Клишас назвал политически мотивированным решение ЕСПЧ о выплате Грузии 10 млн евро

Клишас назвал политически мотивированным решение ЕСПЧ о выплате Грузии 10 млн евро

ФОТО: ПГ/ИГОРЬ САМОХВАЛОВ

Глава Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас отметил, что решение, принятое Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) в отношении России по жалобе Грузии является политически мотивированным, а также может противоречить российской Конституции.

В четверг ЕСПЧ обязал Москву выплатить компенсацию в 10 миллионов евро по межгосударственной жалобе по коллективному выдворению в 2006 году из России граждан Грузии, которые не имели законных оснований там находиться.

«Принятое Большой Палатой ЕСПЧ постановление является достаточно спорным как по своему содержанию, так и по обстоятельствам, связанным с его принятием», — приводятся слова сенатора на сайте Совфеда. 

По словам Клишаса, при принятии решения был нарушен принцип состязательности, который лежит в основе любого судебного процесса. Это произошло в результате «совершенно непропорционального перераспределения бремени доказывания», в связи с тем, что, по мнению ЕСПЧ, Россия должна была представить «убедительные доказательства» отсутствия нарушений международных норм в отношении граждан Грузии в 2006 году.

«Приняв, хотя и после «предварительного изучения», представленный грузинской стороной список лиц, в отношении которых предположительно было допущено нарушение ЕКПЧ (Европейской конвенции по правам человека — прим. ред.), без какого‑либо обоснования соответствующих нарушений государством-заявителем, Большая Палата ЕСПЧ фактически указала на необходимость самостоятельного поиска и опровержения таких нарушений со стороны РФ», — отметил сенатор.

Учитывая, что с событий 2006 года прошло значительное время, такой прдход создал для Москвы существенные препятствия для обоснования отсутствия предполагаемых нарушений в отношении каждого конкретного гражданина Грузии, указал он.

Кроме того, сомнения в беспристрастности постановления ЕСПЧ возникают в связи с тем, что Россия по‑прежнему ограничена в правах в рамках деятельности ПАСЕ, в том числе это касается права избирать судей Европейского Суда.

«Подобные ограничения даже при прочих равных обстоятельствах дают основания полагать, что соответствующие решения являются исключительно политическими мотивированными, направленными не на защиту прав граждан, а на понуждение государства к определенным действиям, совсем не связанным с предметом судебного разбирательства», — сказал Клишас. 

Он также указал, что постановления Большой Палаты ЕСПЧ являются окончательными и не могут быть обжалованы в рамках системы этого суда, поэтому невозможно обжаловать постановление по делу Грузия против России.

«В то же время есть серьезные основания для того, чтобы рассматривать принятое Большой Палатой ЕСПЧ постановление в качестве противоречащего национальному конституционному порядку, что позволяет исследовать соответствующий вопрос в рамках деятельности Конституционного Суда, компетентного рассматривать дела о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека», — отметил парламентарий.

Принимая такие решения, Европейский Суд фактически не оставляет национальному правопорядку иного варианта, чем применение механизма конституционного контроля, так как Россия, признав в 1998 году юрисдикцию ЕСПЧ, исходила из необходимости реализации принципа правовой определенности в своей правовой системе, указал Клишас.

«Между тем, ряд решений ЕСПЧ — в том числе и решение по делу «Грузия против России» — принципу правовой определенности явно не отвечают. Именно для реализации принципа правовой определенности механизм соответствующего запроса в Конституционный Суд и существует», — сказал он.

По его словам, вероятно, что при рассмотрении соответствующего запроса Конституционным Судом, нужно будет определить, насколько соотносится с российской Конституцией избранный ЕСПЧ подход. Клишас указал, что в рамках этого подхода при отсутствии достаточных доказательств нарушения прав граждан Грузии, межгосударственный орган присуждает им компенсацию. Вопросы также могут возникнуть в связи с примененной методикой распределения бремени доказывания, и в связи с тем, что в ЕСПЧ фактически не исследовали вопрос о наличии нарушений Конвенции в отношении каждого конкретного грузинского гражданина, отметил Андрей Клишас. 


В 2014 году ЕСПЧ вынес решение в пользу Грузии, постановив, что Москва нарушила некоторые положения Европейской конвенции по правам человека при выдворении граждан Грузии. Суд признал нарушение Москвой некоторых положений Европейской конвенции по правам человека, но не определил сумму денежной компенсации.

В России тогда указывали, что выявленные «нарушения» касаются только депортации незаконных мигрантов, при этом суд не выявил фактов выдворения грузинских граждан, находившихся в России законно, а также ущемления прав этнических грузин, являющихся гражданами РФ.

В июле 2015 Грузия обратилась в Европейский Суд с целью взыскать с России 70,32 миллиона евро «для возмещения морального ущерба».

Как указывали в Минюсте России, ЕСПЧ отказал в удовлетворении требования грузинской стороны о взыскании с России 70 миллионов 320 тысяч евро, определив в итоге сумму в размере 10 миллионов евро. По данным ведомства, суд воспринял доводы Москвы, обязав Тбилиси предоставить полный список лиц, которые могут считаться пострадавшими. При этом ЕСПЧ отклонил требования Грузии о том, чтобы в дальнейшем можно было дополнять этот список.

Также в Минюсте отметили, что ЕСПЧ отказался принять за основу представленные Тбилиси сведения о том, что в результате депортации якобы пострадали 4634 человека. Европейский Суд использовал при расчетах данные, предоставленные Россией, и уменьшил общее число пострадавших до 1,5 тысяч человек.

Автор: Алина Пятигорская

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 1969

01.02.2019 18:29



Загрузка...

Популярно в соцсетях