Хранит ли тайны электронная почта?

На этот вопрос ответит Конституционный суд

Хранит ли тайны электронная почта?

Фото: РИА Новости/Алексей Даничев

Судьям Конституционного суда предстоит решить нелёгкую задачу: является ли разглашением служебной тайны пересылка электронного письма самому себе — с рабочего почтового ящика на личный. Именно так поступил бывший сотрудник одной частной организации Александр Сушков, и его за это уволили. Александр пытался оспорить увольнение через суд, но тот его не поддержал. И теперь Сушков просит внести ясность: соответствуют ли Конституции РФ положения федеральных законов, на основании которых он лишился работы.

Обладатели по закону

Полный состав Конституционного суда 19 сентября выслушивал мнения сторон по данному вопросу. А они, разумеется, оказались разными. Сушкову, который, правда, на заседание не пришёл и попросил рассмотреть дело в его отсутствие, категорически не нравится, что статья 2.5 Федерального закона №149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» считает обладателем информации не только того, кто её создал, но и кому по договору передано право обеспечивать к ней доступ. А именно этим, согласно пользовательским соглашениям, и занимаются компании, предоставляющие услуги электронной почты. Поэтому, когда Сушков сам себе переслал документы, это было воспринято как разглашение тайных сведений третьим лицам — в данном случае серверу Mail.ru. И хотя никто посторонний в письма не заглядывал, работника уволили за несанкционированную передачу данных. При этом Сушков указал, что аналогичные дела судами рассматривались не раз, и решения были диаметрально противоположными в зависимости от того, как трактовал тот или иной судья положения закона. А подобная неоднозначность — тоже нарушение Конституции, гарантирующей равенство всех и каждого перед законом и судом.

Представитель Госдумы в Конституционном суде Татьяна Касаева с доводами Сушкова не согласилась. Конечно, по её мнению, оператор информационной системы обязан соблюдать и обеспечивать тайну переписки, но есть ещё и установленная Гражданским кодексом свобода договора, коим является и пользовательское соглашение. И если по нему пользователь передаёт оператору право разрешать, ограничивать или запрещать доступ к информации, то он наделяет почтовую компанию функциями обладателя.

«Это право не противоречит закону, — пояснила Касаева. — В соответствии с соглашением пользователь обязуется не использовать электронную почту для пересылки сообщений, которые нарушают права третьих лиц. Ведь в дальнейшем у организации отсутствует контроль за распространением информации: возможны допуск к почтовому ящику посторонних лиц или отправка документов другим адресатам».

С ней согласился и представитель Совета Федерации Андрей Клишас: «Мы считаем, что коммерческие организации вправе устанавливать специальные требования к работе с информацией, и их сотрудники обязаны эти требования соблюдать. Если вы меня спросите, вправе ли был Сушков пересылать информацию на свой личный почтовый ящик, то я считаю, что не вправе. Другое дело, соразмерима ли санкция за это — увольнение. Суд общей юрисдикции посчитал, что справедлива».

Дело Хиллари Клинтон

Представитель Правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский высказал другую позицию. «Когда мне сообщили, что будет рассматриваться вопрос о тайне переписки по электронной почте, я сначала подумал: дожили — Хиллари Клинтон обратилась в наш Конституционный суд! — вызвал улыбки служителей Фемиды известный адвокат. — А оказалось — Сушков. Но суть от этого не меняется».

По мнению Барщевского, если встать на позицию работодателя и судов, признавших его правоту, то получается, что нет никакой разницы между пересылкой информации по электронной почте и просьбой бомжу отнести пакет по нужному адресу за бутылку. «Но если действия бомжа ничем не урегулированы, то в случае с электронной почтой это не так, — заметил представитель Правительства. — Если государство допускает существование такого вида коммуникации, если государство выдало Mail.ru лицензию оператора — а оно её выдало, — то я, как гражданин, исхожу из правомерности моего использования этого сервиса. А тогда за что увольнять?»

По-моему, тут всё очевидно, для меня тут нет вопросов. У Mail.ru есть лицензия, все законы, охраняющие тайну переписки, на неё распространяются — тут и темы для разговора нет, хотя поговорить всегда приятно.

Барщевский напомнил о «презумпции добросовестности»: суды должны исходить из того, что все выполняют законы — это, по мнению адвоката, и есть правовое государство. «А работодатели исходят из презумпции незаконности действий третьих лиц, в данном случае Mail.ru, хотя никаких вредных последствий не наступило. И я не слышал, чтобы электронная почта давала кому-то возможность ознакомления с отправляемой документацией, если только речь не идёт о преступниках, о хакерах. Но если исходить из того, что я не имею права совершать те или иные действия, так как преступники могут вмешаться в мою деятельность, то мы вообще ничего делать не сможем! По-моему, тут всё очевидно, для меня тут нет вопросов. У Mail.ru есть лицензия, все законы, охраняющие тайну переписки, на неё распространяются — тут и темы для разговора нет, хотя поговорить всегда приятно».

Барщевский посетовал, что эту речь ему приходится произносить в Конституционном суде, а не в суде общей юрисдикции, рассматривающем иск о восстановлении Сушкова на работе: «Мне было бы что там сказать, у меня на этот счёт много аргументов!»

С его позицией во многом согласилась и представитель Генпрокурора Татьяна Васильева: она напомнила об установленных законом обязанностях оператора связи соблюдать и охранять тайну переписки. Тем не менее она сочла, что закон править не нужно, он вполне соответствует Конституции.

«Но в судебной практике единообразия нет, — заметила Васильева. — Я считаю, что здесь Верховный суд должен дать разъяснения по правоприменительной практике».

«Мы все невнимательно читаем пользовательские соглашения, — вздохнула представитель Министерства юстиции Мария Мельникова. — Но если их положения выходят за рамки закона, то их надо оспаривать в суде. И по итогам заседания Конституционного суда может быть введено дополнительное регулирование этих соглашений».

Представитель Минкомсвязи Михаил Харламов напомнил о статье 10 №149-ФЗ, по которой информация предоставляется в порядке, указанном в соглашении между оператором связи и пользователем. «Но это положение следует толковать ограничительно и распространять только на случаи, когда информация выступает в качестве объекта гражданских правоотношений», — добавил он. А значит, закон, по мнению Харламова, вполне соответствует Конституции, только его положения надо верно трактовать.

Судьи Конституционного суда ушли с заседания задумчивыми. В задачке, казавшейся поначалу довольно простой, оказалось множество подводных камней. И теперь придётся решать, менять закон или просить Верховный суд его разъяснить, чтобы все суды понимали документ одинаково. А может, и то и другое сразу. Ответ они дадут примерно через месяц — именно столько судьи обычно берут на размышление.

Автор: Александр Горелик

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 4467

19.09.2017 18:09

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...