Небезопасные «умные гаджеты»

«Шпионский» гаджет из интернет-магазина может дорого стоить его покупателю, о чем свидетельствует завершившаяся сегодня обвинительным приговором новосибирская история с покупкой флешки-диктофона

Небезопасные «умные гаджеты» Фото с сайта pixabay.com

Сегодня Барабинский районный суд Новосибирской области поставил точку в резонансном «шпионском» деле местной жительницы Татьяны Беляевой, ставшей фигуранткой двух уголовных дел после покупки на сайте популярного китайского интернет-магазина флешки со встроенным цифровым диктофоном. Женщина признана виновной в покупке цифрового диктофона, замаскированного под флеш-карту, и оштрафована на восемь тысяч рублей.

До четырех лет лишения свободы

Матерый разведчик Джон с грустью смотрел в окно автозака, анализируя факты, ставшие причиной его провала. В результате тяжких раздумий он предположил, что виной всему стал почти невинный гаджет, купленный им в китайском интернет-магазине. Эта ошибка резидента иностранного государства позволила российским спецслужбам ликвидировать деятельность очередной шпионской сети… Это, конечно, шутка. Однако, как известно, в каждой шутке есть доля шутки, всё остальное — правда.

Так, в последние месяцы просторы рунета всколыхнула резонансная история 56-летней жительницы Барабинска (Новосибирская область) Татьяны Беляевой, ставшей фигуранткой двух уголовных дел после того, как на сайте популярного китайского интернет-магазина AliExpress (принадлежащей Группе компаний Alibabа) она оформила заказ на покупку флешки со встроенным цифровым диктофоном. 

Справка Уголовные дела по ст. 138.1 УК РФ:

5.04.2016. За незаконное приобретение путем заказа в сети Интернет на сайте www. aliexpress.com видеорегистратора-авторучку — штраф в размере 20 000 рублей (Волгодонский районный суд).

13.07.2016. За незаконное приобретение и сбыт цифрового диктофона-флешки — штраф в размере 20 000 рублей (Володарский районный суд г. Брянска).

25.05.2016. За незаконное приобретение устройства, конструктивно объединяющим телекамеру цветного изображения, микрофон, устройство видеозаписи и фотографирования и съемное цифровое устройство хранения информации, смонтированные в одном корпусе в виде шариковой авторучки суд назначил штраф в размере 30 000 рублей (Пинежский районный суд).

29.04.2016. За незаконное приобретение специального технического средства, предназначенного для негласного получения информации, закамуфлированного под авторучку, в комплекте с USB-кабелем — ограничение свободы сроком на один год (Соликамский городской суд).

9.02.2016. За незаконное приобретение видеорегистраторов в виде брелока-пульта автосигнализации — штраф в размере 35 000 рублей (Индустриальный районный суд г. Ижевска).

3.11.2015. За заказ на приобретение устройства в виде наручных часов со встроенной видеокамерой и микрофоном — штраф в размере 10 000 рублей (Фроловский городской суд).

11.09.2015. За покушение на приобретение (заказ через Интернет) видеокамеры, встроенной в бытовой предмет — ручку пишущую шариковую — штраф 7 000 рублей (Первомайский районный суд г. Ижевска).

Согласно версии следствия, осенью 2015 года подозреваемая заказала в интернете флешку, оплатив приобретение через «Яндекс. Деньги». Проведенная позже экспертиза установила, что данный прибор является «специальным техническим средством» и предназначен для «негласного наблюдения». При этом примечательно, что товар покупательница так и не получила. Зимой прошлого года он был изъят сотрудниками екатеринбургской таможни после проверки с помощью рентгена.

Дела были возбуждены по ч. 3 ст. 30 («Приготовление к преступлению и покушение на преступление») и ст. 138.1 («Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации») Уголовного кодекса РФ. Первая конкретизирует понятие «покушение на преступление»: «Умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». А вторая определяет наказание за незаконные производство, приобретение и сбыт спецтехсредств для негласного получения информации: от штрафа (до 200 тысяч рублей или в размере дохода за 18 месяцев) до лишения свободы до четырех лет… Правда, в итоге дело закончилось штрафом в восемь тысяч рублей.

