В Совете Федерации не нашли нарушений в законе о СМИ-иноагентах

Тема: Иностранные «Голоса» оказались агентами

Сенаторы не согласились с замечаниями Совета по правам человека

В Совете Федерации не нашли нарушений в законе о СМИ-иноагентах

Фото: ПГ / Юрий Паршинцев

Совет Федерации на ближайшем заседании в среду должен рассмотреть принятый ранее Госдумой закон о СМИ-иноагентах, согласно которому издания, получающие финансирование из-за рубежа, могут быть признаны на территории России иностранными агентами. В понедельник президентский Совет по правам человека (СПЧ)  направил в верхнюю палату экспертное заключение, в котором критикует нарушение процедуры принятия документа и неопределённость содержащихся в нём понятий. Правозащитники просят сенаторов отклонить документ. Председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас разъяснил «Парламентской газете» позицию сенаторов.

Андрей Александрович, на рассмотрении Совета Федерации находится Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 104 и 153 Федерального закона „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и статью 6 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Какие основные предпосылки внесения предлагаемых изменений?

- Вносимые изменения в части статуса организации, выполняющей функции иностранного агента, не являются новыми для российского законодательства. Соответствующие нормы действуют в отношении НКО. При этом согласитесь, что различия между целями НКО и СМИ, действующих в интересах иностранного государства, по существу, отсутствуют. Вводимые изменения необходимы для обеспечения прозрачности их деятельности на территории России.

Закон аналогичного характера действует в США. Однако его регулирование распространяется на более широкий перечень субъектов по сравнению с российскими нормами. В США иностранными агентами могут быть также признаны физические лица.

Поэтому законодатель при внесении изменений, руководствуясь принципом взаимности, постарался внести минимально достаточные изменения для обеспечения прозрачности деятельности иностранных организаций на территории России.

Как соотносятся вносимые изменения с закрепленными Конституцией РФ правом на свободу слова и гарантией свободы массовой информации?

- Принятие закона о возможности признания СМИ, выполняющим функции иностранного агента, не нарушает конституционные права. Это следует из правовых позиций Конституционного суда РФ по вопросу о соблюдении конституционного права на свободу собраний, сформулированных при проверке конституционности положений, устанавливающих порядок признания НКО, выполняющим функции иностранного агента. Полагаем, что данные позиции следует учитывать при рассмотрении вопроса о конституционности положений, устанавливающих порядок признания СМИ, выполняющим функции иностранного агента. 

В соответствии с Постановлением Конституционного сСуда РФ от 8 апреля 2014 г. №10-П возложение на организации, получающие иностранное финансирование, обязанности в уведомительном порядке заявить о себе в качестве организации, выполняющей функции иностранного агента, не может рассматриваться как несовместимое с конституционными целями, поскольку оно направлено на обеспечение информированности всех заинтересованных лиц об участии иностранных субъектов в материальной поддержке НКО. Такое регулирование не запрещает организациям получать денежные средства от иностранных источников, не означает государственного вмешательства в деятельность организаций и осуществления контроля за целесообразностью её содержания, не лишает организации права на судебную защиту.

В экспертном заключении Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека указывается на то, что изменения нарушают структуру законов о СМИ и НКО, приводят к их внутреннему противоречию. Допустимо ли распространение Федерального закона «О некоммерческих организациях» на СМИ?

 - Действительно, исходя из положений Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» СМИ сами по себе являются объектами правоотношений, а не субъектами. Однако закон о СМИ-иноагентах предполагает регулирование с конкретным определением субъектного состава лиц, на которых распространяется регулирование, а именно: юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (иностранное средство массовой информации) и получающие денежные средства или иное имущество из иностранных источников. Поскольку у любого объекта правоотношений в сфере массовой информации имеется правообладатель, которым может быть как юридическое лицо или предприниматель, так и структура без образования такового, иное объединение, регулирование исходит из определения субъекта через объект правоотношения.

Закон о СМИ-иноагентах при определении юридических обязанностей и последствий использует конструкцию отсылки к Федеральному закону «О некоммерческих организациях», поскольку положения именно этого закона действуют много лет, по ним уже сформирована правоприменительная практика, в силу чего применение такой конструкции оправданно. При наличии сложившейся правоприменительной практики для субъектов, на которых вновь распространяется регулирование, создаются прогнозируемые правовые условия.

Конструкция закона о СМИ-иноагентах не предполагает регулирования Федеральным законом «О некоммерческих организациях» деятельности физических лиц или юридических лиц иных организационно-правовых форм, а отсылает к его положениям в части определения обязанностей и правовых последствий. Применение такой конструкции оправдано тем, что по регулированию Федерального закона «О некоммерческих организациях» уже выработаны административные процедуры и сформирована устойчивая правоприменительная практика.

В СМИ высказываются предположения о размытости формулировок закона. Имеют ли поправки существенные недостатки?

- Формулировки изменений в закон о СМИ, по существу, аналогичны действующим положениям законодательства о признании НКО, выполняющим функции иностранного агента. Практика реализации данных норм подтверждает их единообразное применение в общепринятом значении. Подобный способ формулирования правовой нормы распространен и в других сферах, в частности в уголовном законодательстве. Он также не является уникальным для российского законодательства. Использование оценочных или общепринятых понятий допускает ЕСПЧ, в соответствии с решениями которого законодательство должно быть доступным для понимания и сформулировано с достаточной точностью, для того чтобы позволить заинтересованным лицам (если возникнет необходимость, с помощью консультации) уяснить в той степени, которая уместна в данных обстоятельствах, какие последствия может повлечь за собой то или иное их действие.

Кроме этого, определённость соответствующих юридических конструкций была предметом рассмотрения Конституционного суда, который в своем Постановлении от 8 апреля 2014 г. №10-П указывает на допустимость использования оценочных или общепринятых понятий.

Поэтому нельзя согласиться с доводами о размытости формулировок закона.

Также высказываются сомнения относительно соблюдения процедуры принятия закона, связанные с тем, что во втором чтении в закон внесены существенные поправки. Имеются ли процедурные нарушения при его принятии?

 - Порядок принятия Федерального закона соответствует Конституции РФ. В частности, принципиальное значение имеет соблюдение процедурных правил, которые оказывают определяющее влияние на принятие решения, т.е. основаны непосредственно на предписаниях статей 104—108 Конституции РФ либо закрепляют такие существенные условия порядка принятия федеральных законов, без соблюдения которых невозможно с достоверностью установить, отражает ли принятое решение действительную волю законодателя.

Концепция Федерального закона уже по итогам первого чтения была рассчитана на правовое регулирование вопросов распространения информации. Кроме этого, Регламент Государственной Думы прямо допускает возможность изменения названия законопроекта в процессе второго чтения (часть вторая статьи 121). 

Учитывая, что при рассмотрении закона во втором чтении объект регулирования не изменился (отношения в сфере распространения информации и информационная безопасность), остались неизменными и цели вводимого регулирования. Исходя из чего утверждение о том, что изменилась концепция законопроекта не представляется обоснованным. Соответственно, нельзя согласиться с тем, что требовался возврат к процедуре первого чтения.

Будет ли закон одобрен Советом Федерации?

- При рассмотрении закона в Совете Федерации проанализированы все высказанные по нему замечания. Проведённый анализ с учётом правовых позиций высших судебных органов позволяет сделать вывод, что Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 104 и 153 Федерального закона „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и статью 6 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации» не противоречит Конституции Российской Федерации. На основании этого Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству будет рекомендовать Совету Федерации одобрить названный закон.

Читайте нас в Telegram

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 2668