Тайны секретных художников

В пресс-центре «Парламентской газеты» открылась выставка «Секретные советские художники: они создавали деньги, документы, марки, открытки».

Деньги всегда приятно иметь. И чем больше, тем лучше. Но чтобы зарабатывать их, нужно немало уметь, а если в широком смысле — делать деньги — это своего рода искусство. Однако делать деньги нужно и в самом прямом смысле этого слова — изготавливать дензнаки — купюры разных номиналов — это действительно искусство, хотя и не признаваемое официально. О том, что создание денежных купюр, а также других ценных бумаг, в том числе, почтовых марок, облигаций, документов и другой полиграфической продукции, широко используемой в повседневной жизни, это особый пласт изобразительного искусства, рассказывает открывшаяся на днях в «Парламентской газете» выставка «Секретные советские художники: они создавали деньги, документы, марки, открытки». Экспозиция представляет собой частную коллекцию, собранную из домашних архивов и открытых официальных источников детьми и учениками художников-графиков и гравёров-художников, которые в советское время работали на Московской печатной фабрике «Гознак».

О создании выставки, её художественном и гражданско-патриотическом значении рассказали на открытии её организатор и куратор, школьный учитель, член-корреспондент Национальной академии филателии Галина Анисимова, академик Российской академии художеств, известный художник-карикатурист Владимир Мочалов, заслуженный художник-каллиграф Юрий Ковердяев, а также многочисленные известные коллекционеры и специалисты.

Зачем нужна классическая гравюра?

Как сказала Галина Анисимова, наша выставка — это наглядный рассказ о школе оформления ценных бумаг и классической денежной гравюре. В названии выставки звучит слово «СЕКРЕТНЫЕ» — не столько потому, что художники давали подписку о неразглашении секретов изготовления ценных бумаг, сколько потому, что о них не знают практически нигде и кроме нашей выставки, об их творчестве не рассказывается. Более того, они числились рабочими, их даже не принимали в Союз художников.

Считается, что ценные бумаги — это плод коллективного труда всего коллектива Московской печатной фабрики Гознак (производство денег включает в себя порядка 60 операций). К их созданию причастны и охранники, и печатники, и электрики, и среди прочего художники-графики, которые делали эскизы этих документов, разрабатывали дизайн, и гравёры-художники, выполнявшие вручную классическую гравюру на печатных формах. Так вот об этих двух уникальных гознаковских специальностях: художниках-графиках и гравёрах-художниках, чьими руками создавалась, можно сказать, визитная карточка нашего государства, рассказывает выставка. Их было всего несколько человек на весь Советский Союз. Их работы все держали в руках, ими пользовались многие десятилетия, по ним нашу страну узнавали во всем мире, но не знали имен художников, которые их создавали.

Впрочем, советская школа являлась продолжением существовавшей ещё с XIX века русской школы оформления ценных бумаг, признанной лучшей в мире. Классическая (резцовая) гравюра всегда была не только украшением ценных бумаг страны, но и самым надёжным способом защиты денежных купюр от подделок. Ведь даже сам гравёр-художник не в состоянии абсолютно точно повторить свою же работу «один в один», — всегда будут отличия в направлении, глубине и положении штрихов. Каждая классическая гравюра, как любое произведение искусства, несла в себе не только душу и индивидуальность гравёра-художника, но и такую технику исполнения, когда ошибка полностью исключена, когда рука человека должна была, как говорила моя мать, гравёр-художник Гознака Лидия Майорова, «ловить микроны», — подчеркнула Галина Анисимова.

Классическая гравюра на ценных бумагах, как любое произведение искусства, передает не только душу и индивидуальность художника, но и требует такой техники исполнения, когда ошибка исключена, когда рука человека безошибочно выполняет каждый штрих, каждую точку на металле с точностью до тысячных долей миллиметра, как часто говорила Лидия Майорова, — «ловит микроны». Это было необходимо для соблюдения строгих технологических требований большого производства и металлографской печати. Поэтому гравёров-художников печатных форм можно по праву считать русскими Левшами.

Эталонами классической гравюры, на которые равнялись в советское время, были портреты Петра Первого и Екатерины Второй на царских деньгах — на тех, которые в художественной литературе именуются «катеньками» и «петеньками».

