Все о пенсиях в России

00:00Как узнать размер будущей пенсии

20.04.2024Какие выплаты положены при выходе на пенсию

20.04.2024Бессараб рассказала, как индексируют пенсию после ухода на заслуженный отдых

Бросить все и уплыть в кругосветку

Кочевники XXI века против государства?

09.04.2023 14:00

Автор: Людмила Глазкова

Бросить все и уплыть в кругосветку
  © pxhere.com

В последние годы глобальные массмедиа стали усиленно продвигать «тревелливинг» (travel living), в переводе с английского — путешествие-жизнь. Его сторонников называют цифровыми кочевниками, или диджитал-номадами. Они не привязываются к месту жительства и работы и готовы променять комфорт, стабильность и карьерные перспективы на жизнь в непрерывном движении. Только в США эту философию разделяют 22 миллиона человек, или каждый 15-й американец, в мире — 35 миллионов, а к 2030 году, по прогнозам, количество цифровых кочевников на планете вырастет до одного миллиарда человек. Эксперты считают, что это путь к формированию «бесшовного» мира с «подключенным человеком» без корней.

Долой офисные стрессы

Первый цифровой кочевник — американский писатель и программист Стив Робертс. В 1983 году он отправился в путь на компьютеризированном велосипеде, а завершил его на яхте в 2021 году.

Возрождение древнего кочевого образа жизни в XXI веке стало возможным благодаря интернету и IT-технологиям, а пандемия ковида с дистанционным форматом работы его подхлестнула. К 2030 году число цифровых кочевников может составить миллиард человек.

Что это за люди? Первая группа — цифровики. Программисты, менеджеры проектов, графические дизайнеры, журналисты, писатели, юристы, переводчики, аналитики, тестировщики, копирайтеры, монтажеры видео, продакт-менеджеры. Полгода на Мальдивах, три месяца на Барбадосе или в Арабских Эмиратах, где самый быстрый в мире мобильный интернет.

Вторая — искатели приключений и фанаты странствований.

Третья — ипотечники, для которых выплаты кредита обходятся дороже, чем постоянный туризм и нахождение в дешевых зонах мира.

Философия цифровых кочевников в том, чтобы отвязаться от места своего рождения и одной работы. Выбирать страны, где лучший климат, дешевле еда, где нет токсичных офисов, гражданских обязанностей, а только право жить в удовольствие. Диджитал-номады считают себя избранниками судьбы, потому что, по их мнению, делают свободный выбор свободного человека. Жизнь в движении, утверждают они, не блажь, а норма. Любимый их лозунг — «ценности минимализма делают нас счастливыми». Природа, свобода, необработанная пища, физическая активность… Об этом много говорится на их профильных сайтах.

Российским пассажирам пообещали быстрый интернет в поездах

Беспокойство и охота к перемене мест

Охота к перемене мест — это проблемы мотивов, а они разные, сказал «Парламентской газете» член-корреспондент РАН, философ, главный научный сотрудник Института социологии РАН Жан Тощенко. У кого-то — просто возможность выбрать себе лучшие условия жизни и работы. У других — давление экономических обстоятельств. Этому способствует растущий класс прекариата (людей, работающих на низкооплачиваемой и нестабильной работе без социальных гарантий — оплаты больничного, отпуска, с сокращенной зарплатой). Переход от постоянной к частичной, временной, неполной занятости облегчает возможности для таких людей сорваться с места и уехать куда глаза глядят.

Еще категория — те, кому в принципе не важно содержание труда, говорит ученый. Они рассчитывают, что какое-то занятие найдется везде. Отсюда легкость на подъем. Наконец, есть те, кто выбирает себе образ жизни, где над ними не довлеют гражданские обязательства.

Эксперт из США Джон Питерс в нашумевшей статье «Изгнание, кочевничество и диаспора» назвал ключевой идеей движения противопоставление кочевника и государства. Многие путешественники начинают с термина «климатическая эмиграция», но постоянная мобильность стирает у них границы культурной и национальной идентичности. В результате переосмысливается и понятие родины, а это уже маргинальность, делает вывод он.

Типичный портрет цифрового кочевника, по опросу сервиса Nomad List, — минималист с ноутбуком, рюкзаком, степенью бакалавра, паспортом и чашкой кофе. Живет на одном месте в среднем 70 дней. В основе менталитета — антиматериализм и довольствование малым.

