Коронавирус COVID-19: что надо знать

21:40Собянин пригрозил московским водителям

21:11В Подмосковье из-за коронавируса приостановили посещение кладбищ

20:58В подмосковных школах на время самоизоляции запустили «Час директора»

Над русскою славой кружит вороньё

Стремление свести на нет значение великой Победы и роль нашей страны в её достижении для многих западных политиков стало в наступившем веке базисным политическим трендом. Знаковые поступки высоких политических персон следуют один за другим. Причём прослеживается постоянно действующая закономерность: чем авторитетнее становится Россия на международной арене, тем больше наблюдается попыток любыми средствами остановить этот процесс.

6 июня прошлого года Президента России не пригласили на торжественную церемонию, посвящённую 75-летию высадки союзников в Нормандии. Предлог был найден смехотворный: церемонию будет вести премьер правительства Франции, так что не обессудьте. Ну, премьер так премьер. Пригласите нашего премьера. Ан, нет.

Такое решение явилось резким контрастом с поведением маршала Георгия Жукова, пригласившего французского генерала де Тассиньи участвовать в церемонии подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии. Принимавший в 1940 году в Компьенском лесу акт о капитуляции Франции гитлеровский фельдмаршал Кейтель, войдя в зал, где подписывался исторический акт, изумлённо воскликнул: «Как, и эти нас победили?»

Как говорится, почувствуйте разницу.

Дальше — больше. Краснощёкий президент Польши Анджей Дуда объявил год назад, что польские власти решили не приглашать высоких гостей из России на церемонию, посвящённую 80-летию начала Второй мировой войны, в ходе которой при освобождении Польши погибли 600 000 советских воинов. Российский МИД дал тогда точную психологическую характеристику этому политическому выкрутасу: «Решение сделать мероприятие келейным является ещё одним проявлением искривлённого мировоззрения польской администрации». Впрочем, на мой взгляд, нет худа без добра. Не в российских традициях созывать гостей, чтобы отметить начало войны. Тем более, как сначала предполагалось, с песнями и плясками, что возмутило даже польского министра обороны.

Дальше — ещё больше. На прошедшей в январе церемонии, посвящённой освобождению узников Освенцима, президенты Польши и Украины старательно избегали упоминания о роли Красной армии. Как будто её там и не было! Говорили про Украинский фронт, Львовскую дивизию (почётное наименование получено ею за участие в освобождении Львова, а формировалась она в Вологде). То есть настойчиво внедряли в сознание слушателей и широкой общественности исторические фантомы, опираясь на которые можно и дальше реализовывать заветы Геббельса.

Апофеозом этой русофобской симфонии стала резолюция Европарламента о причинах Второй мировой войны. Кто бы сомневался, что её виновником современное поколение европолитиков объявит СССР? А никто и не сомневался. Парламентарии занялись историей, но похоже не удосужились с ней ознакомиться. «Вторая мировая война стала непосредственным (! — А.Д.) следствием печально известного нацистско-советского Договора о ненападении от 23 августа 1939 года…»

Можно долго разбирать нюансы этой большой, наполненной брюссельским крючкотворством бумаги, но хочу обратить ваше внимание только на одно — договор назван «нацистско-советским». Ну не было никогда такого договора! Был договор о ненападении между Германией и СССР, причём он появился последним, а чуть ли не первой в Европе такое соглашение с Германией в январе 1934 года подписала Польша. Даже неудобно за юристов-составителей и депутатов, голосовавших за эту идеологизированную белиберду. Причина уловки понятна. Не смея обидеть Германию, главную мать-кормилицу Европарламента, изобрели фантомный «нацистско-советский» образ.

С упорством, достойным лучшего применения, утверждается, что мировая война началась ровно через неделю после появления этого договора. С этим многие десятилетия согласны политики, учёные, общественность… Это господствующая точка зрения.

Но исторические факты свидетельствуют о другой, значительно более сложной картине. Мощные очаги мировой бойни к этому времени давно пылали уже на трёх континентах.

3 октября 1935 года в пять часов утра без объявления войны (знакомый почерк) итальянские войска вторглись в Эфиопию, полноправного члена Лиги наций. Война длилась меньше года, итальянский король Виктор Эммануил III был объявлен императором Эфиопии. Очаги сопротивления существовали ещё несколько лет. В период с 1935 по 1941 год погибли около 750 тысяч эфиопских военных и гражданских лиц (треть из них от отравляющих веществ).

В гражданскую войну в Испании, начавшуюся в июле 1936 года, было вовлечено более миллиона человек, в том числе многие десятки тысяч кадровых военных из других стран. По сути своей, это было первое прямое военное столкновение с фашизмом. Испанские республиканцы и интербригады антифашистов (35 тысяч человек из многих стран) противостояли германскому легиону «Кондор» и 125-тысячному итальянскому экспедиционному корпусу, только что завершившему свои «победоносные» дела в Эфиопии.

