Адвокаты не смогли представить позицию обвиняемых по делу о теракте в петербургском метро

Адвокаты не смогли представить позицию обвиняемых по делу о теракте в петербургском метро

Фото: pixabay.com

Московский окружной военный суд провёл в Санкт-Петербурге первое заседание по существу по делу о теракте в петербургском метро, который произошёл 3 апреля 2017 года.

В этот раз 11 обвиняемых доставить в СИЗО-1 успели в срок, но полноценного обсуждения снова не получилось: адвокаты, которых с московских поменяли на питерских за 10 дней до начала слушания, попросили дополнительное время на изучение материалов уголовного дела.

«Наша совесть чиста»

Судебное заседание в Ленинградском окружном военном суде началось на полтора часа позже назначенного времени. Перед этим многочисленных журналистов и операторов, собравшихся у дверей зала, ровно на пять минут пустили запечатлеть в кадре происходящее. Основным объектом внимания стали подсудимые, которые, воспользовавшись возможностью сказать своё слово на камеру, просили одно: передать Петербургу и всей России, что люди, находящиеся за решёткой, не имеют отношения к выдвигаемым обвинениям.

«Наша совесть перед российским народом чиста», — заверила одна из обвиняемых 48-летняя Шохиста Каримова.

Затем люди с камерами вышли, из публики остались только пишущие журналисты и потерпевшие, пришедшие в небольшом количестве — их было всего 13 вместо 40.

«Все потерпевшие о сегодняшнем заседании были уведомлены телеграммами», — сообщил председательствующий судья Андрей Морозов. — Но мы продолжим слушание, невзирая на отсутствие большинства из них».

После этого он познакомил зал с подсудимыми. Все 11 предполагаемых участников террористического сообщества — выходцы из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. До ареста они неофициально работали в закусочных или такси, за исключением Дилмурада Муидинова — тот отличился официальным трудоустройством в качестве повара в суши-баре. Почти все не имеют высшего образования, многие — с маленькими детьми.

Времени на подготовку не хватило

Далее судья назвал имена девяти представителей защиты обвиняемых — как старых, так и вновь прибывших. Оказалось, что почти всех адвокатов, которые вели дело в Москве, заменили.

«Когда дело рассматривалось в Москве, были московские адвокаты, а здесь, в Петербурге, по назначению государства подсудимым предоставили местных», — объяснил один из представителей защиты Марат Сагитов.

Однако из-за такого переназначения адвокаты оказались в неловком положении: на ознакомление с уголовным делом им дали всего 10 дней, поэтому кто-то из них успел изучить 70, а кто-то — лишь 20 томов из 137.

«Просим увеличить срок для изучения материалов», — почти в один голос заявили адвокаты, объясняя это тем, что в ином случае они не смогут представлять интересы своих подзащитных в полной мере.

Все были распределены по ролям

Первое заседание по существу кончилось тем, что прокурор подробно рассказала, в чём обвиняются подсудимые.

Она напомнила, что 3 апреля 2017 года террорист Акбаржон Джалилов пронёс в метро два взрывных устройства. Одно из них он спрятал на платформе станции «Площадь Восстания», замаскировав под огнетушитель. Это устройство удалось обезвредить — его вовремя нашли сотрудники правоохранительных органов. Вторая бомба находилась в рюкзаке Джалилова, она сработала в 14:33 на перегоне между станциями «Сенная площадь» — «Технологический институт». В результате погибли 16 человек, включая террориста-смертника, более 65 человек пострадали.

По версии следствия, в организации теракта Джилилову помогали 11 посредников, включая их возможного лидера Аброра Азимова.

«Аброр Азимов собрал участников террористического сообщества, распределил их по ролям, снабжал денежными средствами, материалами, средствами связи, необходимыми для изготовления самодельных устройств, отвечал за создание анонимных электронных кошельков для передачи денежных средств всем членам сообщества», — сообщила государственный обвинитель.

«Участники террористического сообщества Эрматов, Махмудов, Эргашев, Мирзаалимов, Хакимов, Муидинов обеспечивали изготовление и хранение самодельных взрывных устройств, искали место для совершения террористических актов и их непосредственного исполнения», — добавила она.

Кроме того, по словам прокурора, полиции удалось предотвратить ещё один теракт, который обвиняемые якобы готовили уже после взрыва в метро. Оказалось, Джалилов успел передать Мухаммадюсуфу и Эрматову компоненты третьего взрывного устройства. Взрывчатку собрали, но использовать не смогли — подозреваемых задержали во время спецоперации.

Всех предполагаемых подельников Джалилова искали не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве и Подмосковье. У некоторых нашли огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывное устройство, аналогичное обнаруженному на «Площади Восстания». Однако обвиняемые уверяют, что все эти предметы им подбросили.

Тем временем адвокат Марат Сагитов считает, что по всем предъявляемым обвинениям недостаточно доказательств. Его подзащитных Мирзаалимова, Махмудова, Хакимова и Эргашева задержали в квартире, где якобы и обитали участники террористического сообщества.

«Я убежден, что они не виновны и не причастны к теракту, и приложу все усилия, чтобы доказать это, — сказал Сагитов. —  В этой квартире каждый из них снимал койко-место. Они в неё заселились за две недели до задержания, и что там происходило до них, они не знали и знать не могли».

По его словам, у следствия есть две противоречащие друг другу версии. «По одной из них, бомбу в квартиру принёс Джалилов и передал Эрматову, — пояснил адвокат. — А вторая — они изготовили её там же, на квартире. То есть непонятно, что им предъявляют: они её изготовили сами или принесли готовую. В деле много несостыковок».

Более того, подозреваемые сами вызывали на эту квартиру полицейских.

«До задержания туда прибыли сотрудники полиции по заявлению о пропаже Эрматова, — сообщил Сагитов. — Люди, которые знают, что в доме находится бомба, не будут вызывать туда полицейских. К тому же, когда сотрудники правоохранительных органов пришли в эту квартиру за несколько часов до задержания моих подзащитных, они ничего в ней не нашли».

«Я очень хотела посмотреть на подсудимых, и вот это произошло: я увидела молодых людей, они весело, по-боевому настроены, — поделилась впечатлениями потерпевшая Наталья Кирилова. — Смотришь на эти лица, а в них нет никакой печали. Но сейчас рано что-либо говорить, я им ничего не предъявляю. Но если их вину докажут, то их должны судить по всей строгости закона».

Просмотров 980

02.04.2019 22:34



Загрузка...

Популярно в соцсетях