Пример

Как нельзя делать: миграционная политика США

На первом месте стран с наибольшим притоком мигрантов находятся США, на втором месте — Россия и Германия. Более 46 миллионов современного населения США родилось в других странах, более 11 миллионов находятся в стране нелегально.

Краеугольный камень современной западной идеологии — политика мультикультурализма и разнообразия, опираясь на которую обосновывается приемлемость и желательность массированной иностранной миграции.

Не сумев разрешить межрасовые проблемы между чернокожими и белыми американцами, под давлением политиков-демократов (представителей Демократической партии США) была провозглашена политика поощрения массовой миграции из Латинской Америки и Азии, что увеличило уровень межнациональной вражды. Ещё в 2007 году опросы показывали, что 93 процента латиноамериканцев (испаноговорящих), 92 процента чернокожих и 73 процента выходцев из Азии считают наличие расизма важной и очень важной проблемой в США.

Начиная с 1954 года правительство США продвигало политику расовой интеграции. Несмотря на 60-летнюю государственную пропаганду, отсутствием межэтнических и межрасовых проблем в США могут похвастаться только голливудские кинофильмы, общее количество межрасовых браков в США не превышает восьми процентов, а количество убийств в них в семь раз больше среднестатистического уровня. Принадлежность к одной расе и этносу всё больше становится центральным фактором, определяющим поведение в школе, институте, на работе и в бытовой жизни для латиноамериканцев, выходцев из Азии и чернокожих американцев. Используя борьбу с сегрегацией и расизмом в качестве инструмента получения дополнительных конкурентных преимуществ, в действительности они сами практикуют сегрегацию. Они предпочитают отдавать детей в те школы, в которых представители их рас и этносов составляют большинство. Например, уже в 2005 году 78 процентов латиноамериканцев посещали школы, где белые американцы не были большинством. Несмотря на то что многие из них имеют возможность выбирать место для проживания, они предпочитают районы с доминированием представителей своего этноса и расы. В тех случаях, когда мигранты становятся собственниками зданий или земли, они предпочитают сдавать их в аренду представителям своей группы. Для получивших право голосовать именно расовые и этнические соображения практически полностью предопределяют их выбор своего кандидата.

Политика мультикультурализма стала идеологическим обоснованием для отказа новых мигрантов от принятия американской идентичности. Проведённые в 2001 году опросы показали, что только 33 процента граждан-латиноамериканцев в США считают себя американцами, а большинство идентифицируют себя со страной своего предыдущего проживания или считают просто латиноамериканцами. В 2009 году опросы Pew Hispanic Center показали, что в 42 процента семей молодых латиноамериканцев учили гордиться своей страной и только в 29 процентах говорили о гордости за США. Среди 12 миллионов мексиканских американцев 69 процентов заявили, что для них первична лояльность Мексике (20 процентов поставили на первое место США). Многие из них негативно относятся к США как к стране, которая захватила их территорию, а подавляющее количество оговаривают, что после смерти хотят быть похоронены в Мексике.

Миллионы латиноамериканских граждан США не имеют потребности перенимать американскую культуру и чувствуют себя комфортно без использования английского языка. Если в 1992 году среди латиноамериканцев таких было 35 процентов, то к 2003 году их количество возросло до 44 процентов. Уже в 2006 году 81 процент латиноамериканцев предпочитали не говорить дома на английском и 90 процентов получали новости из СМИ на своём языке. Сотни испаноязычных радиостанций, телевизионных каналов и газет сформировали всё увеличивающиеся «лингвистические анклавы» (определение известного ученого Сэмюэля Хантингтона). Уже в 2003 году 53 процента жителей Лос-Анджелеса трудоспособного возраста имели проблемы с заполнением анкет при приёме на работу. Снижение значения английского языка де-факто поддерживается усилиями властей США — подписанный Биллом Клинтоном указ №13166 предписывал, чтобы местные органы власти переводили все официальные документы на язык, которым владеют более 3000 человек на их территории.

Для полиции таких городов, как Лос-Анжелес, обычной практикой стало подавление межрасовых столкновений с участием сотен учеников. Ещё в 2004 году более 60 полицейских подавляли драку около тысячи латиноамериканских и чернокожих учеников школы Джордан. Расовая ненависть и убийства стали неотъемлемой чертой тюрем США. Например, одни из беспорядков начались после того, как был убит белый американец — заключённый, который нарушил неформальный порядок, отражавший сложившийся в тюрьме «расовый баланс сил»: латиноамериканцы ели первыми, затем чернокожие, а последними белые американцы.

Данные министерства юстиции США показывают, что такие преступления, как грабеж или разбой, выходцы из Латинской Америки совершают более чем в четыре раза чаще, чем белые американцы. В апреле 2017 президент США Дональд Трамп написал: «Слабость иммиграционной политики администрации Барака Обамы позволила плохим бандам MS-13 распространиться на города по всем Соединённым Штатам». Созданная в 80-х годах в Лос-Анджелесе группировка на 90 процентов состоит из нелегальных мигрантов, насчитывает более 40 тысяч членов и занимается наркоторговлей, торговлей людьми, грабежами, рэкетом и организацией проституции с участием несовершеннолетних. Из США преступная группа с девизом «Mata, Viola, Controla» («Убивай, насилуй, подчиняй». — Прим. ред.) расширила свою деятельность на многие страны мира и стала известна акциями устрашения с жестокими пытками и убийствами, а также тем, что отправляет своих членов на службу в вооружённые силы США для получения военной подготовки.

Другая американская организованная преступная группировка 18th Street Gang (Barrio 18) возникла в 1960-х в Калифорнии, на 80 процентов состоит из нелегальных мигрантов, насчитывает более 50 тысяч человек в 120 городах США и специализируется на наркоторговле, заказных убийствах, похищениях, грабежах. Только в Лос-Анджелесе за ней числиться более 250 убийств. Из США она распространила свою деятельность на Центральную Америку.

