Открывать или нет двери реанимаций

Присутствие родственников рядом с тяжелобольными пациентами всё-таки могут разрешить

Открывать или нет двери реанимаций

Фото: PhotoXPress

О том, почему медики так неохотно пускают родных к пациентам, находящимся в реанимации, почему эту проблему  не замечает Минздрав, но на неё обратили внимание депутаты, и какие изменения необходимы в лечебных учреждениях, если соответствующее решение всё же будет получено, говорили эксперты на «круглом столе» в пресс-центре «Парламентской газеты».

«Страшно, что меня не будет рядом»

«У нас тяжелобольной ребёнок. Время нахождения в реанимации  самое ужасное. И даже не потому, что он тогда в тяжёлом состоянии был, а потому что не было возможности быть с ним рядом. Больше всего переживаю из-за того, что ему без меня очень страшно. А мне очень страшно от того, что если случится, что он уйдёт,  меня не будет в этот момент рядом», — в этом крике души (а в соцсетях подобных сообщений немало) запечатлелась вся боль и отчаяние разлученной со своим  ребёнком матери. Вопрос о том, чтобы разрешить присутствие родственников в реанимациях был поднят на прямой линии с Владимиром Путиным актёром Константином Хабенским. В ответ президент поручил Минздраву подготовить соответствующие предложения до 1 июля.  Изменения в законодательство предлагают  и депутаты. Сейчас в Госдуме находятся сразу два законопроекта. Один из них (авторы — депутаты «Справедливой России») направлен на обеспечение присутствия родителей  с детьми в реанимационном отделении. А в законопроекте ЛДПР речь идёт о допуске родственников к взрослым пациентам.

«Сегодня закон не запрещает присутствия родственников в реанимации, — говорит один из авторов законопроекта депутат от ЛДПР Иван Сухарев. —  Напротив,  в статье  55 Семейного кодекса говорится о безоговорочном праве беспрепятственного общения родителей и иных родственников с детьми, а в законе «Об основах охраны здоровья граждан» такое право даже прописано отдельным пунктом.

Вместе с тем, замечает депутат, решение о допуске или не допуске родственников в реанимацию до сих пор принимается на уровне главного врача или заведующего отделением, причём в 99 процентах случаев это решение выносится не в пользу родственников и пациентов. «Подобная практика противоречит не только действующему законодательству. Она также противоречит понятиям «человечности» и «сострадания»,  ведь возможность посещения или совместного пребывания с пациентом позволяет психологически поддержать больного, организовать должный уход, предотвратить жестокое обращение с пациентом, умышленное причинение травм и вреда его здоровью. А также оскорбительное отношение со стороны медицинского персонала, что особенно важно в случае с детьми,  роженицами, пациентами реанимационных отделений. В некоторых случаях это ещё и последний шанс попрощаться с близким человеком», — говорит Иван Сухарев.

Реанимация потребуется уже самим родственникам

Между тем со стороны медиков в отношении свободного допуска родственников к пациентам реанимации звучат также вполне аргументированные возражения. «Проблема двоякая.  Реанимационные пациенты бывают разные. Но сейчас все они лежат в одном отделении. Туда привозят, например,  пострадавших в автоавариях  с торчащими внутренностями, а рядом может находиться пациент-инфарктник, к которому вроде бы можно допускать родственников. Но тогда может случиться, что реанимация потребуется уже им,  поскольку это не всякий сможет выдержать», — считает  замдиректора Института Склифосовского Сергей Петриков. Является проблемой и дополнительная нагрузка на  персонал, который и так работает на пределе. Ведь в реанимационном отделении пациент лежит с подключением сложной аппаратуры. К некоторым датчикам даже прикасаться нельзя. «Поэтому с каждым из посетителей обязательно должен находиться сопровождающий из медперсонала, — замечает Петриков. — А теперь представьте, если кто-то из пациентов впадает в кому и нужна помощь всей дежурной смены. Как тогда организовать пропуск посетителей?

Иногда пациенты пребывают в травматическом шоке. «Они, что называется, не в себе. Могут наброситься на персонал, начать громить аппаратуру. Наши медсестры к этому привыкли, но присутствие в палате посторонних людей очень затруднит их работу», — рассказал  ещё об одной проблеме Сергей Петриков. В целом он считает, что допускать родственников можно, но  не ко всем пациентам реанимации.

«Нужно учитывать, что в реанимации больной находится в состоянии психологического дискомфорта. Там постоянно горит свет, пациент лишён мобильности, кто-то из врачей подходит и, ничего не объясняя, делает с тобой какие-то манипуляции», — рассказывает президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексей Старченко. По его мнению, отделения реанимации  должны быть структурно и функционально  расширены, чтобы права пациентов в них не нарушались. Но при этом Минздраву следует составить перечень состояний, при которых допуск родственников к пациенту в реанимацию невозможен.

А что же министерство?

На самом деле посредником между родственниками, стремящимися находиться рядом с тяжелобольным, и персоналом больниц должен был бы выступить Минздрав.  Об этом идёт речь и в  депутатском законопроекте. Однако чиновники поучаствовать в решении проблемы не спешат.  Замминистра Татьяна Яковлева в своём ответе на депутатский запрос сообщила,  что в регионы направлено письмо «о принятии необходимых мер по организации посещений».  Такой меры для нормализации ситуации явно недостаточно, отмечает Иван Сухарев. По его мнению, министерство должно само как следует проанализировать ситуацию и по итогам выпустить не письмо, которое никого ни к чему не обязывает, а приказ. С ним согласен и Алексей Старченко: «Нормативный акт министерства нужен, его необходимо продумать и как можно скорее принять».

Отбоксировать пациентов будет непросто

Зарубежный опыт, а таковой имеется в США, Германии, Израиле и других странах, содержит немало решений, позволяющих родственникам присутствовать в реанимационных отделениях.

Однако почти все они связаны с серьёзным переоборудованием лечебных учреждений. Например, выделение отдельных боксов в реанимации. «Не представляю, как осуществлять боксирование для пациентов в зданиях, которые построены в прошлом веке.    Ведь есть нормы, по которым оборудуются реанимационные отделения,  и там никакие боксы не предусмотрены. Нужна полная перетряска всей нормативной базы. В отделении обязательно должно быть видеонаблюдение. А это всё деньги. Сегодня больницы работают по системе ФОМС, но бюджет фонда не резиновый, и денег на масштабную реконструкцию зданий там просто нет. В любом случае надо делать какой-то пилотный проект, чтобы увидеть все подводные камни», — замечает Сергей Петриков.

Чтобы решить проблему с меньшими затратами, на первое время можно было бы оборудовать палаты реанимации видеосвязью.  «Для родственников ведь очень важно, что происходит с пациентом за закрытыми дверями, не издеваются ли над ним, какие манипуляции проделывают», — говорит Иван Сухарев.  При этом он согласен, что для полного решения проблемы в здравоохранении нужна более масштабная реформа.


Просмотров 1148

18.05.2016

Популярно в соцсетях