Спасение утопающих — за счёт самих утопающих

В Московской области рыбакам, провалившимся под лёд, грозят драконовскими штрафами

Спасение утопающих — за счёт самих утопающих  

Каждый год одно и то же: как наступает весна, толпы людей с удочками массово выходят на хрупкий подтаявший лёд, чтобы половить рыбу. И начинается — то льдину оторвёт, и сотни людей окажутся отрезанными от берега, то кто-то провалится в холодную воду. И каждого приходится спасать, высылать вертолёты и катера на воздушных подушках. И всё это за счёт бюджета.

Риск — неблагородное дело. И очень дорогое

Время от времени у сотрудников МЧС кончается терпение, и они требуют сурового наказания для рыбаков, безумно рискующих жизнью ради улова. На этот раз их стон услышали в Московской областной думе. По словам заместителя председателя Комитета по вопросам государственной власти и региональной безопасности Николая Черкесова, депутаты обсуждают идею штрафов. Да не простых, а «золотых» — чтобы они покрывали расходы МЧС на проведение спасательных операций. Речь идёт о 20-30 тысячах рублей с каждого доставленного на берег.

Правда, Черкесов уточнил, что наказывать будут не всех спасённых, а только тех, кто пренебрёг предупреждениями и запретами, сознательно подвергнув свою жизнь опасности. 

Впрочем, депутаты Мособлдумы — далеко не первые и не единственные, кто пытается решить эту проблему. Слово в слово повторяют их инициативу в Сибирском региональном центре МЧС — там тоже требуют, чтобы рыбаки оплачивали своё спасение. Даже привели цифры: час работы вертолёта Ми-8 стоит 150 тысяч рублей, катера на воздушной подушке — тысячу, мотосаней — 420. В среднем на одного спасённого сибиряки тратят пять тысяч целковых, хотя иногда эта сумма достигает 20 тысяч. Так что, по их мнению, штрафы, предложенные в Московской области, — самое то.

- Мне тоже эти суммы кажутся адекватными, — прикинул начальник Центра ГИМС МЧС по Петербургу Александр Радько. — Хотя, конечно, надо считать, учитывать расход топлива, износ техники, зарплаты спасателей, их страховки. Но думаю, примерно на эти цифры в среднем и выйдем.

Под белой простынёй

Пожалуй, нет в России региона, где была бы настоящая зима, и не было бы рыбаков, готовых рискнуть головой ради улова. Региональные парламенты ищут способы, как их остановить. Пока не придумали ничего лучше штрафов. Правда, небольших. В Краснодарском крае, например, выход на лёд в запрещённом месте обходится нарушителю в тысячу рублей. В Петербурге — от одной до двух тысяч, эту норму приняли на фоне массовых ледовых ЧП в 2010 году. Хотели штрафовать и на Сахалине, даже проголосовали за соответствующий закон, но его опротестовала прокуратура: она нашла несоответствие некоторых норм федеральному законодательству.

Терпящие бедствие люди начали прятаться от спасателей.

Бывало, что, как и в Московской области, предлагали и компенсировать спасателям их расходы за счёт нарушителей. Например, такая мера бурно обсуждалась десять лет назад в Ленинградской области: там что ни день, приходилось снимать с льдин рыбаков то на Финском заливе, то на Ладожском озере. То сто человек, то двести. Иногда с автомобилями. Вышло только хуже: терпящие бедствие люди… начали прятаться от спасателей. Сотрудники МЧС с удивлёнными лицами рассказывали, как они подлетали на вертолёте к льдине, по которой во все стороны уже побежали трещины, и рыбаки того и гляди утонут, а те накрывались специально захваченными с собой белыми простынями, чтобы их на фоне снега не было видно. Похоже, жажда улова напрочь убивала в них чувство самосохранения.

- Мы ведь тоже не дураки, понимаем, когда действительно опасно, — попытался оправдать коллег заядлый рыбак Николай Суворов. — Меряем толщину льда, следим, чтобы не оторвало от берега. А МЧС приплывает на катере — «Все на борт, быстро». Хотя опасности особой и нет.

Спасатели от таких разговоров лишь хватаются за голову. И есть отчего: в этом году только в Приморском крае на льду уже погибло четыре человека. В Петербурге 17 марта два 17-летних пацана утонули в Ижорском пруду, а 19 марта на Ладоге под лёд вместе со своими мотосанями ушли трое рыбаков — один погиб, двое в больнице с тяжёлым переохлаждением. И так — по всей стране от Калининграда до Владивостока. Новости с водоёмов напоминают сводки боевых действий: столько-то погибло, столько-то госпитализировано, столько-то спасено.

Сначала докажи!

- И всё же в последние годы рыбаков на льду стало меньше в разы, — заметил Александр Радько. — Раньше на Финский залив в пределах дамбы выходило по три тысячи человек, сейчас — 50-100. Сегодня, например, выгнали со льда сорок.

Похоже, даже штраф в две тысячи делает своё дело.

- Процентов 80 тех, кто выходит рыбачить на лёд, — пенсионеры, для них две тысячи — достаточно серьёзная сумма, — пояснил Радько. — Но есть и те, кто видит трещину на льду — и перешагивает, идёт дальше. Думает, что если что случится, то спасатели его до берега доставят. И эти две тысячи — просто плата, как за такси. Такие, мне кажется, должны платить по полной, покрывать все расходы.

Небольшие штрафы до двух тысяч рублей останавливают далеко не всех любителей подлёдного лова/

- Да, в Петербурге уже давно действуют штрафные санкции за выход на лёд в весенний сезон, — подтвердил член Совета Федерации, бывший спикер Законодательного собрания Петербурга Вадим Тюльпанов. — Но небольшие штрафы до двух тысяч рублей останавливают далеко не всех любителей подлёдного лова. Думаю, требуется ужесточение наказания в отношении тех, кто любит экстремальную рыбалку. Спасение утопающих — дело очень затратное, ведь на помощь рыбакам спасатели отправляют специальные суда, катера на воздушной подушке, вертолёты, нередко привлекают водолазов. Всё-таки рыбалка — это не стихийное бедствие, когда человек оказывается не по своей воле в опасной ситуации и нуждается в помощи. Это такой вид экстремального отдыха, когда люди сознательно идут на риск. Поэтому справедливо было бы эти риски застраховать путём увеличения штрафов.

Однако спасатель Радько сам же назвал и трудности, которые появятся, если инициативу Мособлдумы примут:

- Трудно будет доказать, что человек сознательно ставил жизнь под угрозу, а не просто оказался в чрезвычайной ситуации. Даже если в газете написали, что нельзя на лёд выходить, — не читает человек эту газету. По телевизору говорили — а он не смотрел эту программу и вообще в отпуске был. Придётся доказывать, что он был предупреждён, что на берегу стояли аншлаги, а он всё равно пошёл рыбачить, а потом принялся звонить в МЧС: «Спасите!» Но тема всё равно поднята правильная.

- Если штрафы станут 20-30 тысяч, люди будут гибнуть, — уверен рыбак Николай Суворов. — Идти к спасателям станут, только когда совсем дела плохи, а так — будут прятаться, чтобы не платить. И в МЧС звонить будут только в самом крайнем случае. А как его оценишь, когда он крайний? Уйти под лёд — это секунда, звонить уже поздно будет. Разве что остальных с льдины снять.

 



Автор: Александр Горелик

Просмотров 1084

22.03.2017

Популярно в соцсетях