Впрочем, это далеко не первый случай, когда российских граждан привлекают к уголовной ответственности за приобретение специальных технических средств для негласного получения информации. Не первый и, судя по всему, не последний…

В «шпионы» — по лицензии 

Понятно, что незнание закона не освобождает от ответственности. А потому приобретая «шпионские гаджеты» каждый хотя бы ради спортивного любопытства должен поинтересоваться — насколько всё это законно? Любой поисковик на этот вопрос даст исчерпывающие сведения. Тем более, что перечень специальных техсредств для негласного получения информации, приводится в нескольких нормативных актах федерального и международного уровня. Так, в государствах Евразийского экономического союза подобные устройства вообще запрещены как товары для личного пользования специальным положением Коллегии Евразийской экономической комиссии. Их ввоз или вывоз возможен лишь для юридических и физических лиц при наличии у них соответствующей лицензии.

В России на эту тему также есть несколько документов. Начало было положено Указом Президента РФ от 22 февраля 1992 г. №179 (уточненном Распоряжением и Указами Президента РФ в 1992, 1998 и 2000 годах) «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена», куда отнесены и «специальные и иные технические средства, предназначенные (разработанные, приспособленные, запрограммированные) для негласного получения информации, нормативно-техническая документация на их производство и использование». Полный список «шпионских гаджетов», предназначенных для негласного получения информации в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, утвержден постановлением Правительства РФ №770 в 1996 году, и конкретизирован в 2002-ом (см. справку). Продать или купить скрытый диктофон, видеокамеру и т.п. можно лишь получив лицензию ФСБ России на подобную деятельность. Также лицензируются разработка и производство средств негласного получения информации.

Однако в этих «шпионских» историях самым любопытным является тот факт, что в законе, как отмечают многие юристы, отсутствует понятие «специальное техническое средство». В том же правительственном постановлении есть определение электронного устройства для негласного получения информации, но оно касается вопросов их лицензирования. «На практике определить, что это за устройство и возможно ли его отнести к запрещенному, нужно проводить техническую экспертизу, — констатирует новосибирский юрист Алексей Антюхин, — на основе которой уже и определять технические характеристики подобных «аппаратов»».

Кто виноват? 

Новосибирская история вызвала большой общественный резонанс с немалым количеством возмущенных откликов интернет-пользователей. Основная причина возмущения проста: как можно судить женщину, только оформившую заказ на сайте и даже не ставшую собственником запрещенного к обороту средства? Наверное, это свидетельствует о недостаточной правовой грамотности населения. Хотя с чисто бытовой точки зрения, все же все же непонятно: почему подобные «шпионские» гаджеты продаются без какого-либо упоминания об уголовной ответственности за их нелицензионное приобретение?

«Судить за покупку шпионских гаджетов нельзя. Должны быть разделены понятия «покупки» и «использования» этого гаджета, — считает частнопрактикующий юрист Владимир Калашников. — За использование можно оставить уголовную ответственность. Покупку же следует декриминализировать. Зачастую те кто покупает ручки-диктофоны, ручки-камеры и все прочее, что в Китае не считается запрещенными средствами, а в РФ считается — даже не подозревают о том что они совершают преступление».

Не знаю какой гаджет хотела приобрести новосибирская покупательница, но я нашел на сайте того же AliExpress несколько аналогичных спецсредств со встроенными цифровыми диктофонами: флешки, авторучки, наручные часы и кольца. Например, USB-флешка «Real 8GB Voice Activated Recorder» производства Hnsat. Техданные: размер — 64×22×10 мм, вес — около 14 г, время записи — от 17 часов (1 ГБ) до 140 часов (8 ГБ). Стоимость — 1 212,03 рубля. На момент моих поисков уже был сделан 101 заказ. Причем на страничке данного товара (как, впрочем, и других) много пишется о превосходных качествах продукта, но ни слова о незаконности данного приобретения без необходимой лицензии.

Даже если учесть, что родина этого интернет-магазина — Китай (где подобные «штучки» не считаются запрещенными средствами), без сомнения, осуществляя свою деятельность на территории России, тот же AliExpress должен функционировать по российским законам. Тем более — контролироваться российскими государственными органами с соответствующими полномочиями. Например, Министерством экономразвития и торговли РФ или тем же ФСБ.

