Донбасс. Международное присутствие

ДНР и ЛНР — в центре растущего мирового публичного интереса. Это надо признавать. Они многими воспринимаются как строители современной практики регионального самоуправления, отражающей демократические тренды мирового порядка.

С другой стороны, их рассматривают в качестве геополитических образований, втянутых в национальный конфликт незаконными и аморальными действиями центральной власти, которые в самой вызывающей форме нарушают конституционные принципы и международно-правовые обязательства страны.

Объективные внешние акторы (отдельные государства и межправительственные организации) видят в такой ситуации отголоски государственного кризиса Украины, заполнение её политической, экономической, дипломатической, ресурсной, финансовой компетенции, присущей реальному суверенитету, деятельностью на украинской территории и внутри институтов власти Госдепартамента, Минфина, Минобороны, Минюста США, МВФ, разведсообщества НАТО, дипломатами Евросоюза, ТНК и другими «директориями» внешнего управления даже тех стран, которые, как мы видим, числятся членами ООН, владеют навыками международной правосубъектности.

Ещё один аспект со знаком минус украинского прецедента связан с констатацией наличия нигилистского подхода руководства страны к международному правоприменению.

Во внешней политике Украины спекулятивные ссылки на уважение общепризнанных стандартов, приоритет Устава ООН — обычное дело. Также обыденным стало системное нарушение ею основных и специальных международных нормативов. Отсюда и объяснение юридического нигилизма, отрицания верховенства права при регулировании проблематики Юго-Востока.

Иллюстрация тому — неэффективность, нарушение международных обязательств Украины. Примеры тому мы находим в различных аспектах. Среди них — право договоров, консульское и дипломатическое, право международных организаций и конференций, речное и морское право, безопасности и, конечно, международное гуманитарное право, а также институты, закрепляющие законы и обычаи войны, их действия в условиях гражданских конфликтов. Как ни парадоксально прозвучит, но опыт региона Донбасс — крупнейшего в Европе и Евразии — может стать основой для преодоления «критической массы» в действующих международных пространствах и формирования антикризисной программы развития международного права, на которую имеется существенный запрос.

В обозначенном аспекте исключительное значение приобретает выборная кампания 11 ноября 2018 года в ДНР и ЛНР. Да, к ней неоднозначное отношение. Такими же различными будут, судя по всему, и оценки итоговых результатов. Об этом говорят, в частности, недавние декларации ряда членов Совета Безопасности, Евросоюза, Европарламента, МИД Украины.

Поэтому сегодня важно отметить ряд позитивов, которые сопровождают организацию голосования в республиках и которые в значительной мере повлияют на качество внешних оценок со стороны государств, международных организаций, общественности, представителей СМИ. Эти позитивы — продукт современной международной нормативной и политической системы.

Во-первых, право на проведение выборов и референдумов в Донбассе напрямую не зависит от факта признания республик и опирается на общепризнанные принципы демократии и регионального самоуправления.

Во-вторых, оно органично связано с фундаментальными правами и свободами человека и гражданина, закреплёнными во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Европейской конвенции 1950 года, Пактах о правах человека, принятыми Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году.

Устойчивого развития и самостоятельности социальных институтов, о чём говорится в минских договорённостях, без их эффективной имплементации, в том числе посредством участия в выборах, не достичь.



В-третьих, подготовка и проведение публичной кампании в ДНР и ЛНР даже при самой плотной критике  демонстрирует гармоничное применение её субъектами общеобязательных электоральных стандартов, установленных ОБСЕ, Советом Европы, СНГ, правил, рекомендованных Венецианской комиссией. Среди них — нормы конкуренции, открытости, гендерного равенства, тайны голосования, доступа наблюдателей. О последнем следует сказать особо, предваряя, в частности, угрозы Киева в адрес внутренних и внешних наблюдателей, вплоть до применения репрессивных мер, что противоречит международным обычаям и цивилизованной культуре диалога.

Судя по предварительным данным, число стран, от которых направлены так называемые «observers» (наблюдатели), превышает цифру 20-25. В реальности фронт участников будет более широким. Он объединяет несколько категорий: представители государств (Абхазия, Южная Осетия), международных структур, международные эксперты, депутаты, средства массовой информации и другие. Исходя из специфики кризиса в Украине, можно прогнозировать на выборах в Донбассе большой объём дистанционного наблюдения. Эта форма электоральной дипломатии позволяет, с одной стороны, получить конкретные для анализа результаты, с другой -  обойти отдельные стенды напряжения и не вызывать излишние осложнения. Она активно применяется в современной практике.

Таким путём однозначно пойдут, например, все иностранные загранучреждения на территории Украины, которые уже сегодня имеют соответствующие задания по Донбассу из своих столиц. Будущие выборы в зоне внимания, естественно, потенциала Совета Безопасности, ЭКОСОС, Международного суда ООН, ОБСЕ, Совета Европы (ПАСЕ), Евросоюза и иных международных институтов.

В-четвертых, позитивные целеполагания выборной кампании. В этом сомневаться не приходится. ДНР и ЛНР, проживающее в них население, настроены на реализацию минских договорённостей. Ориентиры — социально-экономическое, экономическое, научное развитие территорий, эффективные трансграничные региональные связи, поддержание внутреннего правопорядка и правоохранительной системы. Для Донбасса легитимная власть нужна в позитивно-критическом ключе, для прикладного регулирования многих актуальных проблем, в том числе и для многосторонних переговоров с официальным Киевом, в том числе после реновации его власти в ходе президентских и парламентских выборов 2019 года.

Выборы в Донбассе 11 ноября 2018 года, об этом можно говорить уже сегодня, — не акт территориального эгоизма и сепаратизма. Они формируют специфический опыт государственного строительства в сложных геополитических и экономических условиях XXI века. Подобный социально-политический, государственно-правовой продукт требует внимания со стороны международного регионального сообщества. Идя таким путём, мы цивилизованно укрепляем современное управление на платформе гармонизации интересов человека, народов, наций и государств.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен

Ещё материалы: Василий Лихачёв

Просмотров 968

09.11.2018 11:13

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...