Санкции США: доллар вырос до 60, но это ненадолго

Вашингтон нанёс жесткий удар по единомышленникам-монетаристам в России

После того как в пятницу Минфин США объявил о новых санкциях против 15 российских компаний и 38 физических лиц, информация с биржевых торгов стала чуть ли не апокалиптической: «Русал« за три часа потерял три миллиарда долларов», «Капитализация крупнейшего производителя алюминия упала наполовину», «Введён особый порядок торгов акциями компаний Дерипаски», «Сбербанк теряет 13 процентов, Газпром — 9 процентов»…

Всего лишь бумажка

Но можно ли из этих сообщений сделать выводы о катастрофе, пусть и не в масштабах российской экономики, которая является главной целью американских санкций, но в пределах, к примеру, хотя бы одной, пусть и системообразующей российской корпорации, на долю которой приходится около семи процентов мирового рынка алюминия?

Цифры-то серьёзные — три миллиарда долларов, которые потеряла компания при общей её капитализации примерно в 10 миллиардов, — это треть промышленного потенциала »Русала«. Или в натуральном выражении — с десяток заводов, рудников, глинозёмных комбинатов, мощностей порошковой металлургии. Но что-то не слышно о том, чтобы все эти предприятия куда-то исчезли или остановили производство. „Русал“ по-прежнему планирует выпустить примерно четыре миллиона тонн алюминия и 11 миллионов тонн глинозёма, получая миллиардные в долларах доходы. Но кто же пострадает от падения стоимости акций?

Бесспорно, вводя санкции, американский министр финансов Стивен Мнучин меньше всего стремился уязвить своих единомышленников, оперирующих на Лондонской, Гонконгской или Московской биржах.

Биржевые спекулянты, которые играют на разнице в стоимости ценных бумаг и их зависимости от конъюнктуры, которую они же, игроки, наловчились очень часто виртуально моделировать с помощью некоторых приёмов, не имеющих отношений к реальному производству и состоянию конкретной компании. Это целая наука, что, впрочем, не меняет её сути, которую многие видные экономисты, в частности Василий Леонтьев, определяли как «узаконенное мошенничество».

Так что катастрофа на три валютных миллиарда весьма условна и бьёт преимущественно по биржевым спекулянтам, «быкам», игравшим на повышение бумаг »Русала«, которые по определению являются ярыми адептами и выгодоприобретателями экономики монетаризма. Аналогично можно проанализировать и попытку доллара в понедельник пробить уровень в 60 рублей: как и всякий спекулятивный феномен, этот скачок не имеет фундаментальной экономической основы и потому ограничен жёсткими временными рамками.

Крылатый металл нужен России

Бесспорно, вводя санкции, американский министр финансов Стивен Мнучин меньше всего стремился уязвить своих единомышленников, оперирующих на Лондонской, Гонконгской или Московской биржах. Цель была в другом — использовать сложившуюся в мире систему международных расчётов с долларом в качестве основной резервной валюты как финансовую удавку для крупнейших российских корпораций.

Не авианосцы или ядерное оружие сегодня главный козырь США в мировой политике, а доллар, посредством которого не только обслуживается примерно 65 процентов мировых платежей, но и рассчитывают цены на все сырьевые и биржевые товары. Санкции против »Русала«, других компаний и физических лиц предусматривают возможность блокировать расчёты в долларах не только собственно «штрафников» из санкционного списка, но и их контрагентов, аффилированных лиц и родственников независимо от степени близости. Сложности тут могут возникнуть немалые, учитывая и то, что будет весьма проблематично определить адекватную цену в долларах того или иного товара.

Но нейтрализовать подобное возможное отлучение от долларовых расчётов достаточно просто — надо вернуть рублю полноценную суверенность, использовав, в частности, опыт китайского юаня, который постепенно заменяет доллар во всех расчётах за стратегические товары, включая нефть, на внешних рынках.

