Соглашаясь с положениями Конвенции по правам человека, Россия не могла принять обязательства, противоречащие Конституции

18 июня 2020 года Венецианской комиссией было опубликовано заключение, содержащее оценку поправок в Конституцию РФ, допускающих отказ от исполнения в России решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров, толкование которых вступает в противоречие с Конституцией России. 

Проанализировав предлагаемые Законом РФ о поправке к Конституции изменения, Венецианская комиссия пришла к выводу о том, что полномочия Конституционного Суда РФ по признанию решений ЕСПЧ неисполнимым в России вступают в противоречие с обязательствами России в соответствии с Европейской конвенцией по правам человека. Венецианская комиссия рекомендовала России изменить или полностью отказаться от внесения соответствующих изменений в статью 79 Конституции. Венецианская комиссия также выразила опасения относительно возможности расширения практики обращения Конституционного Суда РФ к реализации механизма проверки исполнимости решений ЕСПЧ в России.

Законом РФ о поправке к Конституции РФ предусматривается закрепление на уровне конституционных положений ранее появившегося в практике Конституционного Суда России правового механизма, предусматривающего возможность осуществления предварительной проверки исполнимости решений межгосударственных органов в части соответствия истолкования положений соответствующих международных договоров Конституции. Такое полномочие Конституционного Суда РФ является исключительно важным для охраны правового суверенитета России. Растущий уровень судебного активизма Страсбургского суда ставит государства, участвующие в ЕКПЧ, в положение, при котором выраженное государствами согласие на конкретное международное обязательство фактически распространяется на новые нормы, создаваемые ЕСПЧ в процессе толкования положений Европейской конвенции.

Любой международный договор, аналогичный ЕКПЧ, имеет двойственную природу. Межгосударственные соглашения, которые предусматривают необходимость изменения национальной правовой системы, одновременно предполагают существование и обязательств государства перед международным объединением, и обязательств перед собственными гражданами.

Присоединяясь к ЕКПЧ, одной из основных целей России являлось расширение и укрепление гарантий прав и свобод человека и гражданина, что и заключает в себе обязательство государства перед гражданами России. Однако с момента выражения Россией согласия с положениями Конвенции прошло значительное время и сейчас с уверенностью можно говорить о том, что национальный правопорядок обеспечивает крайне высокий уровень защиты прав и свобод человека. Это обстоятельство исключает допустимость признания полномочия Конституционного Суда РФ по проверке исполнимости решений ЕСПЧ противоречащим обязательствам России в соответствии с ЕКПЧ, принятым перед собственными гражданами.

Относительно вопроса о возможном нарушении Россией ЕКПЧ в части обязательств перед Советом Европы — необходимо подчеркнуть, что, выражая согласие с положениями Конвенции, Россия не могла принять на себя обязательства, исполнение которых противоречило бы Конституции. У высших органов государственной власти России просто нет таких полномочий. «Никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам» — так гласит римская правовая максима, из которой применительно к рассматриваемой ситуации следует, что так как в рамках парламентской процедуры вследствие высшей юридической силы Конституции не могут приниматься законы, противоречащие Конституции, Федеральное Собрание не имеет возможности путем согласия на присоединение к международному договору допустить принятие Страсбургским судом решений, которые будут вступать в коллизию с конституционными нормами.

Таким образом, по своей правовой природе проверка Конституционным Судом РФ исполнимости решений ЕСПЧ в связи с возможным противоречием Конституции толкования положений Конвенции ничем не отличается от конституционного контроля, предметом которого выступают нормы принятых Федеральным Собранием законов. И возможность проверки Конституционным Судом РФ исполнимости решений ЕСПЧ в России является не способом «обхода» обязательного характера решений ЕСПЧ и нарушением международных обязательств России, а правовым средством, позволяющим гарантировать исполнение Россией только тех обязательств перед Советом Европы, которые она действительно приняла.

Конструкция так называемого «европейского консенсуса», направленная на формирование общеевропейских подходов по тем или иным правовым вопросам, вне всякого сомнения, не должна использоваться для навязывания новых правовых стандартов без учета конкретных политических, социальных и культурных особенностей государств-членов Конвенции. Обращение государств к подобным правовым инструментам предварительного контроля тем самым выступает необходимым правовым механизмом защиты собственной национальной конституционной идентичности. Именно на это и направлены соответствующие конституционные поправки. Закрепление полномочия Конституционного Суда по проверке возможности исполнения решений межгосударственных органов необходимо для обеспечения действительного приоритета Конституции, невозможности преодоления конституционных положений посредством заключения международных соглашений, а также гарантированного сохранения отраженного в Конституции баланса различных конституционных ценностей.

Здесь важно учитывать, что признание допустимости отказа от безусловного исполнения решений межгосударственных органов в условиях участившихся случаев судебного активизма со стороны ЕСПЧ является распространенной практикой в развитых зарубежных государствах. Мы видим, как в Италии, Германии, Великобритании используются те же самые механизмы в целях сохранения существующих особенностей национального конституционного правопорядка.

Венецианская комиссия отметила, что последствия принимаемых поправок в части исполнения международных обязательств России в рамках решений ЕСПЧ зависят от фактической реализации конституционных положений. Действительно, вопрос правоприменения и реализации конституционных норм на практике является предопределяющим.

Органы наднациональной юрисдикции, принимая решения о мерах общего характера, исходят из толкования международных договоров в отрыве от особенностей конкретного правопорядка, поэтому государства во всяком случае должны адаптировать такие решения к особенностям своей политико-правовой системы. В этой связи выглядит справедливым тезис Венецианской комиссии о том, что государство-ответчик остается свободным в выборе средств, с помощью которых оно будет исполнять свои обязательства.

Европейская комиссия за демократию через право указывала на то, что важно искать компромисс между национальным и международным правопорядками. Конституционный Суд РФ на протяжении последних лет последовательно отстаивает позицию о том, что взаимодействие правопорядков невозможно в условиях субординации, поскольку только диалог между различными правовыми системами является основой их надлежащего равновесия. Отдельные выводы Венецианской комиссии по вопросу оценки поправок в Конституцию РФ согласуются с практикой Конституционного Суда РФ, который исходит из того, что государства во всяком случае должны иметь возможность по своему усмотрению и в рамках собственных механизмов принять решение о способах и порядке исполнения решения органа наднациональной юрисдикции.

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 2512

22.06.2020 12:36

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях