельности было привязано к созданию опытного образца. Однако уже в 80-е годы, когда в США была создана принципиально новая система противоракетной обороны СОИ, в чём она опережала СССР, стало ясно, что успех определяется разработкой не отдельных образцов, а целых технологий», — подчеркнул Андрей Дутов.

Между тем и сегодня отечественная система научных исследований в области технологий остаётся на уровне прошлого века, а наше отставание лишь увеличивается. «Финансирование выделяется под создание конкретного образца, в то время как создание новых технологий не входит в число приоритетов научной деятельности, определяемых государством, и не является основой для долгосрочного планирования», — пришёл к выводу Андрей Дутов.

По его мнению, необходимо придать особый статус прикладной науке, которая должна заниматься прежде всего созданием передовых технологий. «Соответственно в бюджете должны быть разделены статьи финансирования научно-исследовательских и конструкторских работ», — настаивает учёный.

Что же касается оценки результативности таких работ, то их необходимо определять по критерию создания так называемого научно-технического задела. Именно он позволит перейти впоследствии к опытно-конструкторским работам. Андрей Дутов отметил, что предложения об отдельном финансировании такого задела уже внесены в виде поправок в закон об оборонном заказе и в законопроект о науке. Также, по мнению учёного, следует реорганизовать и систему управления прикладными исследованиями. «Сегодня фундаментальной наукой занимается Министерство науки и образования, а прикладная наука находится в ведении отраслевых министерств, которые прежде всего финансируют разработку конкретных образцов, которые можно поставить на конвейер. Исследования прикладной науки министерских чиновников не интересуют», — посетовал Андрей Дутов. При этом на долю отраслевых министерств сегодня приходится две трети всего финансирования науки.

Нужны не публикации, а внедрения

По мнению академика РАН Игоря Каляева, одним из критериев эффективности деятельности учёного, работающего в области прикладной науки, должна стать внедряемость его разработок. Сейчас для оценки эффективности научной деятельности используется так называемый принцип наукометрии. То есть количество публикаций научных работ в зарубежных и отечественных научных изданиях.

«Это неверный критерий, — считает Игорь Каляев, — публикаций может быть много, но они не во что не воплощаются. Кроме того, если мы ведём речь о разработке новых технологий, то такие публикации могут стать настоящей находкой для промышленного шпионажа, который получает в мире всё большее распространение». По его мнению, всё это никак не стимулирует учёного из фундаментальной науки передавать свои исследования на уровень науки прикладной. «Необходимо на законодательном уровне изменить систему оценки эффективности научных исследований. Важно предусмотреть критерий, сколько теоретических исследований доведено до конкретной разработки», — добавил он.

Автор: Алексей Никишин

Ещё материалы: Владимир Гутенёв

Просмотров 987

04.04.2019 16:05



Загрузка...

Популярно в соцсетях