Безнадзорными детьми и их родителями займутся службы занятости

Из семей, где родители не исполняют свои обязанности, ежегодно забирают и помещают в специальные учреждения до 300 тысяч детей.

Безнадзорными детьми и их родителями займутся службы занятости

Фото: ПГ / Геннадий Михеев

Беспризорность в чистом виде, когда у детей нет ни родителей, ни дома и они вынуждены заниматься бродяжничеством, — это надводная часть айсберга, которая, по статистике МВД, в России практически растоплена. Куда тревожнее выглядит статистика, касающаяся детей безнадзорных.  То есть тех,  кто хоть и живёт с родителями, но предоставлены сами себе: общаются с  криминальными личностями, как сами совершают преступления, так и  становятся жертвами воров, убийц и насильников. Только в  2017 году, по данным МВД, несовершеннолетние совершили 45 288 преступлений. Из семей в специальные учреждения каждый год попадает до 300 тысяч детей.  

 Тот факт, что система профилактики безнадзорности в нашей стране нуждается в совершенствовании, ни у кого сомнений не вызывает. В этом призван помочь закон, разработанный кабмином, который 19 июня поддержали Комитет Совета Федерации по социальной политике и Комитет Совета Федерации по науке, образованию и культуре. 

Безработных родителей поставят на контроль

Сейчас профилактикой безнадзорности занимаются органы опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних,  органы МВД  и социальные службы.  Согласно новому закону, потенциально безнадзорным детям и  их родителям будут помогать и службы занятости.  Ведь  часто бывает так, что взрослые, потеряв работу, начинают вести антиобщественный образ жизни и  перестают заниматься детьми. Чтобы пресечь эту тенденцию, службы занятости станут их трудоустраивать в приоритетном порядке, а информацию о семьях группы риска передавать в заинтересованные органы. Отдельное положение закона даёт право комиссиям по делам несовершеннолетних проводить разъяснительные беседы с детьми и их родителями в том случае, если взрослые в присутствии своих детей совершали антиобщественные действия либо поступки, оказывающие отрицательное влияние на поведение несовершеннолетнего. Во время разговора сотрудники комиссий  объяснят, почему такие поступки недопустимы и их правовые последствия.

Если несовершеннолетний впервые совершил преступление небольшой и средней тяжести, то в приоритете для него должно быть не уголовное наказание, а меры воспитательного характера.

Для детей, которые всё-таки попали в специальные учебно-воспитательные учреждения, есть как хорошие, так и плохие новости. С одной стороны, из названия подобных учреждений уберут слова «для обучающихся с девиантным общественно опасным поведением». «Данное наименование указывается в документах об образовании и становится дискриминирующим основанием для поступления ребёнка на работу», — пояснила заместитель директора департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки Лариса Фальковская. В то же время воспитанников специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа ограничат в использовании мобильных телефонов как для разговоров, так и для выхода в Интернет. 

«При этом такие ограничения не коснутся контактов детей с родителями или иными законными представителями», — подчеркнула Лариса Фальковская. По её словам, в подобных учреждениях есть стационарные телефоны, к которым воспитатели будут приглашать несовершеннолетних в том случае, если им звонят родители. Детям также предоставят право воспользоваться телефоном при желании позвонить домой. «У нас 67 подобных учреждений, в течение года в них содержится более пяти тысяч несовершеннолетних, попавших туда по решению суда», — сказала она. Так как эти дети нередко имеют богатый опыт криминального прошлого, в Правительстве считают необходимым исключить их контакты с бывшими «друзьями» и «авторитетами». «Раньше подобные учреждения рассматривались, как колонии, сейчас акцент сделан скорее на воспитательную работу, — констатировала Лариса Фальковская. — У нас только 10-15 процентов рецидивов».

Председатель Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Зинаида Драгункина предложила коллегам активнее рассказывать об этом законе в регионах.  «Эти новшества продиктовала сама жизнь», — подчеркнула она. По мнению сенатора, эту тему можно было бы поднять на августовских педсоветах.

Что дальше?

По словам члена Комитета Совета Федерации по социальной политике Валентины Петренко, совершенствовать систему профилактики безнадзорности придётся и в дальнейшем. В частности, к сенаторам приходят предложения разрешить несовершеннолетним в закрытых учебно-воспитательные учреждениях получать профессиональное образование и проходить практику  за их стенами. «Тогда они могли бы выйти оттуда и уже не вернуться в свою семью, в ту среду, из которой они туда попали, — пояснила сенатор. — Они могли бы ещё, находясь там, закрепиться на работе, а после выхода им бы предоставили общежитие».

Фото ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Инициативы по совершенствованию системы профилактики детских правонарушений есть и в Госдуме. Так, вице-спикер палаты Ирина Яровая предлагает изменить сам подход к этой работе. «Если несовершеннолетний впервые совершил преступление небольшой и средней тяжести, то в приоритете для него должно быть не уголовное наказание, а меры воспитательного характера», — пояснила вице-спикер.

По её словам, сегодня существует возможность освобождения от уголовной ответственности подростка, если признано, что его исправление может быть достигнуто «путём применения принудительных мер воспитательного воздействия». Однако, по данным Яровой, она используется лишь в отношении шести процентов подростков. Остальные 94 процента молодых людей, совершивших такие преступления, приходят к совершеннолетию с судимостью.

Как боролись с беспризорностью в СССР

- Организованы комиссии по делам несовершеннолетних. 
- Создана детская социальная инспекция.
- Построены приёмники-распределители, детские дома и коммуны.

После Гражданской и Первой мировой войны в стране насчитывалось около семи миллионов беспризорников. В 1928 году был составлен план ликвидации уличной беспризорности. Согласно ему,   «разгружались» детские дома и приёмники-распределители, детей передавали в крестьянские семьи, в колхозы, совхозы, объясняя, что на каждого ребёнка предоставляется дополнительный земельный надел, освобождаемый от уплаты единого налога на три года, и возможность бесплатного обучения ребёнка в школе, а также единовременное пособие. 
В циркуляре Наркомпроса от 19 марта 1928 года работа по ликвидации уличной беспризорности приравнивалась к «боевому заданию». 
В это время появились железнодорожные детские приёмники, двигавшиеся по наиболее напряжённым направлениям. В специальные учреждения детей сопровождал надёжный караул. Для предупреждения миграции беспризорников из региона в регион на узловых станциях были выставлены заградительные отряды.

С 1935 года действует постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О ликвидации детской беспризорности и безнадзорности». В нём констатировано, что массовая беспризорность ликвидирована, однако поставлены задачи по борьбе с малолетними правонарушителями, хулиганством и усилению ответственности родителей за воспитание детей. Главному управлению рабоче-крестьянской милиции (ГУРКМ) НКВД СССР было предписано усилить борьбу против хулиганства на улицах со стороны детей и подростков. С этого времени начинается история подразделения по делам несовершеннолетних органов внутренних дел.

Успешной работе по борьбе с беспризорностью и безнадзорностью помогли детские комнаты милиции, которые задействовались при изъятии детей.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 2633

19.06.2018 18:05

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...