В Совфеде рассказали о сферах «правового вакуума» в новой цифровой реальности

В Совфеде рассказали о сферах «правового вакуума» в новой цифровой реальности

фото: пресс-служба сенатора

Из-за развития технологических процессов в обиходе появляются новые термины, которые нужно закрепить на законодательном уровне, в их числе - смартконтракт, трэш-стрим и даркнет. Об этом заявила первая замглавы Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Ирина Рукавишникова. 

Она отметила, что новая технологическая реальность, которую называют Четвертой промышленной революцией, ставит перед законодателями сложные задачи. Во-первых, найти адекватные правовые средства, обличающие цифровые процессы и явления в юридическую оболочку. Во-вторых, обеспечить их максимальную эффективность, предсказуемость развития, контроль рисков в данной сфере и безопасность для общества.

«Для эффективного воздействия правовой нормы первостепенное значение имеет ее гармоничная конструкция, отсутствие внутреннего противоречия, сопряженность с другими нормами, логичность и ясность изложения текста», — сказала Рукавишникова в ходе научно-практической конференции в палате регионов «Юридическая техника и терминология: адаптация к цифровой трансформации».

Сенатор обратила внимание на усложнение технологических процессов, появление новых терминов и понятий, постоянное движение русского языка в сторону обогащения «цифровой тематикой» важными факторами, влияющими на качество текстов нормативных правовых актов. «Появляются новые дефиниции, которые не только должны прочно войти в оборот и сознание каждого, но и должны быть определены нормативно», — уверена Рукавишникова.

По её словам, эксперты называют множество еще не покрытых правом областей новой цифровой реальности — речь идет о так называемых сферах правового вакуума». Это, например, смартконтракты, большие данные, игровое пространство, «теневые сети» (даркнеты), трэш-стримы, кешбэк и другие. «При этом законодатель, как формализованный носитель государственного языка, постоянно должен решать задачу поиска новых правовых форм, помня при этом о положениях  закона о государственном языке РФ», — отметила парламентарий.

Читайте также:

• Рукавишникова заявила о недостаточном финансировании программ цифровизации в муниципалитетах

Согласно федеральному закону «О государственном языке РФ», при использовании русского языка как государственного «не допускается использование слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка (в том числе нецензурной брани), за исключением иностранных слов, не имеющих общеупотребительных аналогов в русском языке».

Рукавишникова напомнила, что указами президента утверждены Стратегия развития информационного общества в России до 2030 года и Национальная стратегия развития искусственного интеллекта на тот же период. Эти документы вводят в правовой оборот такие понятия, как «индустриальный интернет», «интернет вещей», «облачные вычисления», «туманные вычисления», «искусственный интеллект» и ряд других.

Просмотров 1082

19.04.2021 10:31