Все о пенсиях в России

вчераСветлана Бессараб: Вслед за МРОТ вырастут все зарплаты в стране

два дня назадДепутат Бессараб: Пенсии жителей новых регионов выросли примерно на 44 процента

27.05.2024Армейским пожарным хотят разрешить досрочно уходить на пенсию

Грызуны и дамба: из-за чего на самом деле затопило город Орск

Ученые и инженеры рассказали, как в России контролируют состояние защитных сооружений и почему эта схема дала сбой в Оренбуржье

11.04.2024 18:08

Автор: Николай Козин

Грызуны и дамба: из-за чего на самом деле затопило город Орск
  © Егор Алеев/ТАСС

К разрушению дамбы в Орске, в результате чего затопленными оказались сразу несколько тысяч жилых домов, а в городе объявили ЧС федерального масштаба, мог привести целый комплекс причин: от просчетов при проектировании защитных сооружений до использования неправильных грунтов. К таким выводам пришли независимые эксперты, которых «Парламентская газета» опросила в четверг, 11 апреля. О том, что могло привести к катастрофе, и о том, как вообще в России контролируют состояние дамб, — в нашем материале.

«Никакие грызуны такое устроить не способны»

Напомним: 5 апреля в городе Орск Оренбургской области прорвало дамбу, которая защищала его от разливов реки Урал. В зоне затопления оказались сразу несколько микрорайонов, началась эвакуация местных жителей. Спустя почти неделю после начала наводнения уровень воды в Орске только-только начал падать, однако вместе с этим он растет в самом Оренбурге, где вода подступила к жилым многоэтажкам. Во всем регионе действует режим чрезвычайной ситуации федерального масштаба.

Точные причины случившегося пока не известны, и в их поисках выдвигаются подчас неожиданные версии. Так, директор компании, строившей дамбу, 8 апреля в интервью «Первому каналу» заявил, что испортить сооружение могли… грызуны.

«Посмотрев по съемкам, в каком месте получился прорыв, [человеческий] фактoр у меня отпал, — признался Сергей Комаров. — И остался только фактoр — грызуны, которые могли эту дамбу протoчить, и этой 2-3-сантиметровой дырoчки, отверстия, норки хватило бы, чтобы вода пoшла через дамбу».

Как сообщил «Парламентской газете» главный научный сотрудник Института водных проблем РАН Михаил Болгов, никакие суслики, мыши-полевки и даже кроты до такой степени дамбу, конечно, испортить не могли.

«Грызуны и другие мелкие животные в гидротехнических сооружениях действительно порой обитают, — пояснил ученый. — Но только если эти самые сооружения располагаются где-то в безлюдной местности, если за ними никто не следит и никто их регулярно не осматривает. Но в непосредственной близости от города, от дорог, на действующей дамбе — нет, это полностью исключено».

Скорее всего, отметил Михаил Болгов, к прорыву привел целый комплекс причин, связанных прежде всего с чьими-то ошибками или преступной халатностью.

«Возможен, например, вариант, при котором были неправильно или в недостаточном объеме выполнены предварительные инженерные изыскания — анализ грунтов на месте строительства будущей дамбы, который проводится, чтобы понять, сильные они или слабые, будет вода сквозь них просачиваться или нет, — рассказал собеседник издания. — При этом вовсе не обязательно, чтобы тут была какая-то халатность или коррупционная составляющая. Возможно, геологи, которые этим занимались, просто где-то не пробурили скважину достаточной глубины, что-то не увидели, не учли и так далее».

Другой вариант, по словам Михаила Болгова, — неправильно сведенный древесный покров на месте будущего водохранилища. Согласно инженерным нормам и правилам, деревья и кусты в таких случаях нужно вырубать под корень. Однако для экономии денег и времени их могли и просто засыпать землей. Такой подход чреват, помимо прочего, тем, что на поверхности водохранилища рано или поздно появится древесный мусор, который может забить стоки или повредить дамбу.

«Наконец, есть третий вариант — ошибки и нарушения уже непосредственно при строительстве, — констатировал эксперт. — Несоответствующие прочностным требованиям грунты, заложенные в основание дамбы, недостаточная укатка, плохое уплотнение и так далее. На мой взгляд, предварительный перечень причин разрушения выглядит вот так. Ну а более точные обстоятельства случившегося, конечно, должны установить компетентные органы».

К слову, на, мягко говоря, непродуманную технологию строительства злополучной дамбы в Орске в четверг, 11 апреля, указывал и министр строительства России Ирек Файзуллин. Во время визита в затопленную Оренбургскую область он заявил журналистам, что то, что на протяжении всего этого времени все вокруг называли дамбой, на самом деле обычный земляной вал.

«Та дамба, о которой говорят в Орске, это на самом деле не дамба, дамба миллиард рублей не стоит, десять километров… — приводит слова Файзуллина ТАСС. — С огромной скоростью огромная масса воды надавила не на дамбу, а на земляной вал».

Подтвердить статус предпенсионера можно через госуслуги

Обследование раз в пять лет

Возникает, впрочем, другой вопрос — неужели за дамбами в России никто не следит? Как выяснилось, следят, и притом пристально. Так, еще 6 апреля РИА Новости со ссылкой на пресс-службу Ростехнадзора сообщило, что ведомство обследовало дамбу в Орске в 2020 году и выдало компании, которая занималась ее эксплуатацией, предписание с 38 замечаниями. Однако удостовериться в том, что они своевременно устранены, не смогло из-за «моратория на внеплановые проверки».

«На самом деле у нас уже давно действует Федеральный закон «О безопасности гидротехнических сооружений», который я в свое время, еще будучи депутатом, лично разрабатывал и вносил на рассмотрение, — отметил в беседе с «Парламентской газетой» экс-депутат Государственной Думы доктор технических наук Владимир Тетельмин. — В нем четко прописано: проверки состояния гидротехнических сооружений проводятся раз в пять лет. И каждая такая проверка — это очень большое и серьезное мероприятие, в котором принимает участие специальная комиссия. По его итогам создается декларация о безопасности — документ на несколько сотен страниц».

При этом, по словам Владимира Тетельмина, Ростехнадзор имеет право не только выдавать предписания, но и устанавливать сроки, в которые их нужно устранить. А по истечении этих сроков — организовывать собственные проверки.

«Не очень понятно, что это в принципе за «мораторий» такой, — удивился бывший депутат. — Я понимаю, когда есть мораторий на проверки, например, мелкого бизнеса, чтобы его не «кошмарить», чтобы не создавались коррупционные схемы. Но тут-то речь о человеческих жизнях, о сохранности имущества! Как вообще можно говорить о каких-то «мораториях»?»

Как бы то ни было, пока что совершенно ясно одно: в будущем инциденты, подобные тому, что произошел в Оренбургской области, скорее всего, будут происходить чаще.

«Дело в том, что глобальное потепление, в условиях которого мы живем в последние годы, очень сильно влияет на климат в целом и на состояние рек и озер в частности, — пояснил Владимир Тетельмин. — Согласно моим расчетам, если сегодня в год таких катастроф происходит порядка 300 по всему миру, то к 2050 году будет уже в районе 400. Поэтому нам сейчас нужна масштабная федеральная целевая программа для того, чтобы определить, какие районы окажутся в зоне подтоплений и наводнений в ближайшие годы и что делать с населенными пунктами и предприятиями, которые там расположены. Но формирование такой программы — процедура крайне долгая, сложная и дорогая».

Читайте также:

• Нет ни одного непострадавшего поселка или садоводства под Оренбургом