Самая привлекательная сторона тревелливинга — дешевизна, говорится на одном из профильных сайтов. Кочевничество экономит кучу денег, потому что исчезают расходы на содержание собственности, обслуживание автомобиля, парковку, зимнюю одежду. Это увлекательно и полезно для здоровья. Основной статьей затрат становятся аренда крыши над головой и питание. Жить лучше и дешевле помогает геоарбитраж — использование разницы в ценах между странами.

Мир в кармане и ничего своего

Некоторые исследователи называют тревелливинг новой социально-экономической моделью. Она перекликается с программными лозунгами «великой перезагрузки» мира, провозглашенной на Давосском экономическом форуме. Согласно ей, сохранение планеты в интересах будущих поколений требует затягивания поясов у ныне живущих, ограничения экономического роста и снижения потребления. Конструируемый образ будущего предполагает, что человеку будет доступен весь мир, множество услуг, но при этом ничего своего у него не будет.

Глобализаторы убеждают, что имущество и привязка к постоянному месту жительства обременяют и посягают на личные свободы граждан. Зачем покупать жилье, если можно взять его в аренду? Зачем личный автомобиль, когда есть каршеринг? К чему копить сбережения, когда можно иметь базовый гарантированный доход? Зачем тратиться на обогрев квартиры, если можно на зиму уехать в теплые края? Когда у человека ни кола ни двора, это особенно легко. Современные номады часто называют себя гражданами мира.

Кочевник всегда в интернете, и ему удобнее общаться даже со знакомыми онлайн, а не офлайн. Поэтому некоторые эксперты дали ему определение «человек подключенный».

Неписаный девиз диджитал-номадов: движение — все, цель — ничто. В мире есть 300 человек, посетивших все 196 стран мира (включая непризнанные территории). Среди них австралийка Рэйч и словачка Марти. Женщины описали приключения 15-летней кругосветки в блоге «Очень голодные кочевники». Они отправились в путь, чтобы вдохновить женщин мира жить без офисных стрессов, работать на пляже, расширять горизонты и принять новое мышление. Путешественницы распродали все имущество и жили с багажом из двух рюкзаков ручной клади. Фокусом их проекта стала еда. Одиссея обошлась в 274 тысячи долларов. Ее вывод: самая вкусная пища — в Эфиопии, Афганистане и у узбекских фермеров.

Множится число активистов номадизма и в России. Например, этнолог Михаил Зарубин за 10 лет объехал 193 государства и написал книгу для детей «Сказки юных путешественников». На четыре года больше затратил на кругосветку его друг, фотограф Александр Жданов. 150 отелей ежегодно — норма для Лизы и Виталика, путешествие которых длится 12 лет. Немало других тревел-блогеров делятся на сайте travcave.ru своими впечатлениями.

Читайте также:

• Наталья Костенко: Депутаты будут настаивать на возвращении детского и туристического кешбэка

Инфраструктура движения

Цифровое кочевье опирается на инфраструктуру. Виза digital nomad разрешает лицам, которые получают доход не ниже двух тысяч долларов из чужой юрисдикции, на законных основаниях оставаться в стране дольше, чем туристам. Ее цена в Бразилии 72 доллара, в Греции — 75, Коста-Рике — 100, Аргентине — от 120 до 240, на Бермудах — 260, на Багамах и в ОАЭ — тысяча долларов. Сроки действия от 180 дней до 10 лет. В странах, где нет такой визы, номады нередко живут по туристическим и даже ученическим, а власти закрывают на это глаза.

Элементами инфраструктуры являются также коворкинги и коливинги (общие пространства, где можно жить и работать с единомышленниками). Число первых, по прогнозам, к 2025 году достигнет 26 тысяч, а вторых ежегодно прирастает на треть. В России тоже есть коливинг — «Станция Смена». Она предоставляет, говорится в презентации, уникальную возможность сочетать работу и тусовку.

Удаленно можно работать из дома, общественных библиотек, кафе — лишь бы были интернет и ноутбук. Кто побогаче, передвигается в офисах на колесах. Правда, фургоны-дома со столом, множеством розеток, зарядок и фоном для конференций стоят, как люксовый немецкий кроссовер.

