Любой конфликт, были бы деньги!

В России могут появиться коммерческие военные структуры

В новостях с юго-востока Украины нередко можно услышать о столкновениях повстанцев с частными вооружёнными формированиями. Что нам известно о так называемых армиях на прокат? И почему сразу несколько групп депутатов готовят к сентябрю законопроекты о регулировании этого явления? Ожидается, что в задачу российских военизированных бизнес-подразделений войдёт вооружённая охрана собственности отечественных компаний за границей, обслуживание экспортируемой боевой техники и подготовка «спецов» для нужд иностранных армий. Работать наши частные военные компании будут под строгим контролем государства.

В списках не значатся

Частные военно-охранные компании (ЧВОК) существуют во многих странах мира. Это своеобразные коммерческие мини-армии с хорошо обученными и вооружёнными бойцами, в арсенале которых есть даже бронеавтомобили. Зачастую эти профи работают там, где на протяжении многих лет не стихают локальные конфликты: Африка, Ирак, Афганистан. Здесь обычный охранник с перцовым баллончиком — слабая защита от повстанцев с автоматами, а вот серьёзная частная военная компания, успешно отбиваясь от террористов, может сколь угодно долго контролировать стратегический перевал или район месторождений.

Привлекать для охранных функций регулярные войска слишком накладно и не всегда удобно. Каждый выстрел солдата чужой армии на территории другой страны — это повод для международных разбирательств.

Кроме того, погибшие «коммерческие военные» не учитываются в статистике армейских потерь, что даёт возможность странам-нанимателям создать у своих граждан иллюзию «маленькой победоносной войны». Так, по данным Пентагона, безвозвратные потери американцев за 11 лет военного присутствия в Афганистане составили чуть более двух тысяч человек. Однако если посчитать и убитых сотрудников ЧВОК, то цифра увеличится вдвое.

Аутсорсинг военных услуг сегодня чрезвычайно востребован как у транснациональных компаний, беспокоящихся о своих зарубежных активах, так и у самих оборонных ведомств, которым проще заплатить «частнику», чем, к примеру, гонять к берегам Сомали авианосец для борьбы с пиратами. Годовой оборот мирового рынка военных услуг, по разным оценкам, достигает 200 миллиардов долларов.

У каждой крупной компании своя специализация: разведка, планирование операций, сопровождение грузов, разминирование или защита торгового флота от нападений пиратов. Профессионалов в этих областях полно и в России, вот только выход на этот рынок им закрыт. Пока.

Русские не сдаются

Сегодня эта опасная работа по существующим отечественным законам приравнивается к наёмничеству. Статья 359 УК РФ запрещает гражданину России участвовать в вооружённом конфликте на территории другой страны. По возвращении из «загранкомандировки» его вполне может ожидать другая «командировка» — на срок от трёх до семи лет. Тем не менее многие наши ветераны-силовики, которые после масштабных реформ в армии и МВД остались не у дел, идут на риск и нанимаются в иностранные военные компании, рассказывает руководитель учебного центра «Антитеррор-Орёл» Сергей Епишкин, который много лет занимается подготовкой высококлассных военных специалистов.

- В Ираке практически на каждом блокпосту, подконтрольном ЧВОК, есть славяне, — говорит он. — Они входят в состав британских военных компаний. Их официально принимают на работу, вносят в базу данных. Добровольцам обещают пять тысяч долларов в месяц и приобретение со временем подданства Соединённого Королевства.

Однако дожить до этого сладкого мига непросто: парней ставят на самые опасные участки и платят не в пример меньше, чем их коллегам из других стран. Ниже зарплаты только у рекрутов из Камбоджи и Центральной Африки. Если сотрудник попадает в плен и компания по горячим следам не успевает договориться с похитителями, то его просто вычеркивают из списков.

- Одного пленного израильтянина могут обменять на тысячу палестинцев, сидящих в тюрьме, или поднять весь флот из-за единственного американца, — перечисляет Сергей Епишкин. — Нашим ребятам приходится рассчитывать только на себя. Во всём мире знают, что охотиться на нас бессмысленно: в плен мы не сдаёмся.

Именно этим объясняется популярность русских у кадровиков частных военных компаний. В россиянах заинтересованы и крупнейшие отечественные концерны, которые работают в Южной Африке и на Ближнем Востоке: «Лукойл», «Газпромнефть», «Ренова», «Альфа-Групп», «Стройтрансгаз» и «Роснефть». Сейчас им приходится нанимать охрану из иностранцев, из-за чего велика опасность утечки коммерческой информации и откровенного промышленного шпионажа.

Кто наёмника ужинает, тот его контролирует

Где же та чёткая грань, которая отделяет сотрудников ЧВОК от наёмников, которые уголовно преследуются во всем мире? С одной стороны, частные военные компании, как и отряды обычных наёмников, стараются подороже продать свой «меч», с другой — все коммерческие армии официально зарегистрированы, имеют уставы и головной офис в бизнес-центре.

Кроме того, фирмы обязуются соблюдать законы страны, в которой они работают, и заключать контракты только с легитимными правительствами. Однако в условиях многолетней гражданской войны, а именно тогда зовут на помощь «частников», и первое, и второе утверждения — достаточно лукавы.

Собственными законами о военных компаниях обзавелись лишь несколько стран. Международных норм, регулирующих деятельность коммерческих армий, ещё меньше.

