Крашенинников: Наказание для лидеров ОПГ — большой шаг в развитии уголовного законодательства

Крашенинников: Наказание для лидеров ОПГ — большой шаг в развитии уголовного законодательства

Павел Крашенинников. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

Владимир Путинвнёс в Госдуму законопроект о введении уголовного наказания для главарей организованных преступных группировок (ОПГ), а также для участников их сходок — организаторов и авторитетов. Среди наказаний — до 20 лет тюрьмы, пожизненное заключение и миллионные штрафы. Когда парламентарии собираются впервые обсудить предложенные главой государства новации, кого позовут на заседание ответственного за прохождение документа​ комитета Госдумы и нужно ли сегодня в целом корректировать Уголовный кодекс, в интервью «Парламентской газете» рассказал глава Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

- Павел Владимирович, в какие сроки планируется рассмотреть законопроект?

- Всё должно быть по порядку. 15 февраля у нас будет совещание с коллегами, где мы этот вопрос точно решим — мы должны проанализировать документ. Необходимо пройти все предварительные процедуры — выслушать мнение правоохранителей, президентской администрации, представителей судебной системы, затем вынесем проект на заседание нашего комитета. На заседании Совета Думы документ должен быть рассмотрен 18 февраля.

- Но в целом затягивать не планируете?

- Нет, до конца февраля вряд ли будет возможно сделать всё, что я сказал, но в марте, думаю, документ будет рассмотрен. Напомню, что в настоящее время в Уголовном кодексе есть наказание для главарей группировок, но только в том случае, когда они организовывают преступное сообщество, а за сам факт лидерства пока наказать нельзя.

- Как же можно будет этот факт точно установить?

- Кто такой лидер? Это тот, кто не просто отдаёт приказ совершить преступление, а является идейным вдохновителем, направляет, подсказывает. Все мы в принципе понимаем, что эти люди, если можно так выразиться, между собой встречаются на сходках, делят территории и тому подобное. Это хорошо описано в литературе, показано в кино, но в законодательстве об этом пока нет ни слова. Президент посчитал нужным ситуацию исправить. И это очень важно, потому что часто не человек, который даёт команду совершить преступление, является главным преступником, а тот, кто ему до этого дал указание решить ситуацию подобным образом.

- Не слишком ли гуманна та часть инициативы, которая предусматривает освобождение от наказания главарю, идущему на сделку со следствием?

- Это не новшество. Сделка со следствием — для преступника возможность избежать сурового наказания, а для следователей — быстрее раскрыть преступление. Важно, чтобы при рассмотрении дела в суде государственный обвинитель подтвердил активное участие обвиняемого в раскрытии и расследовании преступления, уголовном преследовании других соучастников преступления. Иначе суд может принять решение о проведении судебного разбирательства в общем порядке.

​ 

— Вам известен процент раскрытых таким образом дел?

- Я думаю, что это вопрос лучше задавать правоохранителям. Но то, что этот процент существует, — уверяю вас.

- Как вы считаете, нужно ли менять наказания за особо тяжкие преступления или у нас всё хорошо с Уголовным кодексом в этом вопросе?

- У нас с Уголовным кодексом в принципе всё хорошо быть не может и не было уже долгое время. Дело в том, что преступность​ развивается быстрее законодательства. А та ответственность, которая предусмотрена сейчас за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, часто не соответствует ужасу совершённых деяний. Поэтому, уверен,​ дифференциация наказаний должна быть более явная именно по нетяжким и по тяжким преступлениям. И вот над этим нам впереди ещё предстоит большая работа.

Просмотров 2234

15.02.2019 11:59



Загрузка...

Популярно в соцсетях