Систему хабов для кочевников характеризует благоприятный климат, высокоскоростной интернет, легкий визовый режим и низкая стоимость жизни. Самые привлекательные локации — Чиангмай (Таиланд) и Бали (Индонезия), в Европе — Лиссабон, Гран-Канария и остров Мадейра, в Америке — Медельин, Мехико и Буэнос-Айрес.

Если закончились деньги, номады могут бесплатно переночевать в храмах, в крайнем случае — в палатке, тем более что в холодные края они не стремятся. Кто-то по случаю подрабатывает удаленной торговлей, хендмейдом, барменами, гидами, диджеями и виджеями, няньками, учителями и чем бог пошлет.

Как и подобает философу, Жан Тощенко не удивляется: «Мир вступает в эпоху великого переселения народов, подобную той, что происходило 15 веков назад. Процесс глобальной миграции обусловлен экономическим, политическим и климатическим факторами. И эта общая подвижность влияет на все человечество, делая его динамичным».

Рулит философия индивидуализма

А если все захотят жить в вечном путешествии, кто останется в родной стране и будет ее благоустраивать? Есть ли в наше время баланс между свободой личности и гражданской ответственностью? Не атрофируется ли чувство патриотизма, например, у цифрового сословия, часть которого дружно устремилась за пределы России?

«Баланс между свободой и ответственностью искали еще Вольтер и Белинский. Его ищут и будут искать во все времена», — уклончиво ответил «Парламентской газете» председатель Совета Торгово-промышленной палаты по развитию цифровой экономики Николай Комлев.

Первый зампред Комитета Госдумы по туризму и развитию туринфраструктуры Николай Валуев не скрыл от нашего издания скептицизма: «Кто бы что себе ни мечтал и ни хотел, люди всегда будут привязаны кучей обстоятельств к месту проживания. Работой, привычкой, имуществом, родственными и социальными связями, поэтому этих космополитов всегда будет в районе статистической погрешности».

Сравнивать цифровых кочевников, иммигрантов и релокантов некорректно, отметил директор по развитию ВЦИОМ-Консалтинг Даниил Ермолаев. Концепция «диджитал-номадизма» развивает философию индивидуализма, сказал он «Парламентской газете». Ее ценности: свобода выбора жизненных целей, способов и места работы, стремление к открытости информации, нетерпимость к дискриминации и условная «бесшовность» мира.

При этом кочевники, зарабатывая в своей стране, деньги тратят в чужой. Как должно относиться к этому государство? Почему в США с населением 330 миллионов человек Трамп в своей предвыборной программе обещает ввести материнский капитал для нового беби-бума?

«Любое правительство хочет, чтобы его граждане работали дома и развивали внутреннюю экономику, — сказал Ермолаев. — Поколение первого беби-бума близко к пенсионному возрасту, что увеличивает нагрузку на социальную инфраструктуру и снижает количество трудоспособных. А сообщество «цифровых кочевников» в США растет. По данным MBO Partners, их 16,9 миллиона, а по прикидкам сайта Nomand List, 22 миллиона. Если тенденция продолжится, то в ближайшие годы экономика страны столкнется с серьезным вызовом».

В России, по данным Nomad List, цифровых кочевников пока относительно немного — 2,3 миллиона. И все же относиться к ним следует серьезно, призывает декан экономического факультета МГУ Александр Аузан. Как правило, номады не стремятся расстаться со страной, они могут продолжать работать на отечественные компании, принося пользу государству. А чтобы сохранить этот человеческий капитал, предотвратить его возможную утечку, следует сохранить для этой категории подоходный налог в размере 13 процентов, считает экономист.

По действующим правилам, налоговые нерезиденты — люди, которые находились в России меньше 183 календарных дней в течение двенадцати месяцев подряд, — должны платить подоходный налог не 13 процентов, а 30, к тому же они не имеют права на налоговые вычеты.

Как рассказал нашему изданию глава Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов, все необходимое регулирование в сфере дистанционной занятости разработано и закреплено в главе 49.1 Трудового кодекса еще во времена пандемии коронавируса. Благодаря этому многие работники сегодня работают удаленно, большинство — внутри страны. Любые изменения законодательства ударят и по ним тоже, пояснил он. Прибегают к этому обычно в ситуации, когда возникает дисбаланс интересов работодателей и работников.

«Если люди продолжают выполнять свои обязанности в соответствии с трудовыми договорами, из их доходов отчисляются налоги и платежи в Социальный фонд, то зачем что-то придумывать?» — заключил депутат.