Охота на мигрантов

Вербовщики соблазняют приезжающих в Россию жителей среднеазиатских республик высокими заработками и «настоящим исламом»

Не хочется об этом думать, но война с исламскими террористами идёт не только в Сирии, Ираке, Южном Судане и других горячих точках. И не только в Западной Европе, где то и дело происходят теракты. Идёт она и в России — пока тихая, незаметная, но от того не менее опасная. Ведь наша страна — одна из тех, где активно работают вербовщики ИГ (запрещённой в России организации).

Их главная мишень — мигранты из Средней Азии, приехавшие на заработки. В основном их агитируют поехать в Сирию и Ирак. Кого-то во имя веры, кого-то ради сумасшедших денег. И на это надо реагировать, но как?

- Необходимо конструктивное взаимодействие соответствующих структур, — уверен представитель министерства труда, миграции и занятости населения Республики Таджикистан по миграции в СЗФО РФ Курбонали Расулов.

По его мнению, полиция должна не только проверять у мигрантов документы, но и защищать их права и достоинство, чтобы они в дальнейшим не попадали в сети вербовщиков ИГИЛ.

Спецслужбы стран Средней Азии знают, как выглядят, о чём говорят, где ведут свою пропаганду исламисты, и готовы делиться информацией с российскими коллегами.

В Таджикистане, Узбекистане, Киргизии сейчас стало попроще: из Сирии стали возвращаться те, кто поддался на уговоры вербовщиков. Они рассказывают, что такое «работа» в ИГИЛ на самом деле, и это показывают по телевидению, чтобы все знали. Вот только до тех, кто находится в Москве, Питере, Екатеринбурге и других наших городах, эта информация не доходит: наши СМИ эту тему пока «не открыли». А в итоге сотни людей, приехавших на заработки в Россию, уже оказались в Сирии и Ираке.

Ислам и не ислам

В странах бывшего СССР ислам никогда не был агрессивным: наши мусульмане принадлежали к суннитам ханафитского мазхаба. На российском Кавказе также были сунниты шафиитского мазхаба. Мазхаб — это что-то вроде школы, течения и ханафитский — один из старейших. У них не то что убивать, а даже обижать человека нельзя, даже иноверца. В советские времена всех муфтиев и имамов готовили в Бухаре, так что ислам преподавался во всех уголках Союза одинаково и был единым. Но в новые времена появились муллы других школ, и в СНГ проникли салафизм, ваххабизм и другие новые, но весьма агрессивные течения.

- Когда людей воспитывают в мусульманских традициях с детства, им трудно промыть мозги, — уверен председатель общественной организации таджикистанцев «Аджам», историк, востоковед, религиовед Мурод Усманов. — А те, кто недавно пришёл в ислам, думают, что то, что им говорят чужие проповедники, — правильно.

Мурод Абдуллоевич живёт в России с 1992 года, окончил аспирантуру, защитил диссертацию кандидата исторических наук по специальности истории религии и атеизма в Кунсткамере, преподавал в Смольном университете. И он знает, о чём говорит.

- Начинается всё с мелочей: к человеку подходят и начинают «учить» — ты это и то неправильно делаешь, руки не так держишь, не так молишься. Приводят цитаты, в общем, производят впечатление образованных людей. И, видя, что верующий слушает и выполняет, тянут его дальше. Молодёжь, приехавшая из кишлаков, попадает под их влияние.

Раньше вербовали прямо в мечетях. Теперь это делать трудно: начеку и имамы, и старейшины.

- Как только они видят, что кого-то начали «учить», сразу подходят и заводят разговор: а что за сура, что за хадис? И вербовщик плывёт, — усмехнулся Усманов. — Он ведь только на необразованных впечатление произвести может, а когда с ним всерьёз беседовать начинают, сразу видно, чего он стоит. Поэтому вербовщики в мечети редко ходят, они «работают» в подпольных молельных домах, на объектах, где работают мигранты. За поездку в Сирию большие деньги обещают — двадцать тысяч долларов плюс 30-50 тысяч за каждого ребёнка. Люди думают, что едут работать, а на самом деле — воевать, убивать. А детей тем временем воспитывают в игиловских школах в «нужном» ключе.

Вернувшиеся с «той стороны» рассказывают: всё то, что им обещали вербовщики, — враньё: и зарплата другая, и работа не та. К тому же их ещё и перепродают, как рабов. И уехать, не отработав заплаченную хозяином сумму, нельзя, можно только сбежать. Но это риск быть пойманным и расстрелянным.

- По их словам, там исламом вообще не пахнет, — вздохнул Мурод Усманов. — Там многие с криминальным прошлым. Я вообще не понимаю, как люди, называющие себя мусульманами, могут творить такие бесчинства, прикрываясь исламскими лозунгами и мирным населением.

