Деградация европейской модели защиты прав и свобод на примере ограничения права на квалифицированную юридическую помощь

28.12.2022 11:45

6 октября 2022 года Европейская комиссия приняла очередной, восьмой, пакет санкций, который, среди прочих ограничений, ввел запрет на оказание европейскими юристами юридических услуг российским компаниям по вопросам применения санкционного законодательства, за исключением случаев обращения за такими услугами в целях разрешения споров в судах. В своих разъяснениях от 27 декабря 2022 года Европейская комиссия по данному вопросу пояснила, что, поскольку обязанности по соблюдению санкционных ограничений возложены на европейских субъектов, российские компании не должны иметь возможности обращаться к европейским юристам за подобного рода консультациями.

Вопрос доступа субъектов правоотношений как физических, так и юридических лиц к квалифицированной юридической помощи является одним из ключевых показателей развития национального правопорядка и уровня обеспечения субъективных прав и свобод. А наличие или отсутствие возможности получить правовую помощь напрямую влияет на способность того или иного субъекта выступать полноценным участником правоотношений, реализовывать права и исполнять обязанность, равно как и иметь доступ к надлежащим правовым процедурам. При этом необходимо понимать, что оказание юридической помощи, традиционно приобретающей особую значимость в уголовно-правовом контексте по понятным причинам, является неотъемлемой частью также и частно-правовых отношений.

В свою очередь, создание условий для обеспечения надлежащего правового режима доступа к юридической помощи является неотъемлемой обязанностью любого современного развитого правового государства. Конституционный суд РФ в этой связи в Постановлении от 23.01.2007 г. № 1-П небезосновательно подчеркивал, что общественные отношения по поводу оказания юридической помощи находятся во взаимосвязи с реализацией конституционной обязанности государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа каждого к правовым услугам и возможности привлечения каждым лицом, заинтересованным в совершении юридически значимых действий, квалифицированных специалистов в области права, — именно поэтому они воплощают в себе публичный интерес, а оказание юридических услуг имеет публично-правовое значение. Однако, к сожалению, подобный, казалось бы, непоколебимый публичный интерес может быть отодвинут в сторону ради достижения определенных политических целей.

Европейская комиссия, вводя соответствующие ограничения, по сути, подрывает саму правовую суть квалифицированной юридической помощи как института, направленного на поддержание нормального функционирования всей правовой системы, обеспечение удовлетворения и защиты частных и публичных интересов. В данном контексте нельзя не согласиться с позицией Конституционного суда РФ, который в Постановлении от 18.07.2019 г. № 29-П справедливо указывал, что квалифицированная юридическая помощь, включая адвокатскую деятельность, выступает в конечном счете обеспечительно-правовым инструментом формирования гармоничных отношений между личностью и властью, равно как и функционирования самой власти в соответствии с требованиями верховенства права. Совершенно не способствует этому практика введения необоснованных избирательных ограничений на оказание юридической помощи для определенной категории субъектов на основании их национальной принадлежности (места инкорпорации).

Не менее значимым в данном контексте является транслируемый Еврокомиссией в этой связи общий посыл — российские лица не должны иметь доступа к квалифицированной юридической помощи. Вводимые в данном контексте обязанности по ограничению ее предоставления распространяются на европейских субъектов, которые должны каждый раз проводить тщательный анализ конкретного случая обращения за их услугами и, как следствие, возможных рисков сотрудничества с «токсичными» российскими лицами.

И хотя Европейская комиссия в своих разъяснениях сформировала исключения из общего правила, когда юридическая помощь все же может быть оказана, а именно - случаи реализации права на защиту в судебном порядке, подобный подход в условиях многоаспектности санкционных вопросов, которые могут выходить за пределы допускаемых разъяснениями Еврокомиссии исключений, вполне вероятно, способен привести к дальнейшему ограничению возможности доступа к юридической помощи российским лицам на территории Европейского союза вплоть до его полного запрета. По своей сути, европейскими властями тем самым вводится ограничение прав по критерию юрисдикции, что можно рассматривать в качестве проявления своего рода «юридического национализма».

При этом подобный процесс, в том числе в отношении физических лиц, прослеживается уже сейчас. Не только российские компании, но наши граждане продолжают сталкиваться с существенными проблемами при получении юридической помощи в Европе. Реагируя на подобную ситуацию, со стороны Федеральной палаты адвокатов 20 декабря 2022 года было направлено письмо президенту Совета адвокатских палат и юридических обществ Европы Джеймсу МакГиллу, в котором его внимание было обращено на многочисленные случаи отказов в юридической помощи россиянам со стороны европейских адвокатов.

Одной из неотъемлемых характеристик юридической помощи как института является ее эффективность и своевременность. Реализация подобного подхода, когда возможность ее получения является допустимой только в том случае, когда конкретная правовая ситуация может быть разрешена для определенной категории субъектов только посредством обращения к судебным механизмам, объективно вступает в противоречие с основополагающим для как для российского, так и европейского правопорядка принципом верховенства права и является ни чем иным, как необоснованной правовой дискриминацией по национальному принципу.