Пленарное заседание Совета Федерации

12:11Матвиенко заявила о необходимости «рамочных проектов» в сфере государственно-частного партнёрства

11:56ВЭБ планирует выделить на поддержку экономики 850 млрд рублей

11:46Шувалов: в «красной зоне» находятся порядка 50 моногородов

Санкции ЕС могут подтолкнуть Турцию к сближению с ШОС

Чем ещё чревато давление на Анкару?

Санкции ЕС могут подтолкнуть Турцию к сближению с ШОС

Борис Долгов. Фото: Юрий Инякин / ПГ

На днях Евросоюз принял решение о введении санкций в отношении Турции за бурение скважин в водах эксклюзивной экономической зоны Кипра, где обнаружены запасы природного газа. Анкара же аргументировала свои действия наличием у неё прав на проведение таких работ. Возникший спор во многом обусловлен тем, что остров Кипр в силу исторических причин оказался разделён на две части, одна из которых состоит в ЕС, а другая, называемая Северным Кипром, контролируется Анкарой. Соответственно и позиции у сторон относительно 200-мильной эксклюзивной экономической зоны разные.

В интервью «Парламентской газете» ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов рассказал об истинных причинах европейского санкционного давления, напомнил о перипетиях турецкого движения в ЕС, а также спрогнозировал, что будет, если Брюссель переборщит с ограничительными мерами.

- Борис Васильевич, мы являемся свидетелями начала турецко-европейской санкционной войны?

- Прежде всего напомню, что ухудшение турецко-европейских отношений происходит не первый день. Помимо всего прочего, Брюссель обвиняет Анкару в нарушении прав человека, репрессиях против представителей прессы, а также в преследовании политических оппонентов после известной неудачной попытки переворота.

Новые ограничительные меры, думаю, не преследуют цель окончательно сорвать европейско-турецкий диалог, а, скорее, направлены на то, чтобы заставить Турцию скорректировать свою политику.

Что же касается порции последних санкций Евросоюза, то они, на мой взгляд, направлены на оказание давления на Анкару, чтобы заставить турецкое руководство проводить политику в более приемлемом для ЕС направлении. Новые ограничительные меры, думаю, не преследуют цель окончательно сорвать европейско-турецкий диалог, а, скорее, направлены на то, чтобы заставить Турцию скорректировать свою политику, в том числе внешнюю.

- Насколько может быть эффективной политика ультиматумов и принуждения в случае с Реджепом Эрдоганом?

- Полагаю, что Европейский союз и Соединённые Штаты, которые координируют отдельные свои шаги, считают оправданным оказание давления на Турцию, чтобы вернуть страну в русло западного курса, несмотря даже на возможную резкую реакцию Анкары. Причём делают западники это с использованием всего инструментария — задействуют, например, турецкую общину в Европе. Не брезгуют и введением, как мы видим, экономических санкций.

Пока принципиального изменения политики Анкары таким способом добиться не получилось. Правда, и других-то мер в арсенале Брюсселя нет.

- Получается, что накопление противоречий неизбежно?

- Получатся так. Но параллельно необходимо помнить, что шаги Анкары по сближению с Москвой, в том числе покупка российских систем С-400, всё-таки не означает, что Турция взяла курс на разрыв с США и ЕС. Не забываем, что страна остаётся членом НАТО, к тому же турецкая экономика тесно связана с западной.

Всё происходящее гармонично укладывается в умело проводимую Реджепом Эрдоганом политику лавирования.

Поэтому утверждать, что турки отрываются от западных партнёров, было бы упрощением ситуации. Всё происходящее гармонично укладывается в умело проводимую Реджепом Эрдоганом политику лавирования.

- Политика лавирования, очевидно, имеет свои плюсы, но вряд ли делает членство в ЕС ближе для Турции. Напомните, пожалуйста, сколько страна уже пытается войти в еэсовскую семью?

- Если не ошибаюсь, история с вступлением Турции в ЕС длится с 90-х годов. Были разные этапы. В частности, осложнения с приходом к власти Эрдогана или в связи с фактором присутствия военных в руководстве страны в своё время.

Напомню ещё и о том, что на разных уровнях из уст политиков как Франции, так и Германии звучали тезисы, что вступление Турции в ЕС — дело не ближайшей перспективы. В этом нет ничего удивительного, ведь европейцы не без оснований опасаются последствий от вступления в Евросоюз крупной страны с большим населением, да ещё и с отличными во многом ценностями.

- Борис Васильевич, тогда, может быть, есть шанс раньше увидеть Турцию в ШОС, нежели чем в ЕС?

- Процесс сближения Анкары с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) идёт. Но это не простой вопрос. Помним, что Турция — член НАТО, да и бизнес-связи турецкой элиты с Западом очень прочны.

Вступление Турции в ЕС — дело не ближайшей перспективы. В этом нет ничего удивительного, ведь европейцы не без оснований опасаются последствий от вступления в Евросоюз крупной страны с большим населением.

Но однозначно отметать перспективу разворота Турции от европейских союзников я бы не стал. Это может произойти, например, в случае резкого усиления санкционного давления со стороны ЕС или ухудшения отношений с США. В то же время ещё раз напомню про политику маневрирования Эрдогана. Она пока не позволяет однозначно исключить ни один из вариантов развития ситуации, как, впрочем, и стопроцентной вероятности их спрогнозировать.

Автор: Иван Антонов

Просмотров 4172

16.07.2019 13:41