Впрочем, дальнейший поиск в рунете показал: «шпионские» гаджеты можно приобрести не только в китайских интернет-магазинах. Но и в российских. Например, в «0копеек» (который, правда, торгует той же китайской продукцией), где даже существует специальный раздел «Умные гаджеты».

Вопрос заключается в том, обязан ли тот же интернет- или же любой другой магазин, торгующий спецтехсредствами, официально предупреждать покупателей о юридических нюансах и — главное — о последствиях такого приобретения? Ведь покупатель, приобретающий флешку для хранения данных (в которую, к его радости, встроен еще один гаджет, например, диктофон), может просто не соотнести такую покупку со шпионской или оперативно-розыскной деятельностью.

К слову, в марте 2011 г. Конституционный суд в деле о проверке конституционности части 3 статьи 138 УК РФ в связи с жалобой группы граждан вынес постановлении №3-П, где указал: к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации, относятся технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые, обнаружение которых возможно только при помощи специальных устройств. 

Справка Перечень видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности

1. Специальные технические средства для негласного получения и регистрации акустической информации.

2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования.

3. Специальные технические средства для негласного прослушивания телефонных переговоров.

4. Специальные технические средства для негласного перехвата и регистрации информации с технических каналов связи.

5. Специальные технические средства для негласного контроля почтовых сообщений и отправлений.

6. Специальные технические средства для негласного исследования предметов и документов.

7. Специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов.

8. Специальные технические средства для негласного контроля за перемещением транспортных средств и других объектов.

9. Специальные технические средства для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств ее хранения, обработки и передачи.

10. Специальные технические средства для негласной идентификации личности.

Источник: система ГАРАНТ (http://base.garant.ru)

«Критерии отнесения технических средств к специальным, за покупку которых наступает ответственность, просты, но все же размыты, — напоминает адвокат Екатерина Понизяйкина. — Если изделия нет в соответствующем списке, то в каждом конкретном деле будет решающей экспертиза, которая и определит, выполнялись ли эти два критерия: негласное получение информации при камуфлировании под предмет другого назначения или же наличие нужных для негласного получения информации свойств и качеств при бытовом назначении». Отмечая, что об «откровенно несправедливых приговорах» в практике наших судов информации нет, хотя эта статья предусматривает достаточно суровое наказание — лишение свободы до четырех лет, она считает, что возможным решением вопроса могло бы стать «введение административной ответственности, когда ручки с камерами покупаются для баловства».

Да и вообще, в принципе любое записывающее устройство можно использовать для негласного получения информации. Например, стандартный цифровой диктофон или смартфон (с видео- и фотокамерой и диктофоном), которые удобно «прячутся» в кармане пиджака, — шпионские средства? Или глазок дверного видеодомофона для наблюдения за площадкой на этаже? Смарт-часы с микрофоном и видеокамерой, управляемые удаленно и имитирующие обычные часы? Очки Google glass с встроенным микрофоном и камерой?..

Причислять к «шпионским» те приспособления, которые свободно продаются и широко рекламируются в Интернете, совершенно недопустимо, считают в юридическом сообществе. Ни о каком «незаконном приобретении» не может быть и речи — их продают не специальные не какие-то тайные магазины. Если эти спецсредства действительно относятся к запрещенным, то вопросы в первую очередь должны возникать к продавцам этим приспособлений: на каком основании они свободно торгуют такими приборами, о статусе которых потенциальные покупатели не осведомлены? Ведь на каждой кассе каждого магазина висит аналогичное предупреждение о законодательном запрете продажи алкоголя и табака несовершеннолетним. Поэтому и наказывать за незаконное распространение нужно прежде всего продавцов. Чтобы исключить незаконный оборот действительно шпионских спецсредств, а не игрушек, замаскированных под них.

Однако судебная практика априори исходит из того, что граждане заведомо знают о недопустимости приобретения подобных «шпионских» средств, а также о том, что их применение нарушает конституционное право на неприкосновенность частной жизни и требования иных нормативно-правовых актов. Хотя как обычный гражданин может определить, что приобретаемый ими гаджет или гаджет является «шпионским», если не обладает специальными знаниями для подобной экспертизы?