Но сложности такие критичны лишь в рамках Бреттон-Вудской и сменившей её Ямайской системы, которые утвердили доллар США в качестве мировой резервной валюты. По факту Россия присоединилась к этой системе в начале 90-х годов, поставив в зависимость инвестиционные возможности и объём рублевой массы от золото-валютных резервов. Вот эту особенность и использует Минфин США для того, чтобы воздействовать на системообразующие российские компании (а в подсанкционном положении находятся и Газпром, и Сбербанк, и ВТБ, и „Русал“ и ещё с десяток крупнейших отечественных корпораций, включая практически весь ОПК).

Но нейтрализовать подобное возможное отлучение от долларовых расчётов достаточно просто — надо вернуть рублю полноценную суверенность, использовав, в частности, опыт китайского юаня, который постепенно заменяет доллар во всех расчётах за стратегические товары, включая нефть, на внешних рынках.

Но вернёмся к проблемам »Русала« и возможности блокировки его мировых связей. Ничего хорошего в таких перспективах, разумеется, нет. Прежде всего, для внешних партнёров российских металлургов. Дело в том, что алюминий называют «сырьём информационной экономики», основой IV технологического уклада. Композитные материалы, ракетостроение, гиперзвуковая авиация, электроника — везде нужен алюминий. Его мировое потребление увеличивается на пять-семь процентов в год, опережая прирост ВВП, притом что Китай утилизирует более половины мирового производства алюминия и в планах Поднебесной этот процесс интенсифицировать, заменяя собственную экологически небезупречную выплавку на импорт. Дефицит алюминия на мировом рынке составляет примерно два миллиона тонн в год по оценке экспертов ООН.

Так что примерно миллион тонн алюминия, который »Русал" отправляет на северо-американский континент, будет востребован очень быстро в других частях света.

Но и России, учитывая, что декларируется необходимость выйти из статус-кво сырьевой экономики, необходим крылатый металл! Статистика свидетельствует: алюминий востребован прежде всего в транспорте (27 процентов), строительстве (25), машиностроении (16), а также в связи и пищевой промышленности. Такая структура востребованности практически полностью совпадает с закреплёнными в госпрограммах приоритетами российской экономики. Иными словами, появляется великолепная возможность, используя санкции США, осуществить, наконец, структурную перестройку экономики и начать, к примеру, самим производить все виды пассажирских авиалайнеров из собственного алюминия, а не закупать их в США. Цена вопроса — десятки миллиардов долларов добавленной стоимости, плата за труд иноземных инженеров и рабочих, которая будет очень не лишней для отечественных коллективов.

Дефицит алюминия на мировом рынке составляет примерно два миллиона тонн в год по оценке экспертов ООН.

История с Русалом — лишь один из примеров, когда санкции можно обернуть в их противоположность, нарастив эффект для российской экономики. Подобное развитие событий вполне логично и реально и для Газпрома, и для Ростеха, и для десятков других, попавших в немилость США российских частных и государственных компаний.

Да, есть довольно распространённое мнение, что «экономика России начинает отрезаться от мировой через санкции», как утверждает известный либеральный эксперт Евгений Коган. Но плохо ли это, если учесть, что Россию в мире оценивают как сырьевой придаток сообщества «золотого миллиарда»?

В истории есть примеры, когда абсолютное экономическое оружие США — доллар , призванный воевать в рамках санкций, оказывался никчемным солдатом. Иран вышел достойно из полнорежимных санкций после многолетней блокады, не говоря уже о КНДР — единственной стране в мире, которая на протяжении шестидесяти лет полностью находится вне долларовой зоны, не имея полноценных собственных источников энергии, и обладая весьма ограниченными по объёмам и номенклатуре запасами полезных ископаемых и посевными площадями.

В отличие от Северной Кореи, экономика нашей страны на 95 процентов обеспечена запасами сырья и энергии, а научно-технический потенциал вполне способен компенсировать возможные санкционные потери технологий и передовых разработок. России нет необходимости платить долларами за товары и сырьё, поскольку страна практически полностью обеспечена всем необходимым. Дело за малым — переоценить, наконец, монетаристскую модель, в которую вогнали российскую экономику в начале 90-х годов. Ведь именно эта модель позволяет США с максимальной степенью эффективности наносить санкционные удары.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Автор: Юрий Скиданов

Ещё материалы: Юрий Скиданов

Просмотров 17645

09.04.2018 16:31

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...