С 1937 по 1945 год длилась Японо-китайская война. По разным оценкам, она унесла от 20 до 35 миллионов жизней. Этого недостаточно для признания мирового масштаба?

В марте 1938 года произошёл аншлюс Австрии (член Лиги наций).

19 марта 1939 года Гитлер предъявил ультиматум Литве (член Лиги наций) о возвращении Мемеля (Клайпеды), со времён Тевтонского ордена и до конца Первой мировой войны принадлежавшего Германии. Уже через З (! — А.Д.) дня в Берлин прибыла Литовская делегация, безропотно подписавшая соответствующий договор. В тот же день немецкие войска перешли германо-литовскую границу. А в Мемель было направлено огромное соединение военно-морских сил Германии. Это действо заслуживает отдельного описания. В эскадру адмирала Бема вошли линкоры «Дойчланд», «Адмирал Шпеер», «Адмирал фон Шпее», крейсеры «Лейпциг», «Кёльн», «Нюрнберг», 17 эсминцев, 9 подлодок, 5 сторожевиков, 12 торпедных катеров, 13 тральщиков, 4 вспомогательных судна, 1200 морских пехотинцев. Во второй половине дня 22 марта на линкор «Дойчланд» прибыли рейхсканцлер А. Гитлер и командующий флотом адмирал Э. Редер, который с одобрения главы государства отдал приказ о выходе эскадры в Мемель. Британия и Франция находились в противоположном углу Европы, Финляндия была союзником Гитлера… Куда же с такой поспешностью выдвигалась сильнейшая армия Западной Европы? И что в этой обстановке нужно было делать Сталину? Ковыряться пальцем в своём большом грузинском носу?

В марте 1939 года была разодрана на части Чехословакия (член Лиги наций). В дележе принимали участие Германия, Польша, Венгрия.

В апреле 1939 года Италией было аннексировано Албанское королевство (член Лиги наций)

Весной 1939 года случился локальный конфликт на Халхин-Голе между Японией (член Лиги наций до 1933 года) и СССР (член Лиги наций). Япония потеряла больше 50 тысяч, СССР — 10 тысяч человек.

С Лигой наций, призванной, по задумке основателей, не допускать военных столкновений, охранять версальскую систему, в это время никто уже не считался. Она напоминала что-то вроде общественного туалета на оживлённой улице. Одни входили, другие выходили, третьи входили, выходили, а потом возвращались. Версальская система была порушена. Этот исторический урок основательно подзабыт, а было бы крайне полезно вспомнить его сегодня, когда почти также подзабыты Ялта и Хельсинки, а роль и значение ООН заметно слабеют.

Таким образом, к сентябрю 1939 года только в Европе в военные «разборки» были втянуты в качестве акул и их жертв Германия, Италия, Испания, Австрия, Албания, Чехословакия, Литва, Венгрия, Польша. В Азии в войнах и столкновениях разного масштаба уже участвовали Япония, Китай, Монголия, марионеточное Маньчжоу-го, Корея…

Так когда же началась мировая война, если к 1 сентября 1939 года счёт жертв уже шёл на миллионы? Существующие концептуальные схемы Второй мировой построены на априорном признании главенствующего принципа европоцентризма и явственно отдают неизжитым духом ушедшего в прошлое колониализма, а также историографической затхлостью позапрошлого века. Тогда наполеоновские войны близорукие историки и политики тоже дробили на множество конфликтов и походов. А по сути это была длившаяся полтора десятка лет первая протомировая война.

Многое из того, что случилось в те годы, ещё только предстоит осмыслить. Когда-то Чжоу-Эньлай на вопрос французского посла о том, как он оценивает значение Великой французской революции, ответил, что прошедших 150 лет недостаточно, чтобы оценить значение этого события. В истории великой войны ещё немало чёрных информационных дыр. Какие, например, тайны хранят британские и французские архивы о «странной войне»? Какой сюжет скрыт за экстравагантным полётом Гесса в Британию? Где зарыта полная правда о контактах западных держав с лидерами рейха в последний период войны? Где объективное исследование польских предвоенных интриг, охвативших всю Европу?

Пропагандистские помои, которыми наполнена сегодня европейская информационная среда, оголтелое глумление над памятниками советским воинам призваны, кроме всего прочего, отвлечь обывателей и от этих неудобных вопросов.

Мыслители прошлого справедливо утверждали, что народ — это союз поколений во времени. Русофобские попытки разорвать этот союз мы не раз наблюдали. Чего стоит хотя бы соросовская линейка учебников по гуманитарным предметам, которая в 90-е годы принудительно насаждалась в нашей школе. Слава богу, не прошло.

Память о миллионах павших героев всегда будет стучать в наши сердца. Она нетленна и нерушима.

Просмотров 1531

21.02.2020 08:00

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях