"Мы пощедрее душой…"

В прямом эфире «Первого канала», телеканалов «Россия 1» и «Россия 24», радиостанций «Маяк», «Вести FM» и «Радио России» вышла специальная программа «Прямая линия с Владимиром Путиным».

Продолжительность программы составила 3 часа 54 минуты. За это время глава государства ответил на 81 вопрос… Сегодня мы публикуем наиболее яркие ответы Президента России

"Мы пощедрее душой…"  

Украина

Вместо того чтобы наладить диалог с людьми, на места губернаторов, руководителей регионов из Киева прислали своих назначенцев. Это местные олигархи, миллиардеры. Люди и так к олигархам относятся с большим подозрением и считают, что они нажили свои миллиарды, эксплуатируя народ и разворовывая государственное имущество, а тут еще их прислали в качестве администраторов, руководите­лей целых регионов. Конечно, это вызвало дополнительное недовольство. Люди начали выдвигать из своей среды ли­деров. Что сделала власть с этими лидерами? Пересажала всех в тюрьму. И это на фоне того, что националистические формирования не разоружаются, а, наоборот, начали все больше и больше угрожать применением силы на восто­ке. На востоке люди сами начали вооружаться. И вместо того чтобы осознать, что происходит нечто неладное в украинском государстве, и предпринять попытки к диало­гу, начали еще больше угрожать силой и дошли до того, что двинули на гражданское население танки и авиацию. Это еще одно очень серьезное преступление сегодняшних киевских властителей. Надеюсь, что удастся все-таки по­нять, в какую яму, в какую пропасть движется сегодняшняя власть и тащит за собой страну… Только в ходе диалога, в ходе демократических процедур, а не с использованием во­оруженных сил, танков и авиации можно навести порядок в стране… Может ли быть найден по украинскому вопросу компромисс между США и Россией? Компромисс должен быть найден не между третьими игроками, а между различ­ными политическими силами внутри самой Украины. Вот это чрезвычайно важно, ключевой вопрос. Со стороны мы можем это только поддерживать и сопровождать.

Нелегитимная власть

Мы действительно считаем сегодняшние власти нелегитим­ными, у них нет общенационального мандата на управление страной, и это все за себя говорит. Вместе с тем мы не от­казываемся от контактов с кем бы то ни было, на мини­стерском уровне контакты открыты, и наши министры под­держивают отношения с украинскими коллегами. Дмитрий Анатольевич Медведев разговаривал с Арсением Яценюком, Сергей Нарышкин — с Александром Турчиновым, они тоже в контакте. Что касается кандидатов в президенты, то вы знаете, как проходит президентская гонка. Она проходит аб­солютно недопустимо, в абсолютно неприемлемых формах. Если дальше все будет происходить таким образом, то мы, конечно, не сможем признать все, что происходит, все, что будет происходить после 25 мая, легитимным. Какие же это легитимные выборы, если кандидатов с востока постоянно избивают, обливают какими-то чернилами и так далее, не допускают для встреч с избирателями? Что это за избира­тельная кампания?.. По конституции Украины… новые вы­боры, при наличии юридически действующего президента Виктора Януковича проводить просто невозможно. В со­ответствии с действующей конституцией нельзя избирать нового президента, если есть живой действующий, юриди­чески полноценный президент. Значит, если мы хотим, если они хотят, чтобы выборы были легитимными, то нужно, на­верное, как-то конституцию изменить и поговорить уже и о федерализме, и децентрализации, и так далее. Но здравый смысл просто это подсказывает. Можно, конечно, и дальше действовать вне рамок здравого смысла — к чему это при­ведет, я не понимаю.

Крым

Риски заключались, прежде всего, в том, что угрозы в отно­шении русскоязычного населения были абсолютно конкрет­ными и осязаемыми. Именно это побудило народ Крыма, граждан, которые там проживают, задуматься о своем буду­щем и обратиться к России за помощью. Но именно этим мы и руководствовались. Я уже говорил в своем недавнем вы­ступлении в Кремле о том, что Россия никогда не планирова­ла никаких аннексий и никаких военных действий в Крыму, никогда. Наоборот, мы исходили из того, что будем строить наши межгосударственные отношения с Украиной, исходя из сегодняшних геополитических реалий. Когда возникла именно такая ситуация — ситуация с возможными угроза­ми и притеснениями, и когда народ Крыма начал говорить о том, что он стремится к самоопределению, тогда, конечно, мы и задумались о том, что нам делать. И именно тогда, а не какие-то там 5, 10, 20 лет назад было принято решение о том, чтобы поддержать крымчан. И когда стало ясно, что явка составила 83 процента, что 96 с лишним процентов вы­сказались за присоединение к Российской Федерации, стало очевидно, что это абсолютное, просто практически полное большинство, если не сказать, все крымское население. В этих условиях поступить иначе мы не могли.