- Есть Конвенция ООН 1989 года, которая запрещает наёмничество, — рассказал «Парламентской газете» профессор МГИМО Александр Никитин. — Правда, она была рассчитана только на «индивидуальных предпринимателей» и никак не отражает деятельность юридических лиц, так как появление частных компаний произошло позже. Поэтому ООН занялась формулированием новых законодательных принципов.

По словам профессора, который на протяжении шести лет входил в состав рабочей группы ООН по проблемам наёмничества и регулирования деятельности ЧВОК, в проекте Конвенции 2012 года есть определение частной военной компании и чётко перечислено, что ей запрещается, а что разрешается. К примеру, если сотрудники конкретной фирмы будут уличены в реальных боях на одной из сторон конфликта, то тогда к ней применят санкции. Вплоть до запрещения деятельности.

Новая Конвенция ООН только разослана во все страны мира для ознакомления. Обычно на её принятие уходит 10-15 лет. Пока же приватизированные армии спокойно участвуют во всех военных конфликтах последних лет, начиная с Югославии в 90-е годы и заканчивая Ираком, Афганистаном, Египтом, Ливией и Сирией в наши дни. Даже на Украине, по отрывочным данным, работают западные военные компании.

Профессор Александр Никитин убеждён, что сегодня иракское правительство не контролирует и толком не представляет, чем на самом деле занимаются у них в стране частные армии: защитой караванов или сопровождением контрабанды, охраной правительственных зданий или подготовкой государственного переворота? У страны-заказчицы есть только контракт, который умещается на одной странице и выступает довольно слабой гарантией. Никто ведь не знает, какие инструкции получают сотрудники ЧВОК от своего руководства.

- Компания к тому же может быть бельгийской, а страной-отправительницей выступает США. Здесь возникают сразу три уровня подчинённости, которые, в зависимости от перемены политических условий, могут меняться и полностью исчезать, — пояснил эксперт.

Ничего, как говорится, личного, только бизнес. И кто стоит за конкретным военным преступлением, узнать будет трудно.

- Очевидно, что в России тоже будет принят закон о регулировании деятельности частных военных компаний, — сообщил «Парламентской газете» член Общественного совета при Минобороны Игорь Коротченко. — Их задача будет заключаться в охране грузов и обучении иностранных военных правильно эксплуатировать российскую боевую технику, поставленную за рубеж в рамках программ военно-технического сотрудничества. Но действовать они должны под жёстким государственным контролем и обязательным лицензированием Минобороны, ФСБ и СВР. Самодеятельность в этих вопросах недопустима.

Геннадий Мельник

мнения

Владимир Гутенев, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по промышленности:

- Более года я занимаюсь сбором информации о законодательстве различных стран в отношении ЧВОК. В некоторых государствах законы о частных военных компаниях существуют, где-то сотрудников таких организаций считают наёмниками и уголовно преследуют. Для нас чрезвычайно важно, внимательно проанализировав правоприменительную практику, выработать законопроект, который позволил бы в ряде случаев поставлять в рамках военно-технического сотрудничества не только военную технику, но и давать в аренду своих специалистов.

Речь идёт не о том, чтобы мы легализовали «флибустьеров», так называемых солдат удачи, которых набирают для выполнения грязной работы. Я думаю, что для России приоритетной является возможность формирования структур, которые могли бы вместе с очень сложной техникой (системы ПВО, РЭБ и т.д.) представлять заказчику специалистов по её эксплуатации и обслуживанию.

Алексей Журавлёв, член Комитета Государственной Думы по обороне:

- Лёгкого продвижения законопроекта о частных военных компаниях не будет. Фактически эти структуры составят конкуренцию Минобороны, и мы не уверены, что военные согласятся с этим. Здесь главное — не попасть под влияние лоббистов и не свести законопроект к частным военно-охранным компаниям. Этот рынок перегружен и поделён. Молодая российская фирма никогда не сможет выиграть ни одного тендера. Нам нужны частные компании, которые предоставляют весь спектр именно военных услуг.

Вопрос перезрел. К примеру, чтобы принять решение по применению сил специальных операций, президенту надо получить сначала разрешение парламента. А частные компании смогли бы мгновенно противостоять угрозе, выступить на защиту государственных интересов.

Заказчиком их услуг сможет стать любая страна, а в случае мобилизации сотрудники ЧВК смогут влиться в регулярные подразделения Российской армии.

Что говорит закон

Статья №47 дополнительного протокола №1 Женевской конвенции 1977 года:

даёт определение наёмника как иностранца, который по личной инициативе временно завербовался для непосредственного участия в вооружённом конфликте с целью получения личной выгоды.

Конвенция ООН 1989 года:

причисляет к наёмникам также и тех, кто завербован для участия в свержении правительства какого-либо государства, подрыве его конституционного порядка или нарушения территориальной целостности. К этой конвенции присоединились чуть более двух десятков стран, но среди них нет ни США, ни России, ни любой другой европейской державы, кроме Италии.

«Документ Монтрё» 2008 года:

США и Швейцария создали ассоциацию частных военных компаний со штаб-квартирой в Женеве. В ассоциацию вошли 17 государств, организовав своеобразный профсоюз. Документ декларирует право ЧВК существовать и получать прибыль.

Конвенция ООН (проект) 2012 года:

выступает за международное регулирование деятельности частных военных компаний, прозрачность их работы и отчётности. При ООН создадут специальную комиссию, которая будет расследовать случаи противозаконных действий военных «коммерсантов».

Собственные законы о ЧВК:

приняты в США, ЮАР, Франции, Великобритании и Израиле.

Просмотров 578