«Коренным общинам нужна помощь в привыкании к новым экономическим реалиям»

— На чем основываются принципы прежней политики в отношении коренных малочисленных народов Севера? Посмотрите, например, закон об общинах. Общины - это ведь главная ячейка, главная хозяйствующая структура, вокруг которой строится экономическая, а следовательно и социальная и духовная жизнь коренных малочисленных народов Севера. О чем этот закон говорит? Община составляется из коренных народов Севера. А коренные народы Севера - это тот народ, численность которого меньше 50 тысяч человек, это формальный признак, а дальше описывается: которые живут на территории, традиционно занимавшейся их предками и которые ведут традиционный образ жизни и занимаются традиционными занятиями.

Вот если бы я сейчас спросил, а что вы понимаете под словом «традиционное занятие», в чем смысл традиционного занятия и традиционного образа жизни? Каждый из вас начинал бы вполне логично рассказывать мне, что это определенные орудия труда, определенные циклы, связанные с природой, и т.д. Иначе говоря, под словом «традиционный» всегда бы начинали понимать некоторые технологические и иные вопросы. А на самом деле надо понимать, что «традиционный» - это относится к производственным отношениям, это значит работа без рынка, на удовлетворение собственных потребностей общины. Конечно, рыночный обмен даже в первобытно-общинном обществе был, но это опять-таки для удовлетворения собственных потребностей. Вот к этому все законодательство сводилось. Иди, лови, сколько тебе надо, или охоться в этом участке. До поры до времени это всех устраивало. Но наступил новый этап в жизни нашей страны…

Появилось такое обилие новых общин, которые и не живут в местах традиционного проживания, а где-нибудь на Камчатке. Они хотят использовать территории традиционного природопользования как капитал, как вещь, которая потом даст прибыль. И говорят: отдайте нам и квоты, и территорию, и мы здесь организуем бизнес. Мы ее запустим в рыночный оборот, только со своей стороны. Больше того, сейчас внутри общин разложение происходит. Некоторые общины преобразуются в акционерные общества, сами же члены этих общин становятся хозяевами и начинают эксплуатировать своих членов этой же общины и присваивают себе земли. Иначе говоря, капитализм достиг такой стадии, когда пошел туда разрушать уклады, которые не соответствуют ему.

Но это небеспредельный вопрос, он имеет определенные границы. В общине в Петропавловске-Камчатском не могут претендовать на участок, который находится за тридевять земель возле Авачинской сопки, где ловят рыбу. Это должно быть ограничения. Это должно также сопровождаться определенными условиями, обстоятельствами, связанными с передачей прав и прочее. Это гораздо более сложная конструкция, чем сейчас написано в этих законах. А не развивается действующее законодательство из-за того, что лоббистские силы бизнеса гораздо сильнее, чем коренных малочисленных народов. Но когда мы сейчас примемся за это, нам надо менять даже сами подходы. Понимаете, какая сложная вещь? Но это сложные вопросы, над которыми мы должны поработать.

Какой отсюда практический вывод? Мы должны сделать так законодательство, чтобы обеспечить права коренных малочисленных народов, само их существование. А с другой стороны, помочь им превратить эти ресурсы в бизнес, без всяких конкурсов наделить их участками и так далее. 

Ещё материалы: Вячеслав Штыров

Просмотров 1059

23.05.2014 14:42