Виктор Янукович

Он исполнял свой долг так, как считал возможным и нуж­ным. Я с ним говорил, конечно, неоднократно и в ходе кри­зиса, и после того, как Виктор Федорович уже оказался в Российской Федерации, в том числе говорили и о возможно­сти применения силы. Можно к этому относиться как угод­но, но суть его ответа заключалась в том, что, как он мне сказал, он неоднократно думал над необходимостью при­менения силы и, как он мне сказал, рука не поднялась под­писать приказ о применении силы против своих граждан.

КНР

Наши отношения с Китайской Народной Республикой разви­ваются весьма успешно и находятся на беспрецедентно вы­соком уровне: и уровне доверия, и уровне сотрудничества. Это касается и политической сферы, наших общих подходов к оценке международной ситуации и к обеспечению без­опасности в мире, и это лежит в основе наших межгосудар­ственных отношений… У нас с Соединенными Штатами тор­говый оборот 27,5 миллиарда, а с Китаем — 87 миллиардов, и он постоянно растет. Китай становится постепенно в эко­номическом плане державой номер один, вопрос только в том, когда: через 15 лет, через 20, 25? Но все уже исходят из того, что это неизбежно произойдет. При таком населении — почти полтора миллиарда человек — и при модерниза­ции экономики Китая это можно считать уже медицинским фактом… Все это дает нам основание полагать, что россий­ско-китайские отношения будут существенным фактором в мировой политике и существенным образом будут влиять на современную архитектуру международных отношений.

Новороссия

По поводу того, что впереди, что сначала: сначала референ­дум по конституции, а потом выборы — или сначала нужно стабилизировать ситуацию с помощью выборов, а потом провести референдум? Вопрос ведь даже не в этом — во­прос в том, чтобы обеспечить законные права и интересы русских и русскоязычных граждан юго-востока Украины — напомню, пользуясь терминологией еще царских времен, это Новороссия: Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Никола­ев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена, это все территории, которые были переданы в Украину в 20-е годы советским правительством. Зачем они это сдела­ли, бог их знает. Это все происходило после соответствую­щих побед Потемкина и Екатерины II в известных войнах с центром в Новороссийске. Отсюда и Новороссия. Потом по разным причинам эти территории ушли, а народ-то там остался. Да, сегодня они граждане Украины, но они должны быть равноправными гражданами своей страны.

Оппозиция

Я, честно говоря, не чувствую какого-то особого изменения ситуации, какого-то особого накала даже в связи с события­ми в Крыму и Севастополе. Да, есть борьба мотивов, борьба точек зрения, но их же никто не мешает высказывать, за это же не хватают, не сажают, не упекают никуда, в лагеря, как это было в 1937 году. Люди, которые высказывают свою точ­ку зрения, они, слава богу, живы, здоровы, занимаются своей профессиональной деятельностью. Но то, что они встречают отпор, то, что они встречают другую позицию и неприятие их собственной позиции, — вы знаете, у нас часть интеллигенции не привыкла просто к этому. Некоторые люди считают: то, что они говорят, — это истина в последней инстанции, и по-другому быть не может. И когда они что-то слышат в ответ, это вызывает бурную эмоциональную реакцию… Мы будем ориентироваться на мнение большинства и строить свою по­литику, исходя из их интересов, но, конечно, мы должны слы­шать и любую другую точку зрения, даже если она представ­лена меньшинством. И вот в этом заключается моя позиция.

Безбарьерная среда

Обеспечение жильем инвалидов-колясочников — это ком­петенция и обязанность региональных властей. В каких-то регионах эта проблема решается — и решается такими средствами, что это людям заметно, а в каких-то регионах, к сожалению, процесс движется очень медленно или не дви­жется вообще… В целом нам еще очень многое нужно сде­лать для того, чтобы люди с ограниченными возможностя­ми чувствовали себя действительно людьми в современном мире, в современном обществе. Шаги первые мы на этот счет делаем, у нас в бюджете заложена немалая сумма на так называемую безбарьерную среду, это где-то 35 или 34,5 миллиарда рублей примерно ежегодно в течение пяти лет.

ЖКХ

ЖКХ — одна из наиболее острых текущих и затрагиваю­щих практически каждую российскую семью проблем. И проблемы накапливались там давно, в течение многих и многих десятилетий: здесь и аварийное жилье, и расселение аварийного жилья, и ветхое жилье, и сама проблема ЖКХ, по сути. Стало общей практикой так называемых управ­ляющих компаний, когда расходы самой управляющей ком­пании она старается перевесить на граждан, проживающих в том или ином доме, через систему общих расходов. Там одна лампочка висит где-нибудь в подъезде, несчастная, но оказывается, что она потребляет больше электроэнергии, чем весь дом. А это о чем говорит? Это говорит о том, что сама управляющая компания неэффективно управляет или, наоборот, еще даже подворовывает средства у граждан и вешает эти расходы и все, что она захочет туда записать, на эти общие счетчики. Это требует особой дополнительной проверки. Мы обязательно эту проверку проведем.

ПАСЕ

Мир развивается очень интенсивно. И если кто-то хотел его сделать однополярным и подстроить под себя все меж­дународные организации, то это вряд ли удастся сделать. Вместе с тем мы частенько сталкиваемся с непониманием нашей позиции, а подчас даже с нежеланием ее понять. Мы не будем настаивать на пребывании в некоторых междуна­родных структурах, особенно если они не в состоянии про­явить самостоятельность и формулировать свою собствен­ную точку зрения на ключевые вопросы международного развития. Но специально каких-то демаршей совершать тоже не будем — будем спокойно, ритмично работать. Что касается ПАСЕ, то мы платим туда взносы, взносы нема­ленькие. Ну, не хотят нас видеть — от нас не убудет. Но в целом самоизоляцией заниматься тоже не намерены.

Инфляция

Действительно, цена на зерно несколько упала. Что касает­ся цен на хлеб, то они действительно немного подросли, но не сильно, на 1,3 процента… Но в цене хлеба стоимость зер­на — это всего 30 процентов, все остальное — это энергети­ка, транспорт и другие составляющие, в том числе это свя­зано с импортом. У нас в этом году планируется инфляция 6-6,5 процента, надеюсь, что Центральному банку удастся удержаться в этих параметрах. Но меня настораживает, что в структуре роста этих цен, в структуре вот этих 2,8 процента — все неоднородно. В первом квартале этого года очень сильно скакнули цены на плодоовощную продукцию, на овощи выросли почти на 18 процентов — 17,9. А цены на лук, капусту выросли на 25, 30, на 50 с лишним процентов. Это связано и с тем, что рубль просел, это связано с удо­рожанием и импортной продукции, потому что в это время года мы очень много продуктов завозим по импорту.

Продовольственная безопасность

Как бы я ни любил армию, должен признать, что сельское хозяйство всегда было важнее, чем пушки, потому что без этого вообще никуда. Хлеб, как у нас хлеборобы говорят, всему голова. Поэтому мы как уделяли, так и будем уде­лять должное внимание развитию сельского хозяйства. У нас в 2011 году рост сельского хозяйства был очень значи­тельный — 23 процента, в прошлом году был тоже рост, но гораздо более скромный. В текущем году у нас в бюджете предусмотрены субсидии и деньги на поддержку сельского хозяйства в значительных величинах — это 170 миллиардов рублей.

Русский народ

Страна наша, как пылесос, втягивала в себя представителей различных этносов, наций, национальностей. Кстати говоря, на этой основе создан не только наш общий культурный, но и исключительно мощный генетический код, потому что за все эти столетия и даже тысячелетия происходил обмен генами, смешанные браки. И именно этот наш генный код, наверное, может быть, почти наверняка является одним из наших главных конкурентных преимуществ в сегодняшнем мире. Он очень гибкий, он очень устойчивый. Мы даже это­го не чувствуем, но это наверняка есть… Русский человек, или, сказать пошире, человек русского мира, прежде всего, думает о том, что есть какое-то высшее моральное предна­значение самого человека, какое-то высшее моральное на­чало. И поэтому он обращен больше не в себя, любимого… Хотя, конечно, в бытовой жизни мы все думаем о том, как жить богаче, лучше, быть здоровее, помочь семье, но все-таки не здесь главные ценности, он развернут вовне. Вот западные ценности заключаются как раз в том, что человек в себе сам, внутри, и мерило успеха — это личный успех, и общество это признает. Чем успешнее сам человек, тем он лучше. У нас этого недостаточно… Конечно, мы менее прагматичны, менее расчетливы, чем представители других народов, но зато мы пошире душой. Может быть, в этом отражается и величие нашей страны, ее необозримые раз­меры. Мы пощедрее душой.

Подготовил Сергей Муравьев

 

[Вопрос-ответ]

Владимир Владимирович, интере­суются, какой ваш самый любимый фильм?

В. Путин: «Чапаев», конечно.

Если вы публично, как в Китае, рас­стреляете хотя бы 350 крупных во­ров, тогда весь народ будет с вами.

В. Путин: У нас никогда за воровство не расстреливали, и вопрос не в тяжести наказания, вопрос в его неот­вратимости — вот мы к этому и будем стремиться. Но я специально его взял и прочитал, чтобы чиновники разных уровней видели настроение народа.

Согласны ли вы оставаться прези­дентом пожизненно?

В. Путин: Нет.

Как вы думаете, спас бы вас Обама, если бы вы тонули?

В. Путин: Мне бы очень хотелось, чтобы со мной этого не случилось… Не могу сказать, что у нас какие-то особые личные отношения сложились с президентом США. Но я думаю, что он порядочный человек и мужествен­ный достаточно. И он бы, конечно, сделал это.

Просмотров 6856

26.04.2014 15:56