Дать доступ к природе - значит сохранить малые народы

Тема: Арктика: настоящее и будущее

Дать доступ к природе -  значит сохранить малые народы

Фото пресс-службы Магаданской областной Думы

Положение коренных малочисленных народов Севера (КМНС), Сибири и Дальнего Востока вызывает сегодня обеспокоенность. Рост масштабов бедности, низкая продолжительность жизни, алкоголизм и безработица, утрата национальной идентичности — далеко не полный перечень проблем, касающихся их дальнейшего существования. О том, какие законодательные коллизии необходимо разрешить для преодоления этой пагубной тенденции, рассуждает председатель Магаданской областной Думы Сергей Абрамов.

- Еще в 2009 году, обращаясь с ежегодным Посланием к Федеральному Собранию, в числе приоритетных задач, стоящих перед нашим государством, Президент РФ назвал сохранение самобытности народов, населяющих нашу страну, поддержку их национальных традиций и культур.

Но даже сегодня положение тех, кто испокон веков населял Север, вызывает тревогу.

Одним из важнейших признаков, характеризующих их образ жизни и культуру, является традиционное природопользование. Если оно будет утрачено — исчезнут и сами народы.

В законодательстве РФ содержатся нормы, непосредственно предусматривающие права и гарантии для представителей КМНС в вопросах осуществления ими традиционной хозяйственной деятельности. Однако в отдельных случаях складывается ситуация, когда нормативно закрепленные в отношении малочисленных народов преференции в отсутствие механизма их реализации фактически приобретают декларативный характер.

Вот некоторые свидетельствующие об этом проблемы.

Право первоочередности в промысловых угодьях не работает

Федеральный закон «О животном мире» предоставляет лицам, относящимся к коренным малочисленным народам, и их объединениям право на приоритетное пользование животным миром на территориях их традиционного расселения в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, в том числе право на первоочередной выбор промысловых угодий.

При этом правила промысловой охоты, которая является одним из видов традиционной хозяйственной деятельности народов Севера, предусматривают ее осуществление на закрепленных охотничьих угодьях в рамках охотхозяйственного соглашения.

Фото пресс-службы Магаданской областной Думы

В свою очередь, приобрести право на его заключение и аренду охотничьих угодий в соответствии с ФЗ об охоте возможно единственным способом — через аукцион, победителем которого признается участник, предложивший наибольшую цену. При этом каких-либо положений, направленных на реализацию представителями народов Севера своего права на первоочередной либо другой особый выбор промысловых угодий, ни указанный ФЗ, ни иные акты федерального уровня не содержат, что сводит вероятность выиграть такой аукцион объединением КМНС к минимуму. Ситуация вынуждает региональные органы власти «изобретать» собственные дополнительные механизмы поддержки КМНС в части содействия в получении промысловых угодий и возмещения понесенных при этом материальных затрат, что, в свою очередь, напрямую зависит от финансовых возможностей субъекта РФ и ставит проживающие там коренные малочисленные народы в неравные условия.

Решение обозначенной проблемы видится в том, чтобы предусмотреть в законодательстве возможность предоставления коренным малочисленным народам права на приоритетное пользование охотничьими угодьями без аукционов вместе с механизмом реализации этого права.

Право общин на рыболовство ограничено

Федеральный закон о рыболовстве гарантирует учет интересов КМНС в обеспечении их доступа к водным биоресурсам, а также устанавливает, что рыболовство в целях осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов осуществляется лицами, относящимися к ним, и их общинами либо с предоставлением рыбопромыслового участка, либо без такового.

Однако Минсельхозом России в своем письме-разъяснении, а также в Административном регламенте по предоставлению государственной услуги по подготовке и принятию решения о предоставлении вод­ных биоресурсов в пользование был сделан акцент на том, что объединения представителей КМНС являются юридическими лицами, а значит, в силу требований ФЗ о рыболовстве они должны осуществлять добычу анадромных видов рыб исключительно на рыбопромысловых участках.

В связи с этим на практике стали возникать ситуации, когда родовые общины, за которыми не закреплены рыбопромысловые участки, не имеют возможности осуществлять лов рыбы, что создает социальную напряженность.

Кроме того, закрепление за родовыми общинами рыбопромысловых участков в целях обеспечения их права на осуществление традиционного рыболовства влечет и иные последствия. Те акватории участков, которые по итогам конкурса будут закреплены за объединениями народов Севера, подлежат изъятию из общего доступа, что с неизбежностью приведет к ограничению права на вылов водных биоресурсов других представителей КМНС, Сибири и Дальнего Востока, которые исторически осуществляли традиционное рыболовство на данных территориях.

Для решения проблемы необходимо принять комплекс мер по совершенствованию нормативных правовых актов, регулирующих рыболовство, в части предоставления объединениям малочисленных народов, имеющим статус юридического лица, права на осуществление вылова анадромных видов рыб без предоставления рыбопромыслового участка в заявительном порядке.

Оленеводы не имеют должного статуса

Еще одним видом природопользования КМНС является оленеводство, которое остается основной отраслью их хозяйственной деятельности. Но его развитию препятствует ряд ограничительных факторов. Это огромная удаленность территорий выпаса от основных мест потребления и переработки продукции оленеводства, неразвитость дорожной сети, отсутствие квалифицированных специалистов и пастухов, неустроенность быта оленеводов на маршрутах кочевий и другое.

Однако северное оленеводство как один из важнейших идентифицирующих признаков КМНС до сих пор не удостоилось специального регулирования отдельным законом на федеральном уровне.

К числу причин, по которым северное оленеводство на сегодняшний день переживает не лучшие времена, относится и уровень его финансирования. Безусловно, региональные бюджеты в пределах своих возможностей осуществляют финансовую поддержку, однако без участия федерального бюджета и единой госполитики обес­печить необходимый уровень развития этой отрасли нереально.

Решение этих проблем возможно путем разработки и принятия специального ФЗ «О северном оленеводстве», а также увеличения объема софинансирования за счет субсидий из федерального бюджета на поддержку отрасли.

Учитывая этносоциальную значимость вопросов, необходимо еще раз обратить внимание федерального Центра на острую потребность в совершенствовании федерального законодательства в целях разрешения проблем, возникающих у представителей коренных малочисленных народов при осуществлении ими традиционной хозяйственной деятельности. 

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 419

04.12.2018 08:44

Загрузка...

Популярно в соцсетях