В разгар Великой Отечественной войны, в 1943 году наше государство нашло возможность и средства, чтобы сохранить и передать молодёжи секреты старой русской школы оформления ценных бумаг и обучить молодежь уникальным художественным специальностям. Было понимание, что война кончится, и стране понадобятся новые ценные бумаги, а значит, и специалисты. Тогда, буквально с улицы, без вступительных экзаменов набрали школьников, закончивших 6-7 классов, бедных, голодных, и организовали Специальное ремесленное училище Гознака. Детей накормили, обули, одели и в течение пяти лет скрупулезно готовили из них уникальных специалистов высокого класса для работы на Гознаке. Будущим художникам-графикам секреты оформления ценных бумаг передали Главный художник Гознака Иван Дубасов и его заместитель Сергей Поманский, а классическую гравюру ребята изучали под руководством гравёров-художников Семёна Афёрова и Николая Михеева. Как вспоминала Лидия Майорова, учили серьёзно, по-настоящему — не жалели для детей дорогостоящие медные пластины и лучшие американские штихиля, изучали историю искусств, водили в музеи. В результате после окончания войны в мастерскую художников Гознака пришли молодые графики Сергей Адрианов, Виктор Ермаков, Юрий Лукьянов и Игорь Крылков, а также гравёры-художники Лидия Майорова и Татьяна Никитина, которые потом на протяжении нескольких десятилетий были основой творческого коллектива фабрики. В первую очередь им, художникам военного набора 1943 года, их учителям и ученикам посвящена выставка.

После войны Ремесленное училище переименовали в техникум, а через несколько лет его и вовсе закрыли (по соображениям безопасности не требовалось большого числа специалистов в данной отрасли), а подготовку последующих поколений учеников возложили индивидуально на работающих художников. За время работы гравёры-художники Лидия Майорова и Татьяна Никитина подготовили по три — четыре ученика.

Однако, к большому сожалению, в 90-е годы школу резцовой классической гравюры на Гознаке не сохранили. В связи с переходом на компьютерные технологии она практически утрачена. А повторить компьютерную гравюру, в отличие от ручной, в принципе, не очень сложно. Не случайно в Евросоюзе, использующем собственную валюту, во многих странах сохранена школа ручной резцовой гравюры. На всякий случай…

Презентация выставки «Секретные советские художники — они создавали деньги, документы, марки, открытки». Фото

Академик Российской Академии Художеств, известный карикатурист, бывший главный художник журнала «Крокодил», ранее гравёр-художник Гознака Владимир Мочалов отметил: «Секретные советские художники — это люди, которых в принципе никто не должен был знать, так как их творчество недопустимо было перенести, что называется, в домашние условия», — сказал карикатурист, — «Это люди, которые свою работу выполняли без ошибок, для чего требовались твёрдая рука и ясный ум. Я до сих пор во время работы чувствую, как будто за моей спиной стоят и не дают мне права на ошибку мои гознаковские учителя — Татьяна Никитина, Лидия Майорова, Иван Дубасов и другие». Он посетовал, что мастера тех лет забыты, однако они достойны того, чтобы о них помнили и говорили.

Несмотря на секретность работы художников и гравёров Гознака, независимо от них иногда появлялись «доморощенные» специалисты по производству денег, иначе говоря, фальшивомонетчики. По воспоминаниям старых специалистов Гознака, однажды Комитет государственной безопасности задержал такого «специалиста», и для оценки его квалификации преступник был доставлен в цех Гознака. Там ему предложили своего рода следственный эксперимент: выдали простой медицинский скальпель и кусок резины — подножный коврик из автомобиля. Всего за несколько часов работы фальшивомонетчик вырезал плату для печати десятирублёвой банкноты, оттиск с которой на расстоянии вытянутой руки можно было принять за подлинную купюру. Художники предложили тогда сотрудникам КГБ оставить «специалиста» отбывать наказание у них. Но предложение было отклонено: говорят, для него нашлась более ответственная работа…

Как делают деньги

Когда я пришёл на Гознак и узнал, что из себя представляют настоящие бумажные деньги с точки зрения полиграфии, я понял, что подделывать их бесполезно, — рассказал художник-каллиграф Юрий Ковердяев. — Никогда нельзя доподлинно учесть все защитные особенности — известные только немногочисленным экспертам мелочи, которые и превращают красивую картинку в банкноту. Только на первый взгляд всё кажется несложным: просто аккуратно выполненная графика и печать, доступная теперь едва ли не любому желающему.