Вообще, уверены многие юристы, сама ситуация с осуждением граждан за приобретение бытовых (а это именно бытовые приборы, даже если встроены в ручку или еще куда-то значение не имеет — так как это лишь способ оригинального размещения для удобства использования) абсурдна и находится за рамками здравого смысла, нарушая при этом права граждан. Особенно в ситуации, когда подобное устройство находится в свободной продаже. Все бытовые приборы являются таковыми пока экспертизой не установлено иное. Но если их оборот ограничен законом, то они никоим образом не должен попасть в страну ни через какой интернет-магазин. И здесь, считают эксперты, соответствующие правовые акты начала 90-х в сегодняшней ситуации появления новой интернет-реальности несколько устарели и нуждаются в законодательном совершенствовании.

Пока же извечный российский вопрос — «кто виноват?» — трактуется не в пользу рядовых покупателей. Понятно, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Потому надо быть весьма внимательным и гаджето осторожным. Ведь такая ошибка «резидента» может сыграть в его судьбе весьма злую шутку.

 

Анатолий Выборный
Анатолий Выборный Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции
— Судебная практика последних лет дает нам немало примеров того, как обычные граждане, на первый взгляд вполне добросовестные и часто — рядовые завсегдатаи китайских интернет-магазинов, становятся преступниками.

Что сделали эти люди? Приобрели он-лайн, вполне, казалось бы, легально гаджет с несколькими функциями: авторучку с диктофоном, камеру, замаскированную под наручные часы… Дело в том, что статья 138.1 Уголовного кодекса Российской Федерации — «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» — криминализирует не только использование, но также продажу и покупку таких приборов.

Использование специальных технических средств для негласного получения информации возможно только при проведении оперативно-розыскной деятельности, которая направлена на обеспечение безопасности. И осуществлять ее имеют право уполномоченные законом органы, либо охранные и сыскные агентства, получившие лицензию на этот вид деятельности.

В то же время, негласное получение информации физическими лицами, а также юридическими лицами, не имеющими такой лицензии, является нарушением конституционных прав граждан, нарушением неприкосновенности частной жизни. Статьей 23 Конституции РФ каждому гражданину гарантировано право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а ограничить это право может только суд. Нарушение данной нормы, а также попытка ее нарушить — то есть сбыт и приобретение специальных технических средств для незаконной слежки — является преступлением.

Что касается понятия «специальные технические средства», то, на мой взгляд, попытки каталогизировать все многофункциональные девайсы обречены. Будучи составлен сегодня, уже завтра любой такой список станет анахронизмом.

Законодательство не успевает за развитием цифровых технологий. Следовательно, в определении специальных технических средств должны быть вложены четкие критерии, по которым мы сможем отличить их от приборов, оборот которых разрешен в России. Так, Конституционный суд РФ в Постановлении №3-П от 31 марта 2011 года указал, что основной признак специальных технических средств — это то, что они закамуфлированы под прибор иного функционального назначения.

Если говорить о ситуации криминального шопинга на открытых сайтах китайских интернет-магазинов, то здесь, на мой взгляд, сходятся два злокачественных фактора, приводящие российских граждан к преступлению.

В первую очередь, сами магазины. Речь идет об организациях, которые, не являясь резидентами Российской Федерации, не подчиняются российским законам, и потому могут свободно рекламировать и продавать технические устройства для незаконной слежки. Эти организации не предупреждают российских покупателей о том, что те, заказывая, например, ручку-диктофон, совершают преступление. Хотя, несомненно, иностранным продавцам такие нормы российских законов известны. С этим необходимо бороться, совершенствуя законодательство в сфере информационных технологий и международной электронной торговли.

Второй же фактор — недостаточно развитая правовая и этическая культура самих покупателей. Некоторые российские граждане, совершая такую покупку, в недостаточной мере осознают свои действия, не оценивая их ни с этической, ни с правовой точки зрения. Даже не зная Конституции страны, на уровне здравого смысла и школьной этики должно быть понятно, что «подслушивать и подглядывать нехорошо». В этом плане стратегической задачей государства и системы образования является этическое воспитание и развитие правовой культуры граждан.



Автор: Сергей Трусевич

Просмотров 51749

31.05.2017

Популярно в соцсетях