Людмила Нарусова об акции «Великие имена России»

В настоящее время уже подводятся предварительные результаты «опроса населения» по присвоению аэропортам страны имён великих исторических личностей.

Под видом воспитания патриотизма и увековечения памяти национальных героев Общественная палата РФ и ВЦИОМ перессорили население регионов, нарушив столь желанное и хрупкое единство народа.

В самом деле, Архангельск — родина Ломоносова — не получил это имя, а его присвоили аэропорту Домодедово, где никогда не ступала нога нашего гения. Пенза (в имении Тарханы родился Лермонтов) спорит с Минеральными Водами, где он похоронен. Император Николай II — всероссийский — почему-то обосновался в Городе-герое Мурманске, а Пётр I, основавший Петербург, поселился в Воронеже, где провёл несколько дней (как, впрочем, и в других городах России).

Нет не только никакой логики или единого принципа, но и весьма сомнительным является само «всенародное обсуждение».

Всенародное обсуждение, как оно у нас проводится, стало одним из высших достижений кабинетно-аппаратной мысли: форма соблюдена, а последнее слово полностью остаётся за аппаратом. В процедуре «всенародного обсуждения» всё зыбко и неопределённо: сроки, характер проведения, учёт мнений, высказанных в процессе обсуждения, подведение итогов. При такой нечёткости всё поддается манипулированию и корректировке, в ходе «обсуждения» происходит обработка общественного мнения путём тенденциозного подбора материала по «письмам трудящихся» для центральной прессы и телевидения.

Очень большое недоверие вызывает в акции «опрос населения». На пленарном заседании Совета Федерации 11 декабря сего года я попросила коллег — представителей всех регионов страны — поднять руку тех, кто получил вопрос акции о названии «своего» аэропорта. Никто. Кому звонят, кого опрашивают, как идёт подсчёт голосов, кто это контролирует — всё это покрыто тайной и сама процедура непрозрачна и оставляет возможность для манипулирования.

Иное дело референдум. Референдум — способ прямого участия всего народа в решении важнейших вопросов жизни общества.

Во время референдума гражданам предлагается сделать выбор из чётких и ясных альтернативных решений. Именно так — референдум в 1991 году вернул Ленинграду имя Санкт-Петербург.

Альтернативы — всенародное обсуждение или референдум — не существует. Если всенародное обсуждение даёт лишь не поддающуюся контролю функцию вместо народного волеизъявления, то результатом референдума всегда является подлинное мнение народа. Поэтому аппаратное изобретение — так называемое всенародное обсуждение — необходимо как можно быстрее заменить референдумом.

Акция — яркий пример правового нигилизма, ибо она противоречит Федеральному закону от 18.12.1997 года №152-ФЗ «О наименованиях географических объектов».

Тем более что есть единый день голосования, где можно и сформулировать вопрос о целесообразности самой акции, а также возможные варианты.

И последнее.

Акция — яркий пример правового нигилизма, ибо она противоречит Федеральному закону от 18.12.1997 года №152-ФЗ «О наименованиях географических объектов», в котором указано, что присвоение географическим объектам (то есть имеющимся названиям аэропортов) имён выдающихся личностей допускается только для безымянных объектов!

В настоящее время в законодательстве РФ отсутствуют правовые нормы, предусматривающие дополнения существующих названий географических объектов. Так что нас в очередной раз развели? Или, может, идея создания платных музеев истории личностей в одноименных аэропортах — с целью «воспитания патриотизма» — очередной бизнес-проект — перевесила все законы и здравый смысл?

Ещё материалы: Людмила Нарусова

Просмотров 1592

13.12.2018 00:01



Загрузка...

Популярно в соцсетях