Хвост прищемили

В Таджикистане исламистам сейчас не развернуться: после попытки вооружённого переворота, случившейся в прошлом сентябре, им прищемили хвост, а возглавившую мятеж партию Исламского возрождения запретили. Лидеров этой партии, продвигавшей идеи «Исламского халифата», посадили, некоторых пожизненно. Правда, председатель партии Мухиддин Кабири сбежал и теперь скрывается где-то за границей.

Однако таджикские власти волнуются: соратники ИГИЛ, которых фактически изгнали из страны, теперь ведут активную работу в России среди мигрантов — и таджикских, и узбекских, и прочих. Спецслужбы, дипломаты, парламентарии из представительства в МПА СНГ, общественники готовы предоставлять российским коллегам всю информацию. Сами они её получают от своих земляков, да ещё просят сообщать её и российским органам. Но есть проблема: в полицию мигранты обращаться боятся — та начинает проверять их самих, а не их сообщение.

- Речь-то идёт о преступлении! — возмущаются таджики. — Человек сообщает важную информацию — сначала её проверьте, а потом уже его самого.

- Мы сейчас вроде бы убедили полицию снизить активность по проверке документов, когда люди идут в мечеть, — рассказал Курбонали Расулов. — Ведь пока они шли от метро, их по шесть раз проверяли! Многих это отпугивало, они предпочитали молиться в молельных домах, на квартирах, где как раз работают вербовщики! Получалось, что полиция сама толкала людей к ним в руки.

Готовы говорить

Вообще-то мигранты из Средней Азии живут в России тихо. Они приехали на заработки и шуметь им просто не на что, да и незачем: депортируют.

- В свободное время они играют в футбол, гуляют, отсыпаются, — рассказал гендиректор петербургской строительной компании Хакимжон Казиев. — В музеи и театры ходить им дорого. Но хотя бы раз в год съездить в Гатчину или Петергоф стараются. У них нет денег на развлечения, так что они ищут незатратный отдых: нарды, телевизор, природа, шашлыки.

Почти все верующие. Утром намаз дома, в обед — на работе. В праздники — в мечеть.

- К моим ребятам вербовщики вроде не совались, — надеется Казиев. — Так все напуганы, что боятся с посторонними общаться. Даже большими деньгами их не соблазнить: я выписываю таджикские газеты, так что они читают, к чему это приводит.

У Казиева все мигранты с патентами, все на учёте в российской ФМС и в таджикском минтруде, все на виду. С нелегалами труднее: они сами по себе. Приезжают по зову знакомых или родных, работают без патента, даже не в курсе, что он нужен. А потом прячутся от полиции, чтобы не депортировали. Вот такие ребята для вербовщиков — самая «мякотка»: как правило, это выходцы из горных кишлаков, не шибко образованные, наивные и очень бедные. Запудрить им мозги просто, а людей, которые могли бы снять лапшу с их ушей, рядом нет.

- Мы говорим таким людям: не бойтесь, приходите к нам, в диаспоры, в общественные организации, мы поможем оформить все соответствующие документы, — призвал Курбонали Расулов.

- Одновременно мы объясняем: если подойдут вербовщики, не надо вступать с ними в контакт, — добавил Мурод Усманов. — Приехали работать — значит работайте, а не развешивайте уши.

- Нужно, чтобы у представителей властей наших стран и общественных организаций было право приходить на объекты, где работают наши соотечественники, — считает Расулов. — Чтобы объяснять им нововведения российских законов и отвечать на их вопросы. Но для этого необходимо понимание работодателей и помощь соответствующих российских структур.

Авторитетное мнение

Попытка вооружённого переворота в Таджикистане в сентябре 2015 года встревожила многих признанных исламских учёных и теологов. Особенно в Египте, лишь недавно пережившем трагические события из-за прихода к власти партии «Братьев-мусульман» (запрещена в РФ). Один из самых авторитетных учёных исламского мира, помощник муфтия Египта Абу Хасан Азхари прокомментировал случившееся в Таджикистане:

 - Благодаря любимым созданиям Аллаха Таджикистан освободился от тягот и злого рока группы, которая именовала себя партией Исламского возрождения. Они под руководством Мухиддина Кабири не принимали воззрения других учёных, выбрав для себя своего собственного муфтия, и подчинялись только ему. Из их книг, статей и докладов выяснилось, что эта партия является последователем идей «Братьев-мусульман».

Группировки «Братьев-мусульман» нет сейчас в Египте. Так же, как и партия Исламского возрождения, различные салафитские и ваххабитские движения в Таджикистане находятся под запретом, потому что они были созданы врагами мусульман с целью внести в их ряды раскол, но ислам остался в этих странах. Он не исчезнет никогда, ни при каких обстоятельствах.

 


Просмотров 2681

12.09.2016

Популярно в соцсетях