Все о пенсиях в России

17:15Участники СВО и члены их семей получат новые льготы

16:09Военным из новых регионов учтут срок службы в Донбассе для расчета пенсии

15:00Пенсии детей-инвалидов не отберут за долги родителей

Выдать оружие и приравнять к военным: как в России узаконить гражданскую тероборону

Несмотря на то что штабы народных дружин создаются по всей стране, их правовой статус до сих пор не определен

14.06.2023 00:00

Автор: Николай Козин

Выдать оружие и приравнять к военным: как в России узаконить гражданскую тероборону
  © Таисия Лисковец/РИА Новости

В России полным ходом идет создание отрядов территориальной обороны — добровольческих формирований, участники которых будут заниматься охраной своих территорий (от области до поселка) от возможных посягательств противника. Так, еще в октябре прошлого года штабы теробороны появились в ЛНР и ДНР, сообщалось об их формировании в Петербурге, в Белгородской и Псковской областях. Однако, несмотря на огромный наплыв добровольцев, их правовой статус остается неопределенным, в российском законодательстве нет норм, которые определяли бы, кому они подчиняются, какие задачи могут исполнять и на какие формы поддержки имеют право. «Парламентская газета» разбиралась в ситуации.

По образцу Великой Отечественной

Отметим, что само по себе понятие «территориальная оборона» в российском законодательстве существует, оно закреплено в Федеральном законе «Об обороне» и формулируется так: «Территориальная оборона — система осуществляемых в период действия военного положения мероприятий по охране и обороне военных, важных государственных и специальных объектов, объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, функционирование транспорта, коммуникаций и связи, объектов энергетики, объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды, по борьбе с диверсионно-разведывательными формированиями».

Однако проблема заключается в том, что тот же закон вполне четко регламентирует, кто именно может нести службу в рядах теробороны. Это действующие военные и те, кто заключил с Министерством обороны контракт о зачислении в так называемый мобилизационный резерв.

«У нас созданы резервные формирования, — пояснил в беседе с «Парламентской газетой» председатель Комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов. — Из них созданы части и соединения территориальной обороны, более того, часть из них уже отмобилизована и принимает участие в специальной военной операции. В этом плане система есть, и она четко работает. Но возникает другой вопрос — как быть с гражданами, которые сами хотят организовать отряды для защиты своих населенных пунктов, районов и областей, но при этом по каким-то причинам не могут быть призваны в Вооруженные силы».

По словам Андрея Картаполова, из таких неравнодушных граждан можно было бы формировать истребительные батальоны, такие же, какие действовали во время Великой Отечественной войны. В них набирали «проверенных по деловым и политическим качествам товарищей», не подлежавших первоочередному призыву в армию. Подчинялись истребительные батальоны специальному органу — Центральному штабу истребительных батальонов при НКВД СССР и оперативным штабам в областях, следили за порядком на вверенных территориях, охраняли узлы связи и транспорта, помогали милиции и ловили диверсантов в тылу. Однако, подчеркнул парламентарий, на создание таких структур сегодня нужна политическая воля и соответствующие решения.

«Дело даже не в поправках в законы, а в необходимых решениях на государственном уровне, — отметил Андрей Картаполов. — Сейчас, насколько я знаю, работа по их принятию ведется».

Что известно о запорожских ополченцах

Кто имеет право на ружье?

Вопросов с теробороной, на самом деле, возникает много. Так, например, еще в конце апреля первый зампред Совета Федерации Андрей Турчак обращался к президенту Владимиру Путину с просьбой разрешить участникам теробороны носить оружие, сейчас они такого права лишены, поскольку являются гражданскими лицами. 

«Вопрос обеспечения участников территориальной обороны оружием на самом деле очень сложный и требующий комплексной проработки, — пояснил в разговоре с «Парламентской газетой» заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный. — На мой взгляд, решить эту проблему могла бы выдача временных разрешений наиболее проверенным лицам: членам народных дружин, частным охранникам соответствующих категорий, волонтерам и так далее».

По словам Выборного, все эти люди, как правило, уже прошли все необходимые проверки при зачислении на службу. Поэтому в случае возникновения какой-либо угрозы разрешение на оружие им можно было бы выдавать одним днем. А после того как угрозу успешно устранили и необходимость в территориальной обороне отпала, изымать разрешение вместе с оружием.

«Всех подряд приравнивать к военным нельзя»

Другая проблема — правовой статус таких формирований. Поскольку в законах России «гражданская» тероборона не прописана, ее участники не имеют права ни на какие «военные» льготы и преференции, даже если не просто несли дозор на границах своих областей, а участвовали в реальных боевых столкновениях. Что с этим делать, пока не ясно. Так, мнения представителей Госдумы и Совета Федерации по этому поводу решительно разошлись. По словам Анатолия Выборного, наиболее оптимальный вариант — приравнять участников теробороны к добровольцам, которые, согласно новым законам, сами уже приравнены к военнослужащим-контрактникам и пользуются всеми положенными им преференциями — от регулярных выплат до права на приоритетное поступление в вузы и бесплатное лечение. А вот первый зампред Комитета Совета Федерации по обороне Владимир Кожин в беседе с «Парламентской газетой» отметил, что «всех подряд приравнивать к военным нельзя».

«С другой стороны, мы, конечно, должны уже сейчас думать о том, что с этими людьми будет завтра, — подчеркнул сенатор. — И это касается не только социальных гарантий, но и того же оружия — раздать его легко, но потом из этого может вырасти очередная серьезная проблема».

Белгороду можно, Якутии — нет

Как пояснил Владимир Кожин, главное, что сейчас нужно сделать, — установить четкое понимание, в каких случаях и на какой период отряды территориальной обороны вообще должны и могут создаваться.

«На мой взгляд, такие формирования имеют право на жизнь, но только в тех случаях, когда ситуация на конкретной территории развивается очень остро и введены особые режимы — чрезвычайной ситуации, военного положения и так далее, — отметил сенатор. — Тогда, конечно, должна быть максимальная вовлеченность всех, кто может оказать какую бы то ни было помощь, должны издаваться специальные нормативные акты, четко регламентирующие задачи и обязанности участников территориальной обороны и нормы их обеспечения. Но, повторюсь, это должно быть адекватно текущей ситуации. Условно: в Белгородской области, которая регулярно подвергается нападениям врага, тероборона нужна и уместна. А, например, в Якутии, которая находится на значительном удалении от каких-либо опасных районов, — нет».

По словам Владимира Кожина, пока что конкретного и четкого ответа на вопрос, что делать с теробороной, попросту нет. Как минимум весь ближайший месяц на уровне Совфеда будут идти обсуждения и консультации с экспертами, по итогам которых сенаторы представят какие-то черновые наметки будущих инициатив.