В самом деле, ведь начинается всё с обычного заказа, как на любую другую печатную продукцию — списка требований с указанием размеров, цветовой гаммы, перечня изображений, которые должны быть на купюре, их стиля и видов печати. Вроде и работа идёт так же: собираешь материалы из доступных тебе источников, набрасываешь предварительные варианты композиции, согласуешь их по мере надобности с другими художниками, работающими с тобой над одной серией, потом приступаешь к отрисовке эскиза.

Эскиз на Гознаке — это внешне настоящее изделие (не только, кстати, деньги), какое будут держать в руках и узнавать при самом беглом взгляде. Все основные графические элементы и детали должны быть прорисованы с такой тщательностью, чтобы могли, помимо визуальной убедительности, служить и чисто техническим образцом для инструментального (а теперь компьютерного) воссоздания в качестве элементов защиты. Это только в кино «профессор» за полчаса десятку» нарисует, но не дано ему знать, что абсолютно всё изображённое на банкноте является в той или иной степени элементами защиты от подделки, буквально каждому изображению определён совершенно конкретный набор технических требований, малейшее отклонение от которых недопустимо. Ведь главное, что должен постоянно учитывать дизайнер, это с одной стороны параметры каждого элемента, с другой — многомиллионный тираж изделия, которое он придумал, возможности данной печатной машины, всех используемых видов печати, свойства бумаги и определённых красок в различных условиях, под разными углами зрения и при подсветке их специфическими индикационными лучами. Как художник, он предвидит все возможные варианты обращения с деньгами, цельность всей композиции и каждого изображения, что бы с купюрой ни происходило.

И когда уже после нескольких доделок и перерисовок эскиз утверждается на всех уровнях, он становится законом для всей огромной технологической цепочки из более чем шестидесяти звеньев, венцом которой является денежная купюра.

Эскиз поступает в производство, «разбирается на части». Самая сложная — резцовая гравюра — передаётся на исполнение художникам-гравёрам, уникальным мастерам, наличием которых могут похвастать только самые развитые в культурном и полиграфическом отношении государства, да и то их можно перечесть по пальцам. То, что кажется просто штриховым рисунком, оказывается специфическим видом защиты, в точности повторить который не способен ни один компьютер — это линии, созданные живой рукой и не подвластные никакому программированию. В каждую вложена душа мастера, и рисунок, особенно портрет, получается словно живым. Помимо художественных, гравёр держит в голове и целый ряд технических задач: для конкретного изделия предусматривается вполне определённый стиль штриховки, ширина (и, следовательно, глубина) штриха, его шаг, интервалы и допуски заполнения пробельных областей — и всё это при однозначной портретной узнаваемости и совершенстве рисунка.

Графическую линейку продолжают фоновые, орнаментальные, шрифтовые изображения, каждое из которых вручную отрисовывается с безупречным качеством. Циклические изображения — фоновые сетки, бордюры, розетки, равномерные и переменные штриховки — выполняются мастерами-гильоширами.

Когда картинка готова, материалы передаются технологам, которые в тесной связи со специалистами по защите вносят целый ряд дополнительных защитных элементов и деталей, как правило, не видимых на первый, а часто и на второй и третий взгляд. Всё вроде бы такое же, каким получено от художников и копировщиков, но на самом деле это уже «боевой» набор изображений, по которому делаются печатные формы.

Разных хитростей с защитой денежных купюр и сейчас немало. Например, в телевикторину «Что? Где? Когда?» одним из организаторов выставки был направлен вопрос: «На какой современной российской денежной купюре можно увидеть изображения рыбы, тигра, медведя и елового леса?». (Вопрос уже несколько лет не берётся в игру). Не знаете? Поищите на пятитысячной купюре, но только с сильной лупой.

