Правила дорожного движения прирастут «опасным вождением»

Станет ли новая норма понятной для тех, кто нарушает и кто выписывает штрафы?

Правила дорожного движения прирастут «опасным вождением»

Рисунок Валентина Дружинина / cartoonbank

Главные госавтоинспекторы страны, наконец, определились с давно муссируемым в автомобильной (и не только) среде понятием «опасное вождение». Правда, полицейская формулировка оказалась столь громоздкой и запутанной, что глава российского кабмина не счел пока возможным вносить новое понятие в Правила дорожного движения, поручив вице-премьеру Игорю Шувалову «доработать формулировки» и провести соответствующее общественное обсуждение.

Не далее как 31 марта с участием экспертов, журналистов и представителей общественности такое обсуждение состоялось. И хотя кабмин планирует издать «поправочное» постановление уже в мае этого года, остаются вопросы: что же ляжет в основу измененных под опасное вождение Правил?

От терминов полицейских — к терминам народным

«Опасное вождение» в редакции Госавтоинспекции — это «создание водителем в процессе управления транспортным средством опасности для движения путем неоднократного совершения одного или совершения нескольких следующих друг за другом действий, связанных с нарушением Правил…». Далее следует перечень всех этих «опасностей для движения», хорошо известный автомобилистам. Правда, в отличие от зубодробительной лексики полицейских, этот перечень исполнен в понятной и устойчивой народной терминологии.

Например, беспорядочным «перестроением при интенсивном движении, когда все полосы заняты», злоупотребляют «шашечники». Они же по совместительству — «летчики», поскольку многократно превышают пределы разумной или разрешенной скорости.

«Несоблюдение бокового интервала» или попросту «подрезание» вкупе с «необоснованным резким торможением» и «препятствованием обгону» — любимое занятие так называемых «учителей», желающих проучить чем-то провинившихся  коллег-автомобилистов.

Есть ещё «тошноты». Это те, кто еле плетется в крайнем левом ряду, вынуждая остальных выполнять опасные маневры.

 Есть «обочечники» — любители обходить заторы по обочинам или по встречной, зачастую с печальным исходом.

Есть «хрусты» — водители двухколесных транспортных средств, привнесшие в дорожное бытие такой опасный вид вождения как движение между рядами.

Наконец, эра мобильной связи породила «брехунов» — тех, кто пользуется телефоном непосредственно за рулём, создавая опасные ситуации.

От Правил — до реальности. И наоборот

Проблема, правда, в том, что официальные трактовки большинства видов опасного вождения во многом не совпадают с реальными и прочно укоренившимися ситуациями, возникающими на дорогах.  Да и определение опасного вождения, как неких действий, нарушающих ПДД, вступает в прямое противоречие с буквой дорожного закона.

Ведь если Правила не содержат запрета на те или иные действия, то, стало быть, нет нарушения самих Правил и соответствующего за это наказания. При наличии же в Правилах пункта 1.5, прямо гласящего, что «участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда», почти двухлетний труд Госавтоинспекции в определении понятия «опасное вождение» и вовсе оказался бессмысленным. Как, впрочем, бессмысленен и сам пункт 1.5, к чему-то там призывающий, но (за редким исключением) не раскрывающий в основных разделах Правил, что можно, а что нельзя.

В контексте основных видов опасного вождения главный дорожный закон (с санкциями в Административном кодексе) запрещает совсем немного. Например, разговор по мобильному телефону (штраф 1500 рублей) или движение по обочинам (1500 рублей). Превышать установленную скорость тоже нельзя, но с оговорками в Административном кодексе (от 500 рублей за «перебор» на 40 км/час до 5 тысяч рублей, если скорость выше установленной на 80 км/час) вполне себе можно. И это практически все запреты.

Похоже, Правила придется основательно перетрясти, чтобы найти четкие заградительные формулировки для шашечной езды на трассе и в городе, для «учительства» со множеством форм его проявления, для мотоциклистов, протискивающихся между транспортными потоками, для «тошнотов», покуда законно «тошнящих» в крайнем левом ряду и прочих, практикующих езду без руля и ветрил. Отведенного для этого месячного срока, мягко говоря, маловато. Потому что поправки в ПДД, если они состоятся по тому или иному перечню «опасного вождения» не более чем пустой звук без соответствующих корректировок Административного кодекса. А может, даже и Уголовного, поскольку эта «тема» обсуждалась на общественных слушаниях 31 марта.

От «хотели как лучше» — до «получилось, как всегда»

Однако, судя по пунктам и характеру обсуждения, в ближайшее время нас ждут не более чем формулировки «опасного вождения».

Может быть и хуже: всё формулировкой явления и ограничится. Дорожный инспектор (в иных случаях суд) будет решать: подпадает то или иное действо, не ограниченное Правилами, под опасное вождение, которое, конечно, запретят.

На эту мысль наводят, к тому же, бесконечные (в том числе и на общественных слушаниях) апелляции к опыту «цивилизованных стран», где существует понятие опасного вождения и жесткие санкции за него. Неважно, что при чтении зарубежных формулировок можно сломать мозг и что в «частностях» опасного вождения их Правила радикально отличаются от наших. Мы же не рыжие, чтобы отставать от ментально иных и, что немаловажно, априори законопослушных обществ!

Одна надежда — на законодателей. Если поправки в Административный кодекс по части опасного вождения будут носить столь же обрубочный, как в измененных Правилах, характер, в дополнение к напряженной ситуации на дорогах мы получим очередной разгул произвола.

На тех же общественных слушаниях, например, небезызвестный г-н Ликсутов предложил наделить гаишников правом лишать водителей удостоверений на полгода. Без суда, как говорится, и следствия. Но — за опасное вождение, детализация которого Правилами не определена. 35 процентов голосовавших на слушаниях посчитали, что за опасное вождение следует установить уголовную ответственность. То есть сажать за то, что участники дорожного движения могут понимать лишь в общих чертах.

Примеры из «оперы»: «хотели как лучше», можно продолжать. Не получилось бы в итоге «как всегда», которого у нас хоть отбавляй.

Как трактуют «опасное вождение» в зарубежных странах

Под «опасным вождением» (dangerous driving) понимается небрежное и невнимательное управление любым транспортным средством, злонамеренное или беспричинное пренебрежение правилами дорожного движения, угрожающее безопасности людей или имущества. Критерии «опасного вождения» четко прописаны в законодательстве большинства западных стран, и ответственность за такое вождение наступает в том случае, если оно привело к тем или иным последствиям, как правило, тяжким. «Опасное вождение» — уголовное преступление, с соответствующим ему процессуальным отношением и наказанием.

Существует также понятие «неосторожного вождения» (reckless driving), когда водитель «управляет транспортным средством хуже, чем можно было бы ожидать от компетентного и осторожного водителя, и для самого осторожного и компетентного водителя очевидно, что такое вождение опасно». Критерии «неосторожного вождения» также тщательно прописаны в соответствующих законодательных актах, а санкции по этому правонарушению применяются по многоступенчатой формуле. «Неосторожное вождение» — менее тяжкий проступок, нежели «опасное вождение», хотя и может закончится не только штрафом и лишением прав, но и отсидкой в тюрьме.  


Просмотров 2155

06.04.2016

Популярно в соцсетях