К этому списку можно прибавить сотни других ОПГ, например, созданную мигрантами из Доминиканской Республики группировку «Тринитарио», мигрантами из Мексики — «Лос Ацтекас», латиноамериканскими мигрантами — Latin Kings и другие. Ещё в 90-х годах в Чикаго насчитывали до 70 тысяч нелегальных мигрантов, состоящих в преступных группах. В округе Лос-Анджелес насчитывается более 700 банд и 80 тысяч их членов. По данным ФБР, 80 процентов преступлений в США совершается уличными бандами, которые на 82 процента состоят из латиноамериканцев и чернокожих американцев. Уже в 2009 году приблизительно два процента новобранцев армии США были членами банд.

При этом уровень криминализации среди латиноамериканцев растёт — среди уже родившихся в США в группе от 15 до 26 лет он в 1,5 раза больше.

Около 3,5 процента от населения США являются нелегальными мигрантами, из общего уровня деторождения на них приходится порядка семи-девяти процентов (все они автоматически становятся американскими гражданами), а среди заключённых количество нелегальных мигрантов достигает 23 процентов.

Почему же, несмотря на резкое увеличение нелегальных мигрантов, количество депортаций в конце президентского срока президента-демократа (члена Демократической партии) Барака Обамы уменьшилось до уровня 2007 года? Почему, несмотря на очевидную связь между нелегалами и преступностью, эта тема является в США табуированной? Почему американским СМИ не рекомендуется использовать выражение «нелегальный мигрант», а заменять его на «мигрант без документов»?

Дело не только в том, что американский бизнес заинтересован в дешёвой рабочей силе. Дело в том, что вместо убеждения имеющихся избирателей американские политики-демократы создали машину по созданию новых граждан, которые были обязаны им лично за своё гражданство и готовы были за них голосовать. Этими новыми гражданами стали мигранты. Именно ради своей власти — победы на выборах -  политики-демократы, в отличие от республиканцев, стали максимально поощрять миграцию, упрощённое получение ими гражданства. Во многих случаях это носило самый простой и бесхитростный в своём цинизме характер. Например, американские СМИ писали о том, что главный политический советник Билла Клинтона, а при Бараке Обаме руководитель аппарата Белого дома Рам Эмануэль сделал стандартной практикой массовые церемонии предоставления гражданства на стадионах. Например, в Чикаго его получали более десяти тысяч мигрантов за один раз с одновременной регистрацией их в качестве избирателей-демократов.

Поддержание лояльности одновременно требовало от демократов лоббирования интересов самих мигрантов, требования которых доходят до полного отказа от борьбы с нелегальной миграцией. В 2016 году это требование выдвигали более 86 процентов граждан США латиноамериканского происхождения. Во многом для них Барак Обама ввёл программу остановки депортации для нелегальных мигрантов, которые въехали в США в детском возрасте и которой воспользовались более 800 тысяч человек. Это помогло ему переизбраться в 2012 году при поддержке 71 процента избирателей латиноамериканского происхождения и 73 процентов от избирателей — выходцев из Азии. Предвыборная программа Хиллари Клинтон обещала запретить депортацию пяти миллионов нелегальных мигрантов, и в 2016 году она получила 66 процентов от избирателей латиноамериканского происхождения. Пропагандистская кампания партии по поддержке миграции привела и к тому, что с 1994 года по 2017 год количество избирателей-демократов в США, поддерживающих миграцию, увеличилось с 32 до 84 процентов.

Именно благодаря прямой заинтересованности политиков-демократов в голосах мигрантов в городах с большим процентом нелегалов появился феномен «городов-убежищ», в которых местные власти открыто противодействуют федеральным службам выявлять нелегальных мигрантов и законодательно запрещают местной полиции проверять документы на право нахождения на территории США не только подозрительных, но и совершивших преступления лиц. Например, избранный от демократов мэр Сан-Франциско Арт Агнос разослал каждому сотруднику полиции информацию о том, что он запрещает им сотрудничать с федеральной миграционной службой, а мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани в 2001 году запретил передавать ей информацию о нелегальных мигрантах. Задерживающие наркоторговцев — нелегальных мигрантов полицейские вынуждены их отпускать, опасаясь «реакции латиноамериканской общины», а за передачу информации миграционной службе подлежат дисциплинарному взысканию.

Неотъемлемой составляющей политической системы США стало лоббирование интересов мигрантов, включая нелегальных, поддержка тенденции на расширение миграции и укрепление этнических групп, не собирающихся принимать американскую культуру и даже сохраняющих лояльность другим странам. Показательна и неудача попытки президента США Дональда Трампа даже символически уменьшить миграцию.

Научно доказано, что высокий уровень этнической и лингвистической фрагментации и поляризации — ровно то, к чему официально стремится США, — является фактором торможения экономического роста и негативно влияет на качество и объём общественных благ, снижает уровень образования и политической стабильности, а также провоцирует гражданские войны. Анализируя ситуацию в различных странах мира, специалисты МВФ также показали, что высокий уровень этнической фрагментации способствует развитию коррупции. Однако научные выводы никак не помешали тому, что поддержка миграции получила в США своё идеологическое оформление в виде политики мультикультурализма, которая доминирует на официальном уровне и в СМИ.

Согласно прогнозам, после 2020 года в группе младше 18 лет, а к 2042 году среди всего населения США большинством станут выходцы из Азии, чернокожие американцы и латиноамериканцы, большинство которых не собирается воспринимать американскую идентичность и культуру.

Ещё материалы: Максим Григорьев

Просмотров 7715

24.11.2017 00:00

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях