Молчание талибов

Чего ожидать от Афганистана после бегства из страны военной миссии США

07.10.2021 00:00

Автор: Никита Вятчанин

Молчание талибов
  © REUTERS/Saeed Ali Achakzai

20 лет назад по решению Белого дома военные США вошли в Афганистан. Такое решение президентом Джорджем Бушем было принято сразу после чудовищного теракта 11 сентября 2001 года — виновными в нём были объявлены радикалы-исламисты, чьи базы, как утверждали американские власти, находятся именно в Афганистане. В 2021 году миссия по наведению порядка в вечно непокорной стране закончилась выходом американцев, который, как сказал президент России Владимир Путин, очень напоминал бегство. Куда дальше пойдёт Афганистан во главе с талибами и стоит ли ждать от исламистов у власти внешней агрессии в отношении стран — союзниц России?

«Кладбище империй»

Такое геополитическое прозвище дано Афганистану историками по праву. Страна провела несколько освободительных войн против Британской империи, желавшей весь XIX век установить полновластие в Центральной Азии, смогла оставить глубокий рубец на советской истории, а также изгнать из своих пределов вооружённые силы США после их 20-летнего присутствия. И каждый раз, когда какая-либо держава планировала использовать эту страну как плацдарм для укрепления своего влияния в мире, Афганистан в итоге обрушивал авторитет очередного «большого игрока».

Независимость Афганистан официально оформил в 1919 году — этому предшествовало сразу три масштабных военных конфликта с Великобританией, которые в историю вошли как англо-афганские войны. Лондон рассматривал Афганистан как территорию, контроль над которой должен не допустить проникновения Российской империи в Индию (долгая борьба за влияние в Центральной Азии между русскими и англичанами является особым историческим сюжетом, известным как «Большая игра»). Дважды представителям британской короны приходилось тратить серьёзные ресурсы на то, чтобы сбить боевой кураж афганцев — две войны состоялись в XIX веке, и одна —  в начале ХХ века.

И это были далеко не «прогулки» для вооружённых сил империи. Англичан по-настоящему шокировал разгром их 16-тысячной армии под руководством генерала Уильяма Эльфинстона, произошедший в 1842 году в ходе второй англо-афганской войны. Тогда воины-пуштуны истребили всех британских солдат до одного — даже  после того, как Эльфинстон подписал унизительный для себя мирный договор, по которому англичане сдавали афганцам-победителям имеющиеся деньги, практически всю артиллерию и боеприпасы, а также военное обмундирование.

Позже британцы отомстили, устроив в том же году резню в Кабуле — столица Афганистана была разрушена, все мужчины и юноши старше 14 лет убиты, женщины избиты или изнасилованы. Однако даже такая месть не утолила жажду афганцев воевать за свою территорию. И по итогам третьей англо-афганской войны (3 мая — 8 августа 1919 года) Великобритания официально признала независимость Афганистана. Стоит ли говорить, что такой итог существенно снизил влияние Лондона в регионе, даже несмотря на контроль англичан над Индией.

Во второй половине ХХ века поскользнулись на Афганистане уже советские войска — десятилетняя война (1979-1989 годы) стоила жизни, согласно статистическому исследованию под редакцией генерал-полковника Григория Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века», более 15 тысячам наших военнослужащих. А в ходе вывода войск из Афганистана, советская сторона безвозмездно передали афганцам около 2300 объектов различного назначения. В их числе — 179 военных городков и 32 гарнизона. Ряд историков утверждает, что решение руководства СССР начать войну в Афганистане было ошибкой, которая стала одним из спусковых крючков для развала Союза.

Наконец, хлебнули позора на афганской земле американцы. После обрушения башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года президент США Джордж Буш принял решение провести антитеррористическую операцию в Афганистане — радикалы от ислама, чьи штабы базировались на афганской территории, были признаны Вашингтоном виновными в чудовищном теракте. Операция Штатов под кричащим названием «Несокрушимая свобода» обернулась двадцатью годами присутствия американских военных в Афганистане.

Этот период завершился в августе 2021 года. И совсем не так несокрушимо, как начинался — военные США покидали Афганистан столь быстро, что в мире стали говорить о том, что такой «выход» очень напоминает бегство. Причина — стремительное продвижение по стране накачавшего за прошедшие годы свои информационные, финансовые,и военно-политические «мышцы» запрещённого в России движения «Талибан«. Административные центры афганских провинций сдавали власть талибам с невероятной скоростью — сказалась то, что власть полевых командиров в регионах была хоть не официальной, но вполне реальной. А афганская армия уходила от столкновений, бросая военную технику и не оказывая никакого сопротивления. Показательно, что после сдачи талибам первой провинциальной столицы Кабул им сдался спустя всего лишь десять дней. Американские военные эксперты отводили на это не менее двух месяцев…

Кабул. Архивное фото © REUTERS/Ahmad Masood AM/DL

Итоги «мирного» пребывания США в Афганистане, на которое Америка потратила, кстати, огромные деньги налогоплательщиков, порядка двух триллионов долларов, — более шести тысяч погибших военных, более ста тысяч убитых афганцев, большинство которых составили мирные жители. Приплюсуем сюда внушительный поток беженцев, которые ринулись в другие страны, пытаясь спастись от законов шариата, столь любимых талибами, а также разросшийся при американцах до гигантских размеров наркотрафик.

Опиумный антирекорд

Героин, а сегодня ещё и новая сильнодействующая дрянь под названием эфедра, развозились по странам не только Средней Азии, но и Европы, попадая в том числе в Россию. Недаром в 2019 году замдиректора Департамента МИД России по вопросам новых вызовов и угроз Алексей Рогов заявил ТАСС: афганская наркоугроза относится к числу основных проблем для национальной безопасности России, а также является подпиткой для международного терроризма.

По оценкам экспертов, прибыль наркоторговцев, чей «бизнес» привязан к Афганистану, составляет сотни миллионов долларов ежегодно. И как гласят данные Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC), в 2019-м в этой стране произведено 6,7 тонны опиума — на 21% больше, чем годом ранее. И это — рекорд всего десятилетия. Если быть точнее — антирекорд.

Именно наркотрафик, как утверждают эксперты по Ближнему Востоку, во многом давал талибам финансовую основу для их деятельности, в том числе на политическом и информационном поле. В частности, поступлением средств от торговли героином в «бюджет» талибов (порядка 400 миллионов долларов в год) занимался молодой, но очень влиятельный среди талибов Мохаммад Якуб — нынешний министр обороны Афганистана и сын основателя „Талибана“ Муллы Омара.

Впрочем, новая власть Афганистана не желает, чтобы её связывали с торговлей дурманом. Стоит вспомнить, что в 1999 году, когда талибы в первый раз пришли к власти, вышел их приказ о сокращении посевных площадей опиумного мака с 83 тысяч до двух тысяч гектар. А вот при президенте Карзае, который пришёл на этот пост после вторжения США в Афганистан, опиумные площади, по данным из открытых источников, опять выросли — до 30 тысяч гектаров.

Характерная деталь — американцев афганский наркотрафик не очень-то беспокоил. Причём настолько, что по просьбе полевых командиров, которые имели огромный авторитет среди народа, Вашингтон даже выделил средства на новые системы водораспределения, которые использовали в том числе для полива мака. Одновременно США поставляли в Афганистан до 250 тысяч тонн муки в качестве гуманитарной помощи. И лишали тем самым афганцев всякого стимула выращивать у себя пшеницу — гектар, засеянный ею, приносил бы лишь 220-250 долларов в год, а вот гектар мака прибавлял в карман хозяина по четыре тысячи долларов ежегодно, что в десятки раз больше того, что зарабатывали за тот же период афганские врачи, учителя или полицейские.

А в июле 2020 года в российском МИД публично объявили: то, что американцы имеют отношение к торговле наркотиками в Афганистане, является секретом Полишинеля. Об этом СМИ заявил директор Второго департамента Азии Министерства иностранных дел РФ Замир Кабулов — по его словам, всё это хорошо известно Кабулу, однако все к такому положению дел привыкли и махнули рукой.

Талибов, между тем, роль всемирного наркодилера не устраивает. Официальные заявления первых лиц временного правительства Афганистана говорят об обратном — 24 сентября 2021 года замминистра культуры и информации временного правительства Афганистана Забиулла Муджахид заявил, что выращивание конопли в стране является серьёзной проблемой, что фермерам надо дать альтернативу, и в этих вопросах талибы рассчитывают на помощь «многих стран, включая Россию». В частности, речь идёт о пресечении наркотрафика, что  высокопоставленный талиб назвал одним из важных направлений работы новых властей Афганистана.

Талибы заявляют о внешнем вмешательстве

Сегодня эксперты в России активно обращают внимание на то, что другие страны не стесняются идти на сотрудничество с временным правительством Афганистана, даром что оно сформировано »Талибаном». Лидером здесь выступает сверхпрагматичный Китай — как рассказал нашему изданию Семён Багдасаров, Пекин ещё несколько лет назад договорился о том, чтобы крупнейшие афганские месторождения меди и серебра стали ему подконтрольны. А охранять их взялись именно талибы.

Да и в целом активность КНР на афганском направлении впечатляет. И касается это не только действий гуманитарных (14 сентября власти Китая заявили о предоставлении Афганистану финансовой помощи на 200 миллионов юаней, то есть примерно на 31 миллион долларов, а также трёх миллионов доз вакцин от COVID-19) или экономических (одна из китайских компаний уже изучает возможность работ на втором по величине в мире афганском руднике Айнак, запасы меди на котором составляют примерно 11 миллионов тонн). Речь идёт и о поддержке политической. 15 сентября этого года постпред Китая в отделении ООН в Женеве Чжан Цзюнь потребовал привлечь США к ответственности за «совершённые в Афганистане военные преступления». И добавил, что военное вмешательство Штатов в Афганистане является «основной причиной гуманитарной катастрофы в стране».

© Oliver Weiken/DPA / Picture Alliance

Это даёт пищу размышлениям о том, каковы могут быть интересы России в современном Афганистане. По словам Семёна Багдасарова, на карте полезных ископаемых страны, которыми, кстати, афганская территория очень богата, нашу страну может особо заинтересовать одно из крупнейших в мире месторождений лития в провинции Газни. Почему России не обеспечить своё присутствие не нём? — именно так предлагает ставить вопрос эксперт.

Читайте также:

• Талибы обвинили Таджикистан во вмешательстве в дела Афганистана • Совбез ООН продлил на полгода миссию в Афганистане • О чём договариваться с талибами

Впрочем, наряду с афганскими перспективами не стоит забывать и об угрозах. Военные аналитики заявляют, что одной из ключевых задач России на афганском направлении сегодня — ни в коем случае не ввязаться в возможный конфликт на границах Афганистана. А его вероятность, как отмечают аналитики, велика. Как 27 сентября передал ТАСС, сразу два представителя временного правительства  - замруководителя кабмина Абдул Гани Барадар  и зампредседателя правительства талибов Абдул Салам Ханафи — публично заявили о вмешательстве Таджикистана во внутренние дела Афганистана. По мнению представителей «Талибана«, именно с таджикской территории, где, по некоторым данным, может находиться лидер сопротивления талибам Ахмад Масуд-младший, готовится военное вторжение в их страну. Масла в огонь подлило и то, что президент Таджикистана Эмомали Рахмон в конце сентября принял республиканский военный парад не в столице Душанбе, а в Дарвазском районе, что находится на границе с Афганистаном.  

Если нервы у талибов не выдержат и они решатся-таки взять под свой контроль часть территории Таджикистана, (это, как уверяют специалисты, возможно, если перекрыть всего лишь две-три транспортные артерии), то власти страны, где, напомним, располагается российская 201-я дивизия, наверняка обратятся за помощью к союзникам по Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). А в ней ключевую роль играет Россия. «Мы можем втянуться в очень серьёзный конфликт на афгано-таджикской границе, чего нельзя ни в коем случае допускать», — предупреждает Семён Багдасаров.

Большой знак вопроса

Таковым сегодня представляется политологам Афганистан в геополитической перспективе. Как считает сенатор Алексей Пушков, возглавляющий Комиссию Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ, талибы не будут нацелены на внешнюю экспансию, так как заинтересованы в создании «собственного исламского государства». «Какими бы фанатиками они ни были, талибы понимают — народ надо кормить, поить, надо выстраивать инфраструктуру и желательно её развивать. Для этого им понадобятся экономические связи и международные контакты. И здесь большую ставку они делают на связи с Китаем», — пояснил он.

Что касается отношений временного правительства Афганистана с Россией, то наша страна, как отмечает Пушков, чётко дала понять — она не допустит вмешательства талибов в дела стран — участниц ОДКБ. И до сих пор сигналы, которые идут от временного правительства, подтверждают — талибы не ставят под вопрос безопасность этих государств, требуя лишь невмешательства в свои внутренние дела.

Впрочем, Афганистан может стать источником внешней агрессии — в том случае, если превратится в плацдарм для базирования и действий террористических организаций. Такой сценарий уже реализовывался в первый приход „Талибана“ (запрещён в РФ) к власти во второй половине 90-х годов — тогда Афганистан стал прибежищем для ряда террористических группировок, включая »Аль-Каиду». Сегодня есть такая угроза, например, со стороны боевиков ИГИЛ (организация, запрещённая в России) и членов «Исламского движения Восточного Туркестана». Станет ли Афганистан местом их постоянной дислокации? Или талибы выдавят их из страны ради хороших отношений с Китаем и Россией? — вопросы, на которые только предстоит ответить новым властям Кабула.