Бумага для денег и документов также выпускается в строгом соответствии с конкретным заказом на определённые изделия. Лучше всего защищена бумага именно для денег. Впечатляет уже видимый набор признаков: локальный и общий водяные знаки, металлическая фольга, цветные волокна. Помимо этого есть ещё и скрытые признаки, выявляемые при помощи специальной аппаратуры. В последние десятилетия всё шире внедряется печать на особой плёнке, это позволяет оставлять некоторые участки прозрачными и значительно увеличивает износостойкость купюр.

Современные методы изготовления печатных форм и их многочисленных копий сформировались благодаря открытиям российских учёных ещё в XIX веке: Б.С.Якоби открыл гальванопластику, а И.И.Орлов изобрёл специальный метод многокрасочной однопрогонной печати. В своё время это позволило сделать большой шаг в технологии производства и печати защищённой продукции. Копии печатных форм требуются для продолжения тиража ввиду их естественного износа. Постоянная работа над составом тиражных и специальных красок позволяет основному производству успешно опережать ушлых фальшивомонетчиков — оно и понятно: как только человек придумал деньги, он сразу столкнулся с проблемой, где их взять и, не найдя ничего лучшего, очень скоро начал их подделывать, в чём, надо сознаться, весьма преуспел. Заливать им рот расплавленным оловом теперь не принято, поэтому на тёмной стороне деятельности по производству денег также кипит работа.

Разумеется, о конкуренции производству настоящих денег речь не идёт. Настоящая работа и делается по-настоящему. Может ли кто-нибудь представить себе печатную машину размером с трёхэтажный дом? Выпускаются такие только по заказу правительства государств, самостоятельно занимающихся эмиссией денежных знаков. На входе загружается в неё бумага, а на выходе мы имеем настоящие готовые бумажные деньги.

Что делать?

К большому сожалению, в 90-е годы школу резцовой классической гравюры на Гознаке не сохранили. В связи с переходом на компьютерные технологии она практически утрачена.

Сегодня не уделяется должного внимания уникальной технике металлографии, посетовала в ходе презентации выставки коллекционер, пропагандист филателии и филокартии, член попечительского совета музея изобразительных искусств им. Эрзи, соорганизатор экспозиции Галина Папсуева. «Мы должны помнить и чтить свою историю. Наша мечта, чтобы на базе данной выставки был создан Музей графической культуры, в который должен входить Дом марки. Надо пересмотреть отношение к маркам на государственном уровне, вернуть утерянные позиции в мировой филателии. Мы просим помочь нам сохранить то, что уже собрано, создать музей, проводить передвижные выставки, выпустить монографию о художниках, чтобы увековечить память о них! Для убедительности и наглядности мы должны показывать настоящие марки, открытки, денежные знаки, чтобы все могли потрогать их руками, посмотреть на свет, увидеть красоту в натуре. Особенно сильно и убедительно действуют на зрителей ощущение шероховатости от металлографии на деньгах и почтовых марках» — поделилась Галина Папсуева.

В свою очередь, коллекционер, член Экспертного Совета по строительству, архитектуре и стройиндустрии Государственной Думы, член Союза художников, профессор Арсен Мелитонян рассказал, что сегодняшняя выставка — это итог «личной инициативы конкретной группы людей». «Последние десять-пятнадцать лет активно развивается коллекционирование, которое как раз связано с личной инициативой. Это ведь и всплеск интереса к истории Отечества, и воспитание, и образование, и семейный досуг», — сказал эксперт. По его словам, личная инициатива должна быть поддержана на государственном уровне. «Необходим целый блок законодательных инициатив, консультации с коллекционерами», — заключил Мелитонян.

Как отметила Галина Анисимова, выставка уже экспонировалась в различных организациях Москвы и Московской области, в частности, в городах Химки, Солнечногорск, Видное, Домодедово, а также за рубежом — в Германии в Дрездене и в Берлине, и в Испании (Мадрид). В ближайшее время планируется показать выставку в различных регионах нашей страны. Так, в мае она пройдёт в столице Чувашии городе Чебоксары, затем в подмосковном Дмитрове, а осенью — в Санкт-Петербурге в Музее связи им. Попова.

Просмотров 2398

05.05.2014 13:20



Загрузка...

Популярно в соцсетях