«Поднятую Горбачевым страну сравнивали с самолетом, который неизвестно где сядет…»

30 лет назад, 25 мая 1989 года, в Кремлевском Дворце съездов начал свою работу I Cъезд народных депутатов СССР, высший орган страны, согласно внесенным в декабре 1988 года поправкам в Конституцию СССР.

Я положительно оцениваю Первый съезд народных депутатов СССР. Первый блин, а не комом. В чем смысл парламента? В том, чтобы уловить и донести мнения большинства людей до верхнего эшелона власти. И потом реализовать. Настроения, царившие в 1989 году в стране, прежде всего в Российской Федерации, нашли свое отражение в настроениях делегатов съезда. Они их просто откровенно выразили. Дело было в том, что люди уже перестали верить в идеалы коммунизма, в то, что мы лучше всех в мире, что самые передовые, что опережаем другие страны в науке, в уровне жизни, что у нас негров не линчуют. Людям надоело вранье. И произошел выплеск этих чувств.

Этот выплеск был результатом голосования, когда на выборах в марте 1989 года депутатов I съезда народных депутатов СССР, высшего органа власти страны, избиратели впервые смогли выбрать между несколькими кандидатами. И в одномандатных округах пролетели практически все партийные функционеры — секретари райкомов, горкомов, обкомов КПСС.

До этого меня избирали депутатом районного совета, городского, Московского областного совета. Но выборы какие были?! Из одного нерушимого блока коммунистов и беспартийных. А в 89-м году получилось совсем другое. На съезде собралась практически вся элита. Помню, как депутаты, особенно те, кого избрали по одномандатным округам, без боязни высказывали свои претензии или претензии своих избирателей в лицо президиуму, власти, Горбачеву.

От Академии наук прошли Андрей Сахаров, Юрий Карякин. Не проходил кот в мешке и по одномандатным округам, где голосовали прежде всего за людей, которые уже сделали себе биографию. Допустим, вся страна знала Святослава Федорова. Гавриил Попов стал известен как оппозиционный политик. Я к тому времени Герой Соцтруда был. Если из творческой части, то ее на съезде представляли Олег Ефремов, Михаил Ульянов, Марк Захаров. То есть первое — люди сделали себе имя, за счет чего их и выбрали.

Второе — тесная связь между тем парламентом, съездом народных депутатов СССР, и народом. Прямая и очень прочная. 80 процентов делегатов - члены КПСС. Среди них сразу выделяется межрегиональная группа, выступившая за отмену шестой статьи Конституции о монополии КПСС на власть. Настроение такое: с какой стати вы правящая сила? И хотя эту статью отменил только III съезд нардепов в 1990 году, все началось именно на первом. На нем еще доминировало агрессивно-послушное, по характеристике Юрия Афанасьева, большинство. Но когда эти депутаты выходили из зала заседания, их встречали шеренги избирателей, и они шли как сквозь строй. За стенами большинство оказывалось меньшинством.

Что тогда обсуждалось? Экономика зашла через политику. Три республики прибалтийские поставили вопрос о полном хозяйственном расчете. Даже на это власть не пошла. И они покинули съезд. Все разговоры на съезде шли о расширении экономических свобод. Для республики, для области, для местного самоуправления, для человека. Да, рассуждали во многом примитивно и наивно. Всем казалось, что принял закон о частной собственности, о кооперативах, вот тебе и экономическая свобода.

Ну вообще об экономике очень легкое представление имелось и у власти, у Горбачева и Ельцина, и в обществе. До середины 1990-го года считали, что экономика — это рынок. Как перейти к нему от планового хозяйства? А ввести частную собственность, свободное ценообразование - и завтра все зацветет, как в странах Запада. С таким настроением шло экономическое обсуждение и на съезде СССР, и дальше уже в парламентах других республик, в том числе и российском…

Изменения в людях, в отдельном человеке, его взаимоотношениях происходят только на низовом уровне. Там, где человек живет, семья, дети, школа, благоустройство, качество коммунальных услуг. Вся повседневная жизнь. Институт местного самоуправления дает ответственного человека, гражданина. Он начинает понимать свою ответственность за все, что его окружает. Эта ответственность может появиться либо за счет общественных инициатив, либо политически активных людей.

В 90-е годы появился шанс местное самоуправление развивать. Мы приняли закон о местном самоуправления на том же съезде. На местное самоуправление обратили внимание тогда, когда государство было слабым и не в состоянии решать повседневные задачи. Ельцин, точно так же, как и Горбачев, ездил по стране и говорил: проявляйте инициативу, мы сверху поддержим. Отсюда и знаменитая фраза «Берите суверенитета сколько угодно». Денег у Центра не было, поэтому в 1991-1995 годы местное самоуправление быстро развивалось.

То, что произошло в 1989 году, было неизбежно. Это следствие развития. Даже если бы власть включила все рычаги, запаса прочности у нее хватило бы лет на 20, не более. На нас висел в какой-то степени соцлагерь, мы поддерживали освобождающуюся Африку, народы Латинской Америки, нам же до всего было дело.

На съезде было много интересных личностей. Кого-то я уже назвал, например, Сахарова. Ментально академик мне не был близок, меня не заводили на борьбу, скажем, общечеловеческие ценности. Я более приземленный человек, в высоких материях не силен. Мне более близки люди, которые по земле ходят, моя тема по жизни — самоуправление. Писатели мощно выступали. И Евтушенко, и из противоположного фланга Бондарев, который сравнил поднятую Горбачевым страну с самолетом, который неизвестно где сядет.

 

Ещё материалы: Николай Травкин

Просмотров 25032

24.05.2019 17:43




Загрузка...

Популярно в соцсетях